Новости

15.03.2011 00:24
Рубрика: Экономика

Один двоих кормит

Большинство работников имеют неэффективную работу и такую же зарплату

Министерство здравоохранения и социального развития неплохо справилось с антикризисными программами на рынке труда. Да, были очень трудные ситуации (например, Пикалево, Тольятти), тем не менее удалось избежать массовых увольнений и связанных с этим серьезных социальных потрясений. В результате принятых мер безработица в России во время кризиса оказалась значительно ниже, чем первоначально ожидалось.

Такую оценку своему ведомству дал заместитель министра труда и социального развития Максим Топилин на заседании экспертного совета в Высшей школе экономики. Тем не менее замминистра не стал утверждать, что на рынке труда у нас все благополучно. Наоборот, он признал, что ясной государственной политики в этой сфере, увы, до сих пор нет. А есть системные проблемы, которые с каждым годом только усугубляются.

Проблема номер один - неформальная занятость, то есть трудовые отношения, не формализованные договором. В таких отношениях работник абсолютно бесправен. Пока, признается Топилин, нет четкого понимания ни масштабов явления, ни того, хорошо это или плохо. Сейчас минздравсоцразвития вместе с Росстатом делают первые прикидки. По этим первым оценкам, в неформальном секторе занято не менее 5 миллионов человек и этот сектор продолжает расти.

Смотреть на это безучастно государство (если оно позиционирует себя как правовое) не может. Но как решать проблему, сегодня никто не знает. Во всяком случае, решать полицейскими методами, считает Топилин, нельзя. Между тем эта ситуация, несомненно, будет создавать для государства серьезные экономические риски. Прежде всего это риск для пенсионной системы. Уже сейчас есть примеры, когда у людей, и не бездельников, с наступлением пенсионного возраста не хватает страхового стажа. Сейчас таких немного, но со временем эта масса будет нарастать. Кто им должен платить пенсию, если отчислений в Пенсионный фонд нет? Замминистра признается, что ответа на этот вопрос пока нет. Но замечает: "Мы не сможем их не обеспечить государственными пенсиями. Это политически невозможно".

Соответственно, неформальная занятость оставляет на голодном пайке и другие социальные системы. Например, полис обязательного медицинского страхования эти люди получают как безработные, то есть бюджет деньги на них тратит, но от работодателей не получает никакого возмещения, что в общем тоже не может продолжаться бесконечно. Загнать всех силой в формальный сектор невозможно уже по той простой причине, что там нет такого количества рабочих мест. С другой стороны, невозможно заставить гражданина, нанявшего, например, няню, разводить бухгалтерию, чтобы перечислить взносы за нее во все социальные фонды, а следовательно, установить отношения с налоговой службой. При таком подходе, по мнению Топилина, гражданину придется принимать на работу еще одного человека, который будет всей этой бухгалтерией заниматься.

В общем, в минздравсоцразвития пока только ведутся дискуссии о том, как стимулировать людей, и работников, и работодателей неформальных, выходить в легальный сектор. Но мне бы хотелось напомнить, что в прошлом году были приняты поправки в миграционное законодательство, благодаря которым многочисленные гастарбайтеры, работающие у нас в частном секторе, получили очень простую модель легализации - патенты на занятие трудовой деятельностью. Покупаешь патент, платишь российскому государству тысячу рублей в месяц, и все счастливы. Этим правом воспользовались уже несколько тысяч человек, и их число быстро растет.

Интересно, что у российских граждан тоже есть такое право, но они почему-то им не пользуются. А в принципе аналогичную упрощенную схему налогообложения можно было бы применить не только к работникам, подвизающимся в частном огороде, но и к тем, кто работает по найму у мелких предпринимателей.

Еще одна пока неразрешимая проблема - уровень заработных плат в стране. Максим Топилин признает, что так называемый МРОТ у нас довольно низкий, но при этом не скрывает и главную причину такой ситуации: у нас государство - крупнейший работодатель, поэтому повышение МРОТ немедленно влечет за собой серьезные расходы бюджета.

Связанная с этим проблема - неэффективная занятость. Причем этот феномен отечественной экономики присутствует не только в бюджетной сфере, но и в бизнесе. По словам ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, миллион наших бюджетников получает неэффективную зарплату, то есть по сути - социальное пособие. И в коммерческих организациях, говорит Кузьминов, огромная часть зарплат - это тоже пособия для работников, занятых на неэффективных рабочих местах. По его оценкам, две трети работников в нашей экономике получают пособие, то есть их кормит остальная треть. В условиях кризиса, наверное, это оправдано - дали всем по чуть-чуть и продержались. И никаких социальных потрясений. Но в условиях нормального экономического развития такое положение вещей создает серьезнейшую проблему. Ярослав Кузьминов оставляет нам (и себе как эксперту, который должен дать правительству рецепты) пять лет на то, чтобы решить проблему неэффективной занятости и зарплаты, иначе не избежать более серьезного кризиса.

Экономика Работа