28.02.2011 16:22
    Рубрика:

    Идея создания археологического парка на Охте поддержки у профессионалов не находит

    Музеефицировать остатки шведских крепостей, обнаруженные на Охте, невозможно. С этим выводом соглашаются все больше специалистов, отмечающих как  техническую сложность осуществления подобной задачи, так и бессмысленность проведения такого дорогостоящего эксперимента.

    Практическую невозможность сохранения выявленных объектов культурного наследия на месте раскопок в свое время признал Экспертный совет археологической секции при Росохранкультуре. С ним оказались солидарны ученые Института археологии РАН и независимые специалисты. Разумеется, их мнение ни в коем случае не умаляет значимости проведённой археологами работы или ценности полученных результатов. Раскопки на Охтинском мысу дали важнейшую информацию об этой территории в различные исторические периоды: от неолита до средневековья. Тем не менее, эксперты сомневаются в целесообразности создания отдельного музея именно на месте самих раскопок. Фактически, открытый археологический памятник уже частично разрушен в ходе исследования более ранних слоёв. "Чисто археологический объект там уже не существует, потому что он раскопан. Археологи, когда что-то раскапывают, они одновременно с этим и уничтожают", - говорит заместитель директора Института археологии РАН Пётр Гайдуков.

    Другие ученые обращают внимание, что попытки сохранить обнаруженные останки под открытым небом приведут к их гибели через один-два года. По мнению старшего научного сотрудника Института археологии РАН Николая Кренке, сохранить им можно только в специальных условиях: "У нас же не Греция, где Парфенон стоял и будет стоять", - резонно замечает ученый. По его мнению, даже простое повторение контуров древних рвов и стен - достаточно сложная работа, которая потребует дополнительных исследований.

    Петербургские эксперты по музейному делу также подчёркивают утопичность существующих ныне планов создания археологического парка на Охте. "Теперь будет стоять яма, как у Московского вокзала, потихоньку заливаться водой, и то, что там археологи накопали, конечно, уйдёт под воду: снег, дождь и тому подобное", - говорит директор Музея городской скульптуры Владимир Тимофеев, который также уверен, что создать музей под открытым небом в нашем климате нереально.

    В качестве альтернативного решения вопроса специалисты предлагают перенести транспортабельные находки в другое место и показывать их в петербургских музеях. "У нас есть Музей истории Санкт-Петербурга и, может быть, переноса каких-то находок, которые там есть, было бы даже и достаточно, - считает директор Государственного мемориального музея А.В.Суворова Александр Кузьмин. - Нельзя же перерыть весь город для создания музея под открытым небом". Аналогичной позиции придерживается и директор Русского музея Владимир Гусев. "Петербург в принципе стоит на богатых культурных слоях. Вряд ли нужно сохранять любые раскопки, которые сопровождают каждую стройку. Это должен быть совершенно уникальный, интересный культурный объект, тогда есть смысл его музеефицировать", - говорит он.

    Кроме чисто практических проблем сохранения остатков крепостей на Охтинском мысу под открытым небом авторы проектов археологического музея неминуемо столкнутся ещё как минимум с двумя трудностями. Кто будет финансировать новый музей и кто туда пойдёт - вот вопросы, которые им задают профессионалы. Известно, что сейчас приток посетителей даже в самые известные музеи сокращается. "В нашем городе и так довольно много музеев. Не знаю, заинтересует ли такой музей посетителей", - сомневается Владимир Тимофеев.

    Финансирование предполагаемого проекта - тоже больной вопрос. Помощи от города ждать не приходится, а спонсоры едва ли согласятся финансировать подобное строительство: археологические музеи во всём мире убыточны. Кроме того, не стоит забывать о необходимости выкупить участок у инвестора. По словам директора государственного музея-памятника "Исаакиевский собор" Николая Бурова, "если бы инициаторы музея говорили, что они уже нашли рубль, давайте его прибавим к другому рублю, тогда можно было бы что-то сделать" - любой энтузиазм хорош, если он подкреплен здравым смыслом, уверен он.