Новости

10.03.2011 00:48
Рубрика: Экономика

Усеченная пирамида

Саморегулирование позволит сделать кредитные кооперативы более надежным финансовым инструментом

В посткризисный период в УрФО лопнуло несколько кредитных потребительских кооперативов. Насколько можно доверять таким организациям, разбирался корреспондент "РГ".

Рога и копыта

За последние два года в УрФО произошло несколько скандалов, связанных с разорением кредитных потребительских кооперативов. Самый масштабный из них случился в Свердловской области: буквально на днях сотрудниками ГУ МВД России по УрФО и местного УБЭП задержан глава группы компаний "Актив-инвест" Илья Брыляков. Как сообщили в пресс-службе МВД, с 2006 года с помощью подконтрольной организации он привлекал средства населения, обещая доходность от 60 процентов годовых. В качестве инструмента заработка значился валютный рынок "Форекс". Вскоре "Актив-инвест" превратился в целую сеть кредитно-потребительских кооперативов (КПКГ), собирая деньги тем же способом. Однако в июне 2009 года выплаты рядовым членам кооперативов прекратились, а сами кооперативы в целях сокрытия следов преступной деятельности и уничтожения первичных документов реорганизованы и присоединены к номинальной некоммерческой организации, зарегистрированной в Новосибирске. "Актив-инвест" действовал в четырех федеральных округах и девяти регионах России, за это время получив 2,5 миллиарда рублей от 32 тысяч человек. Работающие со следствием эксперты из финансовой среды полагают, что истинный ущерб еще выше. При этом следствие не обнаружило никаких следов использования вкладов для операций на валютном рынке. Проект считают типичной финансовой пирамидой.

Заслуживающий внимания случай произошел и в Челябинской области. Весной прошлого года банкротом был признан известный КПКГ "Женский деловой центр". По сообщениям областной прокуратуры, он объединял 2000 вкладчиков и заемщиков. Вклады принимали на год под 13-60 процентов годовых. Займы выдавали под 60 процентов, ипотечные займы - под 12-24, автокредиты - под 36-39. В период с января 2005 по декабрь 2008-го "неустановленные лица путем обмана совершили ряд хищений денежных средств пайщиков" на общую сумму 46 миллионов рублей. Потерпевшими по делу были признаны около 200 человек. Помимо этого, в 2010 году в Челябинской области велось еще восемь уголовных дел по финансовым пирамидам.

Согласно данным регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам в УрФО, среди выявленных в округе 19 организаций, имеющих признаки финансовых пирамид, - восемь потребительских кооперативов.

Народные кредиты

Однако утверждать, что каждый кооператив - это мошенническая структура, нельзя. В 2009 году вступил в действие Федеральный закон N 190-ФЗ "О кредитной кооперации", определивший правовое поле деятельности таких организаций. По закону, кредитный кооператив не может зарабатывать ни на чем другом, кроме как на привлечении вкладов и выдаче займов пайщикам, а размещать свободные средства может только в банках, кредитных кооперативах второго уровня и в государственных ценных бумагах. Остальные виды деятельности незаконны.

Как отмечает генеральный директор Лиги кредитных союзов Александр Соломкин, кредитный потребительский кооператив - это особая организационно-правовая форма, дающая право оказывать финансовые услуги ограниченному кругу лиц. Пайщики типичного КПКГ - это жители одного города, однако рамки могут быть гораздо уже, вплоть до работников одного предприятия. Один из старейших и самый крупный в России кооператив благополучно работает в Югре, в городе Урай. Существуют специализированные кооперативы для бюджетников. Основа устойчивости таких организаций - высокая степень доверия и понятный механизм распределения средств. Высший орган управления кооператива - собрание пайщиков. При решении вопросов каждый участник, независимо от размера пая, имеет один голос. По мнению руководителя одного из кооперативов Челябинской области Натальи Барановской, из-за небольших издержек на управление кооператив имеет возможность принимать средства от своих пайщиков под более высокий процент, чем это могут позволить себе банковские структуры. Но в "правильных" кооперативах ставки будут выше банковских не более чем в полтора раза.

При этом, отмечает эксперт, в период финансового кризиса кооперативы оказались на стыке противоречивых тенденций. Уменьшение доверия населения к финансовым структурам в целом вызвало отток пайщиков и из кооперативов. Но в то же время крушение ряда банков и их политика сокращения выдачи кредитов привлекли в кооперативы новых клиентов.

Кнут мягковат

С вступлением в силу закона N 190-ФЗ пайщиком кредитного кооператива теперь может стать и юридическое лицо. Кооператоры двояко оценивают эту возможность. С одной стороны, КПКГ уже играют важную роль в микрофинансировании малого бизнеса, которое пока не под силу банкам. С другой, юридические лица, занимающие через кооператив у граждан, рискуют этими средствами. Эксперты финансового рынка отмечают, что сами кооператоры, если они нечистоплотны, могут воспользоваться этим и передать средства пайщиков в качестве займа предприятию, которое, зарабатывая якобы на валютном рынке, ценных бумагах, недвижимости или иными способами, может образовать ту же самую финансовую пирамиду. Таким образом, по мнению профессиональных участников финансового рынка, несмотря на обновленный закон, организационно-правовая форма кредитного потребительского кооператива продолжает оставаться "провокативной".

- Из-за важности кооперативов для населения закон разрешает им работать при весьма мягком регулировании, поскольку усиление контроля приведет к исчезновению такой формы деятельности. Но мягкость закона нередко приводит к тому, что КПКГ используются мошенниками, - констатирует член экспертного совета при РО ФСФР по УрФО Александр Мецгер. У другого представителя совета, Константина Селянина, мнение более жесткое:

- Я не вижу экономического смысла в деятельности кредитных кооперативов. Высокие ставки настораживают: если можно понять человека, который отдает в кооператив средства под 24 процента годовых, то непонятно, кто берет эти средства под 70 процентов. Если этот человек не может позволить себе взять кредит в банке по гораздо более низкой ставке, может быть, ему вообще не стоит занимать? Поэтому на месте регулирующих органов я бы не задумывался, как контролировать кооперативы, - эффективнее было бы просто запретить данную форму. Это решило бы целый комплекс проблем, в том числе лишило финансовые пирамиды их легального статуса - 70-80 процентов из них не смогли бы продолжать свою деятельность. А функции "кассы взаимопомощи" могут взять на себя и банки с их потребительским кредитованием, и сами граждане, одалживая друг другу средства, - считает Селянин.

Дело рук самих занимающих

Тем не менее контроль над кредитными потребительскими кооперативами постепенно усиливается. Согласно тому же закону, с августа 2011 года ни один кооператив не сможет продолжать работу, если не вступит в саморегулируемую организацию. Как отметили в Лиге кредитных союзов, большинство участников рынка готово к саморегулированию, но пока регулятор не создал реестр СРО кредитных кооперативов и, соответственно, не внес в него ни одной саморегулируемой организации. СРО создаются на базе некоммерческих партнерств. Для этого нужно, чтобы в одну структуру объединились не менее 100 небольших кредитных кооперативов или не менее пяти таких, число пайщиков которых превышает 100 тысяч человек. По словам Александра Соломкина, уже есть несколько организаций, претендующих на статус СРО.

Нововведение важно для рынка, поскольку в СРО будут формироваться компенсационные фонды. За счет этих средств планируется погашение долгов перед пайщиками тех кооперативов, которые по какой-либо причине не смогут выполнить свои обязательства (правда, не более пяти процентов фонда на один разорившийся кооператив). По оценке Натальи Барановской, расходы кооперативов на членство в СРО по сравнению с нынешними их тратами на членство в некоммерческих объединениях вырастут в среднем в три раза.

Помимо этого, Минэкономразвития России разработало законопроект о банкротстве кредитных потребительских кооперативов. Кроме введения новых оснований, согласно которым кооперативу следует принимать меры по предупреждению банкротства, а также увеличения ответственности управляющих лиц, законопроект предусматривает повышение степени защиты для пайщиков-граждан. Требования физических лиц-кредиторов кооператива по договорам передачи личных сбережений в размере до 700 тысяч рублей будут подлежать погашению в первую очередь. Только не стоит путать эту инициативу с системой страхования вкладов, которая создана для банков. В данном случае речь идет не о гарантированной государственной ответственности, а о порядке выплат из средств кооператива, которых может и не хватить.

Повышения надежности этого рынка, считают эксперты, следует ожидать к концу лета, когда механизм саморегулирования в кооперативной среде заработает.

Между тем

Профессиональные объединения кредитных кооперативов разработали для населения свод базовых правил: как отличить цивилизованную структуру от мошеннической. Во-первых, кооператив должен не только принимать средства от населения, но и обязательно выдавать займы. Во-вторых, "правильным" кооперативам несвойственна агрессивная реклама: им хватает клиентов в собственной среде, которая и так осведомлена об их деятельности. В-третьих, следует опасаться сетевых структур, действующих в нескольких регионах. Кооператив должен работать там, где он зарегистрирован. Иначе нарушается принцип локальности, да и общие собрания пайщиков вряд ли проводятся.

Экономика УрФО Финансовые пирамиды