Новости

Едва успели отпраздновать начало весны и отметить очередной красный день календаря, как случилась природная катастрофа в Японии, детонировавшая взрыв "мирного атома". Последствия - в тумане, но ТВ не подвело; оно - на уровне и на высоте.

Далекое близко. И наоборот

Особенно в самой Японии, как я понял, сидя в Москве. Там оно информировало, ориентировало, координировало... Оно исполняло ту же работу, что и морская вода, которой заливают перегревающиеся реакторы, чтобы не дать им взорваться изнутри. ТВ как могло, успокаивало перегретые страхи граждан Японии. Как могло, снижало уровень паники.

Наше ТВ поначалу замешкалось. Думаю, на рефлекторном уровне - случилось, все-таки, что-то чрезвычайное. К тому же - отдаленное. Конечно, Токио - далеко от Москвы, но не от Владивостока, который, как известно, "нашенский". Потом телеканалы разом очнулись: поднялся вал устной информации о жертвах, о разрушениях для... размышления, и цунами телекартинок, запечатлевших ужасы бедствия для... наслаждения.

Вспомнилось свидетельство женщины, пострадавшей от теракта в Шереметьево. Прошу, рассказывала она, человека помочь мне, а он, сфотографировав меня, поспешил запечатлеть на свой мобильный другие тела. Так ведь и спрос на мобильные картинки был огромным. Его дружно удовлетворяли телеканалы и Интернет.

Ужасы, наблюдаемые со стороны и издали, - увы, зрелище. Увы, эффектное.

Так воспринималось 11 сентября. Как в кино - зрелищный интерес бежит впереди гуманитарного. Спасибо за это ТВ.

Тотальная визуализация нашей жизни, увы, даром не прошла для массового человека. Она, я думаю, поспособствовала вымыванию из человека сострадательных рефлексов и развила в нем до уровня инстинкта страсть к стороннему наблюдению. Вот все прохожие и хватаются за мобильники, если что...

Массовое ТВ этим пользуется и извлекает максимальную прибыль. Кадры с запечатленным стихийным бедствием после трагического события повторяются с нарастающей прогрессией до того момента, пока не набивают оскомины.

Так было с "картинками" горящих в Нью-Йорке башен-близнецов, из окон которых падали маленькие фигурки человечков.

Так будет с кадрами накатившего на Японию цунами.

Кадры эти уже образовали эффектные видеоряды для итоговых информационно-аналитических ток-шоу - "Воскресное время, "Вести недели", "Центральное телевидение", в "Центре событий" и т.д. И это еще не вечер, поскольку сохраняется угроза, что управляемая цепная ядерная реакция может стать неуправляемой, неконтролируемой, которая, в свою очередь, станет хлебом для ненасытной и все более неуправляемой видеокоммуникации.

Бабье лето в начале весны

Ну, а этим трагическим событиям предшествовала теленеделя приятной расслабухи. ТВ по случаю 8 Марта страстно любило, уважало и обожало прекрасную половину человечества. Оно приготовило ей несколько подарков.

Первый с утра одарил своих телезрителей премьерным показом цветной версии "Весны на Заречной улице". Мне в принципе цепная реакция по раскрашиванию черно-белых не по душе. Плохое кино цвет не делает лучше. Хорошее - от раскраски что-то неизбежно теряет.

"Весна на Заречной улице" потеряла обаяние наивности, а вместе с ней и существенную толику историчности. Говорят, что раскраска делает старое кино более современным, хотя бы по части своей наружности. А по-моему, как раз наоборот подчеркивает его архаичность.

Цвет для черно-белого фильма - это как пластика для стареющей актрисы. Или как офицерская шинель для юнкера Грушницкого. В серой солдатской шинели молодой человек будил воображение княжны Мэри, а приобретя более статусную униформу, вызвал ее охлаждение. Грушницкий не поверил Печорину и поспешил переодеться, едва получил на это право. Не понимают этого и мастера лакокрасочных покрытий старых фильмов.

8 марта сказочная ложь нам больше по душе, нежели правдивая сказка

В те же дни прошел фильм "Римские каникулы". Я не знаю, успели ли мастера Голливуда расцветить эту картину, частую спутницу женских праздников, но показали ее в черно-белом варианте. И за это отдельное спасибо каналу. Покрась ее, и значительная мера сказочности сюжета, как это ни парадоксально, улетучилась бы. Для кого-то и даже для многих - незаметно. Но ведь старая добрая картина - живое, самоценное существо, достоинство которого надо уважать.

...Если принцесса Анна (Одри Хепберн) редко пропускает на нашем ТВ женский праздник, то проститутка Вивьен (Джулия Робертс) из фильма "Красотка" вообще его не пропускает.

У каждого нашего большого праздника есть свои колокола и отметины.

К Новому году навеки вечные прилипла "Ирония судьбы".

Ко Дню защитника отечества - "Офицеры".

Ну, а 8 Марта - не 8 Марта без "Красотки". Хотя, казалось бы, с какой стати: падшая женщина приворожила крупного бизнесмена.

Так и в нашем кино найдется нечто подобное. Можно вспомнить "Интердевочку". Правда, финал там не слишком праздничный. Так вспомним "Воскресение" с более жизнеутверждающим финалом - и роман, и его экранизацию.

Кстати, если посмотреть да посравнить сюжетные схемы "Воскресения" и "Красотки", то десять различий найти будет очень трудно.Там - граф, здесь - магнат. Там и здесь - невиноватые проститутки, которые возвышают своих уставших от меркантильных забот мужчин, нравственно очищают их. Там и здесь - вульгарная проза жизни, над которой возвышаются герои и героини.

"Красотка" практически - калька с толстовского романа, но, разумеется, адаптированная к миру цивилизованной буржуазности.

Что-то тем не менее делает эту историю заманчивой для зрительского смакования в день, когда положено снова и снова воспевать славу нашим женщинам.

Это "что-то" - смакование реванша ущемленной и уязвленной в своем достоинстве женщины. Потому и можно много раз пересматривать бесхитростную сцену шопинга Вивьен. А сцену одухотворения Вивьен в оперном театре на спектакле "Травиата" хочется пропустить.

У Толстого за сердце берет другая сцена.

Это когда беременная Катюша Маслова видит через окно остановившегося поезда молодого графа, играющего в карты и пьющего вино.

Этот фильм не показали на праздники. И правильно сделали.

Чего рвать душу в такой день сценами унижения женского достоинства. В такой день сказочная ложь нам больше по душе, нежели правдивая сказка.

По нечаянному совпадению (а что может быть закономернее оного?) в этот день нам рассказали о судьбе исполнительницы роли Катюши Масловой Тамары Семиной.

Рассказал Сергей Майоров в рамках стартовавшего проекта "Бабье лето" на "Домашнем" канале.

Меня, признаюсь, в свое время не очень тронул и увлек фильм Михаила Швейцера. Но судьба и перипетии актерской и человеческой жизни Тамары Семиной по-настоящему задели. В актрисе дорого и живо то, что является самым дорогим, чувство человеческого достоинства.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым