Новости

04.03.2011 00:54
Рубрика: Экономика

Уполномоченный по страху

Создается правовой институт, который будет помогать водителям при страховых случаях

Создается правовой институт, который будет помогать водителям при страховых случаях

Страховщики для решения своих конфликтов с населением готовы ввести новый аппарат: страхового омбудсмена.

Во Всероссийском союзе страховщиков уже создана рабочая группа по подготовке соответствующего законопроекта. Идея состоит в том, чтобы передать решение недорогих конфликтов специально обученному человеку.

Он должен быть независим от страховщиков и от страхователей, но обладать при этом очень широкими полномочиями.

В качестве примера работы такого института страховой бизнес приводит опыт Германии. Для этого даже пригласили в Россию немецкого страхового омбудсмена, чтобы он объяснил, что это за должность такая, чем конкретно занимается и на какие деньги живет. У профессора Гюнтера Хирша - он уже в течение четырех лет занимает эту должность - был очень напряженный график в Москве. Встречи с депутатами Госдумы, заместителем председателя Верховного суда России, а также представителями различных министерств и самими страховщиками.

Однако и на долю журналистов перепала толика общения со столь важной персоной. Кстати, до того, как стать страховым омбудсменом, он почти восемь лет был председателем Верховного суда Германии.

Он порекомендовал ввести этот институт в России, но при соблюдении двух обязательных условий, закрепленных на законодательном уровне. Во-первых, в нем должны участвовать все без исключения страховые компании. Во-вторых, омбудсмен должен быть высокой профессиональной квалификации и абсолютно независим.

Так что это такое "страховой омбудсмен" и зачем он нужен?

По словам профессора Хирша, еще десять лет назад репутация страховых компаний в Германии оставляла желать лучшего. Тогда и было решено ввести институт страхового омбудсмена. Этот орган был создан страховой отраслью.

- Асимметрия всегда присутствует в договорах страхования, также как и в кредитных договорах, - говорит Хирш. - Обыкновенному потребителю тяжело отстоять свои права против профессионалов бизнеса. Омбудсмен обеспечивает баланс сил между страховщиком и страхователем, чтобы решать конфликт на равных.

Опыт Германии важен в деталях, поскольку именно на его базе будет создаваться новый правовой институт в России.

Независимость омбудсмена обеспечивает совет, который принимает решения и в том числе назначает главного правозащитника на пять лет. В этот совет входят представители практически всех страховых компаний, представители общественных организаций страхователей (кстати, в России таких нет), представители страхового надзора.

Омбудсмен может рассматривать только жалобы граждан на тех страховщиков, которые входят в совет. Если возникает спор между каким-либо предприятием и страховой компанией, омбудсмен не вмешивается. Это дело суда. Так же, если обращение гражданина затрагивает интересы многих лиц, то это дело тоже не входит в компетенцию омбудсмена и направляется в суд.

Защитник страхователей разбирает дела на сумму не более 100 тысяч евро. При этом решения по претензиям до 10 тысяч евро обязательны для исполнения страховыми компаниями и обжалованию не подлежат. Решения по претензиям, которые превышают 10 тысяч, носят рекомендательный характер. То есть страховая компания может их и проигнорировать. Понятно, что в России суммы будут иными с учетом нашей стоимости страховки.

Омбудсмен рассматривает жалобу в течение четырех месяцев. Это значительно быстрее, чем судебное разбирательство в Германии. А всего в год через его руки проходит 18 тысяч жалоб. Правда, более 90 процентов из них - менее 10 тысяч евро. Такой же акцент - на некрупные страховые случаи, скорее всего, будет в работе страхового омбудсмена и в России.

На вопрос, сколько в процентном соотношении решений выносится в пользу граждан, Хирш ответил: "Около 35 процентов". Но, оказывается, это не значит, что оставшиеся 65 процентов - решения в пользу страховых компаний. Как правило, омбудсмен помогает разрулить конфликт, высказывает свое мнение, и стороны приходят к мировому соглашению.

В штате омбудсмена работают восемнадцать юристов. И только один отвечает за автострахование, включая обязательное страхование ответственности. У нас, скорее всего, большая часть аппарата уполномоченного займется именно водительскими проблемами, поскольку это самый массовый вид страховки.

Приятная особенность нового правового института для водителей состоит еще и в том, что в отличии от судебных разбирательств при обращении к омбудсмену гражданин не платит ни копейки. В чью бы пользу не было вынесено решение, как бы конфликт не закончился, за это обращение платит страховая компания, на которую пожаловались. Платит немного - 100 евро.

Надо сказать, что вообще весь институт содержится на деньги страховых компаний и не получает ни гроша из госбюджета. Все страховщики, входящие в совет, выплачивают некий годовой взнос - процент от объема сборов. Каков этот процент, Хирш не назвал, сославшись на коммерческую тайну. Однако он назвал годовой бюджет омбудсмена - три миллиона евро. Несложно посчитать, что если каждая жалоба обходится в 100 евро, а всего их в год было подано 18 тысяч, то оставшиеся один миллион двести тысяч евро в год - это то, что платят страховщики в качестве взносов. Сумма несильно большая. Тем более если учесть, что в Германии 450 миллионов действующих договоров страхования. То есть на каждого жителя, начиная от младенца и заканчивая глубоким стариком, приходится пять с половиной договоров. В Германии страхование сильно развито.

Вряд ли в обозримом будущем Россия сумеет догнать Германию по этому показателю. Особенно, если обязательные виды страхования будут развиваться также неспешно. Однако уже сейчас необходимо отлаживать институт, который позволит в досудебном порядке решать споры между страховщиками и страхователями.

По сути, пока в России гражданин, сдуру или по необходимости что-либо застраховавший, оказывается один против целой армии подкованных юристов. Причем сейчас никто не спешит прийти ему на помощь. Даже ведомства, казалось бы, для этого предназначенные. Должен же быть кто-то в государстве, кто защитит простого гражданина от изысков страховых компаний.

В Германии, кстати, правительство доверило омбудсмену возможность решать вопросы не только со страховыми компаниями, но и с посредниками.

Кстати, почему немецкие страховщики с радостью пошли на введение такого института? По словам Гюнтера Хирша, 50 процентов аргументов в пользу того, чтобы остаться в страховой компании, играет именно способ решения проблем. Если проблема не решается или решается долго - компания теряет клиента. А расходы на поиск и приобретение нового клиента в разы выше, чем на сохранение старого, даже при условии оплаты услуг страхового омбудсмена.