20idei_media20
    01.03.2011 00:33

    Минюст расширяет гражданский контроль в местах лишения свободы

    Вчера министр юстиции России Александр Коновалов сообщил, какие шаги планируется сделать, чтобы места лишения свободы стали максимально раскрыты для общественного контроля.

    Сейчас ведомство обсуждает весьма смелые идеи на этот счет. Например, есть мысль повысить полномочия общественных наблюдательных комиссий. Возможно, правозащитники смогут обсуждать кандидатов на условно-досрочное освобождение, а также беспрепятственно (но в разумных пределах) посещать казенные дома. А тюремное ведомство, не исключено, начнет привлекать сторонние организации для каких-то работ в местах не столь отдаленных.

    Такие проекты обсуждались вчера на итоговой коллегии министерства юстиции. Естественно, тюремный вопрос был далеко не единственным в повестке. Вряд ли надо напоминать, какие масштабные задачи решает ведомство: правовой мониторинг, реформа нотариата и адвокатуры, развитие службы судебных приставов и многое другое. Но так получилось, что тюремная реформа сегодня для общества - одна из самых громких новостей.

    Как сообщил на коллегии первый заместитель Генерального прокурора Александр Буксман, за год за решеткой скончалось более 4400 человек. Это значит, что каждый день в местах не столь отдаленных умирает более десяти арестантов. Так что смерти, вызвавшие огромный общественный резонанс, в каком-то смысле были лишь вершиной айсберга.

    Впрочем, как заявил накануне директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, смертность в местах лишения свободы составляет менее одного процента от числа лиц, поставленных на учет в лечебных подразделениях.

    - Этот показатель в 5,3 раза ниже, чем показатель уровня смертности, состоящих на учетах в различных медицинских учреждениях в среднем по России, - заявил Александр Реймер.

    По словам представителей тюремного ведомства, проблема в том, что за решеткой очень часто оказываются люди с тяжелыми болезнями. Более 410 тысяч подозреваемых, обвиняемых и осужденных в казенных домах страдают социально значимыми заболеваниями: туберкулез, ВИЧ, психические растройства и т.п.

    Однако и тюремная медицина далека от идеала, и это мягко сказано. Поэтому сейчас разрабатывается реформа тюремной медицины. Пока есть два предложения, причем одно не исключает другое. Первое: вывести тюремных врачей из подчинения местных граждан начальников. Предполагается, что это поможет медикам в погонах стать более независимыми. Другая идея: поручить лечение арестантов гражданским медикам. Сейчас этот вопрос прорабатывается в межведомственной группе, куда входят и представители минздравсоцразвития.

    - Надеюсь, уже в этом году гражданские медики будут подключаться к лечению людей как минимум в следственных изоляторах, поскольку они еще не осуждены, и как максимум к лечению и медицинскому сопровождению людей, которые находятся в местах лишения свободы, - сказал Александр Коновалов.

    При этом, по его словам, полностью передать медицинское обсуживание арестантов на аутсорсинг гражданским врачам невозможно. Многие колонии находятся далеко от центров цивилизации, и гражданских больниц там нет, а разворачивать медицинскую инфраструктуру с нуля вряд ли получится. Это дорого и непросто. К тому же надо учитывать особенности пациентов. Как полагают в тюремном ведомстве, не всякий гражданский врач готов к работе с такими больными.

    В целом же гражданское общество должно получить более широкий доступ в места не столь отдаленные для контроля. Минюст поручил тюремному ведомству проработать вопрос, какие функции можно бы передать на так называемый аутсорсинг гражданским структурам. Сейчас подобная процедура активно внедряется, например, в армии. Как сообщают в военном ведомстве, солдаты уже не чистят картошку, за них это делают работники специально нанятых гражданских фирм. Также гражданские конторы, судя по официальным данным, в некоторых частях занимаются уборкой. А что можно было бы поручить сторонним организациям в тюрьме? Вопрос прорабатывается. Как считают в минюсте, аутсорсинг тоже может стать одной из форм гражданского контроля. Ведь сотрудники таких организаций волей-неволей будут видеть, как обстоят дела за решеткой на самом деле.

    А общественные комиссии планируется привлекать к процедуре условно-досрочного освобождение. Соответствующее решение принимает суд. Но ведь кто-то же должен подготовить документы, рассказать суду, как человек ведет себя за решеткой, может быть, поделиться соображениями, стоит отпускать его или нет. Не исключено, что этим смогут заниматься и представители гражданского общества. Есть надежда, что они будут более объективны и, что важно, честны.