Новости

28.02.2011 00:49
Рубрика: Экономика

Выйти навстречу

Единый налог на недвижимость станет "испытательным полигоном" защиты частной собственности
Текст: Игорь Юргенс (председатель правления Института современного развития)

Глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин в конце прошлой недели доложил президенту, что уже готова концепция начисления единого налога на недвижимость, который соединит в себе налог на землю и на имущество, не по данным БТИ, а по рыночной стоимости. Планируется, что это произойдет с 2013 года. Новый налог, хочу подчеркнуть, исключительно важен не только для наполнения бюджета.

Кризис заметно обострил конкуренцию. Восстановление экономики уже разделило падающие и растущие российские компании примерно поровну. Самое время переходить к модернизации экономики. Но прими мы даже суперпрограмму, все выверив и предусмотрев, ни на шаг не продвинемся, если общество, люди, останутся глухи и пассивны к тем новым возможностям, которые она откроет для них.

За два десятилетия рыночных преобразований в России уже укоренился критерий оценки перемен и устойчивого к ним личного отношения. Это повышение благосостояния, которое выражается в улучшении материального и имущественного положения людей.

Казалось бы, здесь нет никаких проблем: динамика реальных доходов населения в "нулевые" годы убедительное тому доказательство. А их спад и торможение в кризис и по выходу из него - неприятный "форс мажор", не более того. Пенсии повышаются, да и доходы бюджетников защищены.

Однако ориентир только на эти показатели весьма обманчив, поскольку не показывает эффективность сложившихся институтов.

Тем временем малое предпринимательство на грани занесения в Красную книгу, число частных инвесторов финансового рынка едва дотягивает до миллиона человек, а частная собственность граждан хорошо реализуется в плане их обязанностей, но заметно хуже и эфемернее по части прав.

Последнее особо удручает, ибо именно частная собственность, ее укрепление и защищенность в рыночном экономическом порядке выступают универсальной мерой благополучия и отдельных граждан, и общества в целом, и его среднего класса. Бесспорно, полнота реализации частной собственности - это своего рода функция от уровня зрелости конкурентной среды, комфортности делового климата и регулятивных действий государства. Но не менее очевидно здесь и практическое отсутствие инструментов прямого действия. То есть нет политики собственности, которая давно уже присутствует в институциональном арсенале развитых экономик.

Ситуация отчасти напоминает коллизии с нормами конституционного права, которые порой с немалым трудом, "обдирая бока", пробиваются в реальную жизнь сквозь толщу действующего законодательства. Вот и для частной собственности правовое оформление предстоит основательно достраивать, а многие "правила игры" или вовсе создавать заново, или основательно корректировать, вытаскивая на "свет божий" их первоначальный замысел, в том числе для развития трудовой и предпринимательской активности. Именно это и должно стать, на мой взгляд, содержанием политики укрепления собственности.

Определенные заделы уже есть. В сфере защиты вкладов действует система их страхования. Разрабатываются меры, стимулирующие трансформацию сбережений граждан в инвестиции на финансовом рынке: от льгот по обложению доходов до создания профучастниками страховых фондов. Уже признана необходимость права собственности граждан на их средства в накопительной части пенсионной системы. Еще больше резервов в перезагрузке поддержки малого и среднего бизнеса в предстоящем введении единого налога на недвижимость. Последнее заслуживает особого внимания, поскольку, по сути, может стать "испытательным полигоном" для технологий укрепления и защиты частной собственности граждан.

Идее облагать налогом единые имущественные комплексы граждан (то есть землю и здания, сооружения, на ней находящиеся) по ставке, рассчитанной от рыночной цены недвижимости, пошел уже седьмой год. Концептуальные разработки взяли старт еще в 2004-м. Сроки же "запуска" неоднократно переносились - с 2008 года на 2010-й, затем на 2011-й, теперь уже на 2013 год. Основной причиной тому было отсутствие реестров объектов недвижимости (земельных участков и строений на них) и собственников-владельцев этих объектов. Правовая база для создания такого учета была подведена почти три года назад - с 1 марта 2008 года вступил в силу Закон "О государственном кадастре недвижимости". Однако "список" по-прежнему не полон. В него не занесена и часть ранее зарегистрированных прав граждан, и часть строений, возведенных на уже учтенных земельных участках. Частично это связано с нежеланием владельцев строений нести издержки по оформлению прав собственности и уплате налогов, частично (и, скорее всего, в большей степени) с незавершенностью процесса постановки на кадастровый учет ранее учтенных зданий, сооружений и земельных участков. По оценке минэкономразвития, вне кадастра находится около 30 процентов недвижимости, при том, что в архивах организаций технического учета уже содержатся сведения примерно о 70 миллионах объектов, еще не поставленных на учет в Росреестре. Эксперты полагают, что процент неучтенных строений по стране намного выше.

Понятно, что без общероссийской инвентаризации этой неоформленной и незарегистрированной собственности не обойтись. Решения, какие органы и какого уровня власти будут это делать, пока нет. Есть, правда, предложение наделить муниципальные земельные инспекции полномочиями для выявления "неучтенки" в кадастре недвижимости. Далее должна быть произведена упрощенная оценка строения, его стоимость включается в кадастровую стоимость участка и собственник начинает платить повышенный земельный налог.

В целом логика такого подхода понятна и, в принципе, вполне оправдана. С одной стороны, это позволит увеличить пополнение местных бюджетов. В то же время воплощается в жизнь принцип равенства всех перед законом. Таким образом, налоговая система становится инструментом, стимулирующим граждан к оформлению своих прав собственности, а государство - к защите их частной собственности, ведь трудно защитить то, что юридически не существует.

Между тем практическая подготовка к введению налога продолжает сильно пробуксовывать. Причины тому прозаичны: нерешенность вопроса об источниках финансирования работ по инвентаризации неучтенной недвижимости, отсутствие ясности по поводу организации контроля за ходом этого процесса. Наконец, слабая заинтересованность местных чиновников в оформлении законных прав граждан, особенно когда территории попадают в сферу интересов коммерческой застройки, а волокита, как известно, лишь умножает будущую коррупционную ренту.

За 11 месяцев 2010 года налог на землю в доходах муниципалитетов составил 8 процентов - 67,1 миллиарда рублей. А налог на имущество граждан - 7,2 миллиарда, то есть менее одного процента. Тогда как, например, в странах Евросоюза налог на недвижимость составляет основу муниципальных бюджетов и является мощным рычагом инфраструктурного развития, обеспечивая надежный и постоянный денежный поток, позволяющий привлекать инвестиции и кредиты. Кроме того, понятные и прогнозируемые налоговые поступления гарантируют покрытие основного долга и процентов по ценным бумагам местных органов власти. В России же развитие территорий пока практически идет вне контекста финансового рынка.

Планируемое в 2013 году введение единого налога на недвижимость, рассчитываемого от рыночной цены, несомненно, должно способствовать развитию регионов. Однако для тиражирования международной практики в России помимо работоспособной модели массовой оценки (алгоритм которой, кстати, все еще под вопросом) нужны эффективная система защиты собственности (законодательная база, система досудебных апелляционных инстанций, судов), а также адекватные уровню жизни различных групп населения ставки самого налога.

Ясности здесь пока немного. Есть предложение установить необлагаемый минимум в 55 кв. метров жилой площади. Есть и другие варианты - не облагать 200 кв. метров по схеме "квартира + дача" или любую жилую площадь стоимостью до 3 миллионов рублей. Вопрос же, на наш взгляд, принципиален. И даже не столько для последующего пополнения муниципальных бюджетов, сколько для выстраивания прозрачных отношений между гражданами, государством и органами местного самоуправления. Широкая общественная дискуссия здесь не просто целесообразна, она необходима.

Также должны быть прояснены и понятны принципы налогообложения имущества общего пользования в многоквартирных домах - подъезды, чердаки, подвалы, земля под застройкой и прочее. Это касается садоводческих и дачных поселений. Речь идет о проездах, детских и спортивных площадках, внутренних электросетях, скважинах и водопроводе, санитарных зонах. Напомним, в многоквартирных домах, там, где образованы товарищества собственников жилья (ТСЖ), по закону, все это должно находиться в долевой собственности владельцев квартир. Причем чем больше площадь квартиры, тем больше доля его владельца в общей собственности. В жилищных кооперативах - в собственности юридического лица - кооператива. Подчеркну, что эти юрлица (кооперативы, некоммерческие партнерства) существуют только на взносы своих членов - владельцев квартир, дач. То есть весь налог будет оплачиваться из кармана граждан. По какой ставке, исходя из какой оценки?

В товариществах, особенно дачных, все еще сложнее. По закону, имущество, созданное на целевые взносы членов товариществ, является их совместной собственностью. Однако Росреестр регистрирует ее только на юрлицо. И все эти проблемы усугубились осенью 2006 года после вступления в силу закона о так называемой "дачной амнистии". В большинстве случаев объекты инфраструктуры не оформлены в собственность, причем не из-за нежелания людей, а из-за невозможности это осуществить на практике.

История единого налога на недвижимость уже показала, что его смысл куда более глубок, чем просто очередная мера, направленная на балансирование бюджета. Это как раз тот случай, когда Париж стоит мессы. У собственника иное инвестиционное и потребительское поведение, иное отношение к собственным деньгам. Здесь возникает, может быть, даже и более важный эффект консолидации "местных сообществ", прорастание тех самых "корней травы", без которых нет гражданского общества. К тому же обладание налогооблагаемой собственностью - один из важнейших признаков принадлежности к среднему классу, а стало быть, и мотив соответствующей самоидентификации граждан.

Получается, что единый налог на недвижимость - это не только один из признаков посткризисной экономической модели, но своего рода нить Ариадны для выхода в новую социальную реальность. Обрывать эту нить очередным переносом сроков за пределы уже 2015 года (такое предложение было), на мой взгляд, недальновидно. Укрепление мотивации граждан и их доверия к переменам стоит труда по прояснению деталей введения нового налога.

Политика собственности должна стать и составной частью поддержки малого и среднего бизнеса. Коль скоро правительство намерено добиваться, чтобы в этом секторе экономики через 10 лет было занято до половины трудоспособного населения страны, то логично ожидать и выстраивание системы действий, направленных на защиту прав на финансовые и имущественные результаты их деятельности.

Это тем более актуально в свете как уже принятых, так и планируемых государственных решений. Фискальные льготы малому и среднему предпринимательству по уплате страховых платежей в ближайшие два года составят 170 миллиардов рублей. Прорабатывается вопрос об увеличении верхнего порога объема оборота для перехода на упрощенную систему налогообложения до 100 миллионов рублей. От налога на прибыль будут освобождены некоммерческие и коммерческие структуры в сфере здравоохранения и образования. Следующий шаг - кардинальное расширение сферы применения патента, когда предприниматель уплачивает фиксированную сумму и может заниматься своим делом при минимуме отчетности. С этого года плату за присоединение к энергоснабжению и инженерным коммуникациям запрещается включать в расходы уже существующих сетей. Более чем вдвое сокращается перечень товаров и услуг, подлежащих обязательной сертификации. Кроме того, правительство планирует расширить доступ малого и среднего бизнеса к новым госзакупкам и кредитным ресурсам за счет микрофинансирования, региональных гарантийных фондов, увеличения до 250 миллиардов рублей к 2015 году финансовой поддержки со стороны ВЭБа.

Впрочем, есть у этой медали и оборотная сторона: в 2010 году объем коррупционной ренты, собираемой с малого и среднего бизнеса, по данным правительства, достиг рубежа в триллион рублей. Размеры многообразных поборов растут вместе с величиной господдержки. И это тоже факт новой жизни. Поэтому необходимо дополнить законодательные нормы, ориентированные на борьбу с коррупцией. Посягательства в отношении малого и среднего бизнеса должны рассматриваться как отягчающие обстоятельства.

Все это и есть политика собственности, без которой правильные и грандиозные планы власти не станут нашим общим делом. Кто же тогда их будет выполнять?

Экономика Финансы Налоги Налог на недвижимость Колонка Игоря Юргенса