20idei_media20
    25.02.2011 00:00
    Рубрика:

    Валерий Выжутович: Любые меры борьбы с чиновничьим мздоимством - не панацея

    Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки к Уголовному кодексу и Кодексу об административных правонарушениях. Глава государства предлагает многократно увеличить штрафы и сроки тюремного заключения за коммерческий подкуп, получение и дачу взятки. Согласно законопроекту, "размер штрафа, исчисляемого исходя из кратной суммы коммерческого подкупа или взятки, устанавливается в размере до 100-кратной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не может быть более 500 млн руб.". Например, за взятку, не превышающую 25 тысяч рублей, предусмотрен по максимуму 50-кратный штраф. За получение крупной взятки (от 150 тысяч рублей до 1 миллиона) будет взиматься сумма от 40 до 70 раз большая. Штрафы за коммерческий подкуп поднимутся до 10-50 подкупных сумм. Соответственно, увеличатся и тюремные сроки.

    Борьбу с коррупцией как приоритетную задачу президент Дмитрий Медведев провозгласил с первых же дней после вступления в должность. Назвав коррупцию "системной проблемой", он призвал "противопоставить ей системный ответ". Частью этого "системного ответа" стал установленный президентом порядок, обязывающий госчиновников ежегодно отчитываться о доходах. Но установлен контроль лишь над доходами. А контроль над расходами, как это заведено, например, в США, Финляндии и даже в Мексике? Публикация деклараций о доходах высоких должностных лиц имеет смысл лишь тогда, когда контролируются и расходы, а обнаруженные несоответствия становятся достоянием гласности и как минимум требуют объяснений.

    Впрочем, вот любопытная вещь: большинство граждан не проявляет интереса к материальному положению больших начальников. Считать деньги в их карманах - казалось, нет для российского обывателя удовольствия слаще. Вроде так и должно быть: чем выше неуклонно растущее благосостояние правящего сословия, тем острее внимание масс к имуществу и доходам славных его представителей. Ан нет, тут зависимость получилась обратная. И, мне кажется, вот почему: материальный достаток важных персон таков, что просто не укладывается в голове российского обывателя. Поэтому даже зависти не возбуждает. Жгучий вопрос "сколько он получает?" не вызывает былых разнотолков ввиду отсутствия хоть какой-нибудь цифровой опоры для них.

    Да, болезненный интерес рядовых граждан к доходам государственных лиц оказался мифом. Что это лишь миф и не более, подтвердили исследования, проведенные Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Лишь 13 процентов опрошенных сообщили, что ознакомились с "некоторыми декларациями" о доходах.

    Почему же многие даже не захотели узнать, сколько за год заработал тот или иной министр или глава региона? Первая причина - "отсутствие интереса к чужим доходам" (34 процентов). Вторая - априорное недоверие к предоставленной информации (29 процентов). Те же, кто прочитал декларации, оценили их содержание двояко. Абсолютное большинство опрошенных (70 процентов) не доверяют опубликованным данным. Лишь 17 процентов респондентов отнеслись к ним с доверием.

    "Ничего удивительного в этом нет, - считает глава ВЦИОМ Валерий Федоров. - В обществе сложилась презумпция виновности чиновников". А как ей было не сложиться, если коррупцией в России пронизана вся жизнь. Озверевшие от поборов граждане в своих настроениях дошли до края. По опросам ВЦИОМ, каждый третий россиянин требует введения смертной казни за коррупцию и экономические преступления. Почти 40 процентов опрошенных настаивают на радикальной чистке и сокращении госаппарата. И столько же респондентов предлагают сделать нормой конфискацию имущества не только коррупционеров, но и членов их семей. Сообщения о том, что мэр такого-то города пошел под суд за взятки, народ воспринимает с мстительным удовлетворением. Как показывают опросы, жители многих регионов желают такой же участи и своим руководителям.

    А отсутствие интереса к доходам чиновников - знак зафиксированной опросами общественной апатии, и только. Сама потребность общества в такой информации этим не отменяется. Недаром 57 процентов респондентов, даже не очень доверяя опубликованным данным, на вопрос, надо ли дальше их публиковать, твердо ответили: надо! То есть более половины населения надеется (мы пока не знаем, напрасно или нет), что открытый доступ к сведениям, доселе недоступным для широкого обозрения, кого-то из коррупционной братии хоть чуточку приструнит, кому-то убавит прыти.

    Между тем рыночная эпоха приумножила ресурсы власти. Она, например, открыла чиновнику хотя и нелегальную, но практическую возможность совмещать госслужбу с коммерческой деятельностью. Но если чиновник определяет правила игры на рынке и нередко выступает на этом же рынке самостоятельным игроком, то коррупция непобедима.

    Любые меры борьбы с чиновничьим мздоимством - не панацея. Президентские предложения тоже восприняты неоднозначно. Кто-то считает, что кратные штрафы эффективнее, нежели конфискация нажитого коррупционным путем имущества. Кто-то, напротив, сомневается в их эффективности, полагая, что размеры взяток таким образом только возрастут: чем выше риск, тем выше плата за него.

    Есть и такое соображение: под каток жестких штрафов попадут не высокопоставленные чиновники (их, как всегда, не тронут), а мелкие служащие, инспекторы ГИБДД, учителя, врачи... Массовая коррупция - именно в этой среде. Особенно в провинции. Там - корневая система поборов, откатов, мздоимства. В Москве же - скорее, верхушка. Но чем ближе к столице, тем чаще приходится давать взятки. По данным Левада-Центра, 83 процента сибиряков никогда не раскошеливались на мзду. На Урале таковых оказалось 72 процента. В Поволжье - менее 68 процентов. А в Москве взятки дает каждый второй. Средний размер подношений составляет 5 тысяч рублей. Максимальная взятка, которую давали опрошенные, - 75 тысяч. Минимальная - 20 рублей. По данным Верховного суда, самым распространенным размером взятки в 2010 году была сумма от 500 рублей до 10 тысяч. Многократный штраф за такую взятку мало кого напугает.

    Отдельный сюжет - подарки чиновникам. Материальные знаки внимания государственным служащим с недавних пор регламентированы. Все "протокольные" подарки, стоимость которых превышает 3 тысячи рублей, признаны недопустимыми. На умеренность принимающей подношения стороны, выходит, никто не надеется. Нет упований и на умение должностного лица самостоятельно определять, связан ли подарок с его служебной деятельностью.

    Теперь вот обсуждается проект Кодекса этики и служебного поведения госслужащего. Чиновнику предписывается "исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей". Но пока не подвергнутся усекновению сами функции, с которых кормится бесчисленная армия "разрешателей" и "запретителей", до тех пор коррупционно опасные ситуации будут воспроизводиться автоматически, а не из-за отсутствия писаных для чиновничества законов.