Новости

11.03.2011 00:18
Рубрика: Общество

Победить нельзя. Лечить можно

Специалисты ищут наиболее эффективные методы борьбы с заболеваниями крови

"Рекой жизни" именуют кровь. Это она дает жизнь организму. Это без нее жизни нет вовсе. Потому так опасны болезни крови. В их числе множественная миелома - системное заболевание крови. Болезнь коварна и потому, что причины ее не известны, и потому, что может годами никак о себе не заявлять.

Бороться с ней трудно, но необходимо. Об этом наш корреспондент беседует с руководителем гематологической клиники Российского НИИ гематологии и трансфузиологии, главным гематологом Санкт-Петербурга доктором медицинских наук профессором Кудратом Абдулкадыровым.

Российская газета: Кудрат Мугутдинович, вы полвека занимаетесь заболеваниями крови, в том числе ее злокачественными новообразованиями. Написали, кроме чисто научных работ, 16 книг на эту тему. В том числе и о множественной миеломе. Почему сейчас к ней повышенный интерес?

Кудрат Абдулкадыров: Число заболевших миеломой в мире растет, как, впрочем, и других опухолевых болезней. Причины разные и не всегда нам известные. Так, множественная миелома поражает 60-61 процент мужчин.

РГ: Расплачиваются за дурные привычки? За курение, алкоголь, обилие стрессов, неумение вести здоровый образ жизни, а значит - за сниженный иммунитет?

Абдулкадыров: Химическое производство, плохое питание, витаминная недостаточность, радиация, злоупотребление солнечными лучами - все это факторы риска. Но ведь все больше курящих и пьющих дам. У 80-летних миелома чаще, чем у 40-летних? Так ведь это фактор очевидный: чем человек старше, тем меньше у него сил противостоять тому или иному недугу. Тем более злокачественному. Еще есть один фактор риска - безмерное, не предписанное специалистами потребление лекарств. Оно тоже бесследно не проходит. Нигде в мире неизвестны коренные причины развития онкозаболеваний. Потому так сложно с ними вести борьбу.

Миеломная статистика нашей страны - полтора случая на 100 тысяч населения в год. По другим данным, таких случая три. В странах Евросоюза - 5,72 на те же сто тысяч населения. Почему мы выглядим лучше? Трудно сказать. Может, и потому, что выявляем недуг не так активно, как в других странах. Среди всех онкологических заболеваний на миеломную болезнь приходится один процент, десять процентов среди злокачественных образований кроветворной и лимфатической ткани.

РГ: Как болезнь заявляет о себе?

Абдулкадыров: Поражаются кости. Преимущественно плоские и кости позвоночника. Появляются боли, патологические множественные переломы костей. Они становятся похожими на творожную массу. Раньше в таких случаях говорили: мешок кожи с разрушенными костями. Опухолевая ткань разрастается в черепе, ребрах, тазу, в позвоночнике. Помимо костного мозга опухолевые метки могут обнаруживаться в других органах. Из-за разрушения костей в крови увеличивается количество кальция, который откладывается в почках, легких, слизистой желудка. При всем при этом снижается иммунитет, а значит, растет риск возникновения инфекционных болезней.

РГ: Ситуация изменилась к лучшему?

Абдулкадыров: В последние 5-7 лет изменился прогноз. Появились лекарственные средства, которые укрепляют костную ткань, снижают боли. А началось все в 1958 году. Тогда впервые в мире в Советском Союзе отечественный ученый Лазарев создал препарат сарколизин. Позже в мире появились многочисленные аналоги, которые применяются для лечения миеломной болезни.

РГ: Но кроме химиотерапии применяют хирургические и лучевые методы лечения.

Абдулкадыров: Применяют. Когда опухоль локальная, изолированная - в коже, в кости. Тогда ее можно удалить. Потом проводят облучение. Но не случайно название "множественная миеломная болезнь". Множественная. И тут, конечно же, первенствует химиотерапия, гормональные препараты. В последние годы наибольший эффект дают те, которые действуют избирательно, на пораженные клетки. Прежде всего это группа таблетированных иммуномодуляторов, ингибиторов протеосом. Они восстанавливают функции клеток, регулируют их развитие.

РГ: Все чаще сообщения о том, что для лечения миеломной болезни используются стволовые клетки.

Абдулкадыров: И довольно успешно. Однако трансплантация гемопоэтических стволовых клеток не отменяет иные методы лечения. Пересадка имеет и возрастные ограничения - ее можно применять при лечении пациентов до шестидесяти, редко до семидесяти лет. Как это происходит? У пациента во время ремиссии, достигнутой благодаря лекарственной терапии и которая может длиться несколько месяцев, берут его собственные стволовые клетки. Их хранят в специальном биохранилище при температуре до минус 196 градусов. Все это время идет процесс подготовки пациента к трансплантации. Потом ему возвращают его собственные гемопоэтические клетки. Увеличивается продолжительность и качество жизни пациента, возвращается трудоспособность.

РГ: Как вы думаете, возможно искоренение множественной миеломы? Или она навсегда с нами?

Абдулкадыров: По натуре я - оптимист. Иначе не смог бы всю жизнь заниматься тяжелейшими болезнями крови. Но думаю, миеломная болезнь полностью не исчезнет. Однако можно будет ее излечивать.

Общество Здоровье Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Лучшие интервью