Новости

21.03.2011 00:25
Рубрика: В мире

В реакторах не пересохло

Заместитель генерального директора МАГАТЭ Александр Бычков - о ситуации на АЭС "Фукусима"

На просьбу "Российской газеты" прокомментировать события на аварийной АЭС в Японии откликнулся из Вены, где находится штаб-квартира Международного агентства по атомной энергии, заместитель гендиректора МАГАТЭ Александр Бычков.

По его словам, преждевременно говорить о расплавлении топлива в реакторах "Фукусимы". Стараясь держаться в рамках международного протокола, подобающего его должности, он дал свой комментарий происходящему на АЭС.

- Ситуация тяжелая, но она контролируется персоналом станции, - считает Александр Викторович. - В реакторах, по нашим оценкам, произошло разрушение оголившихся тепловыделяющих сборок. Но это совсем не то, что называют термином "мелтдаун" - расплавление. Если бы это случилось, мы наблюдали совсем иную радиационную картину на площадке и за ее пределами. Происходящее в реакторах "Фукусимы" больше напоминает аварию на венгерской АЭС "Пакш", чем на американской "Три-Майл Айленд".

До недавнего назначения на новую для себя должность в штаб-квартиру МАГАТЭ Александр Бычков возглавлял в качестве генерального директора Научно-исследовательский институт атомных реакторов в Димитровграде (Ульяновская область). По его словам, сотрудники НИИАР в 1995-1998 годах неоднократно бывали на японских атомных станциях, а на 5-6-м блоках АЭС "Фукусима" даже проходили обучение. И абсолютно уверены в высокой компетентности своих японских коллег.

Другой вопрос - конструктивные особенности и время постройки первых энергоблоков с реакторами "Дженерал Электрик". Тогда действительно не было, признает Александр Бычков, столь высоких, как сейчас, требований к безопасности и защищенности от внешних воздействий.

- Энергоблоки "Фукусимы", - подчеркнул собеседник "РГ", - были способны выдержать трехметровые волны цунами, а накатило десять. Иными словами, там имеют дело с запроектной аварией. Станция подверглась такому воздействию стихии, которое никогда не планировалось и не заложено в проектные решения. Я имею в виду мощное, фактически 9-балльное землетрясение в непосредственной близости от АЭС с последующими афтершоками, а затем, не дав опомниться, удар цунами...

По словам Бычкова, с учетом имеющейся в распоряжении МАГАТЭ фактической информации, реакторы АЭС до определенного уровня заполнены водой, поэтому нет оснований говорить о плавлении топливных стержней. Да, от перегрева они могли потерять герметичность, могут быть механические повреждения, но достоверных данных о расплавлении, как это было на АЭС "Три-Майл Айленд" в 1979 году, у МАГАТЭ нет. Гораздо больше опасений вызывает положение дел в бассейнах выдержки облученного ядерного топлива. Особенно на четвертом блоке.

Как сообщалось, он остановлен на плановый ремонт, а топливо из реактора выгружено всего три месяца назад. У него большой потенциал остаточного тепловыделения. Попросту говоря, твэлы сохраняют способность к саморазогреву и согласно технологии требуют длительного охлаждения. Поэтому надо постоянно следить за температурой воды в бассейне. А в результате землетрясения и цунами измерительные приборы и системы вентиляции вышли из строя, контроль был потерян.

На станции это осознали и принимают все возможные в сложившихся условиях меры, чтобы восстановить контроль там, где это возможно и необходимо, заключил Александр Бычков.

досье "РГ"
  • Авария на АЭС "Три Майл Айленд" (Пенсильвания, США) произошла 28 марта 1979 года и до трагедии в Чернобыле считалась самой тяжелой в истории ядерной энергетики. Тогда была серьёзно повреждена активная зона реактора, а часть ядерного топлива расплавилась.  Но оно не прожгло корпус реактора и радиоактивные вещества остались, в основном, внутри. В атмосферу попали газообразные продукты деления, в том числе радиоактивный йод-131, территория самой станции была загрязнена радиоактивной водой, вытекшей из первого контура. Острой необходимости эвакуировать население, проживавшее рядом со станцией, не было, но губернатор Пенсильвании посоветовал покинуть пятимильную зону вокруг АЭС беременным женщинам и детям дошкольного возраста. Работы по устранению последствий аварии были начаты в августе 1979 года и официально завершены в декабре 1993-го. Они обошлись в 975 миллионов долларов США. Была проведена дезактивация территории станции, а топливо выгружено из реактора. Однако часть радиоактивной воды впиталась в бетон защитной оболочки, и эту радиоактивность удалить уже невозможно.
  • Другое ЧП, упомянутое Александром Бычковым, приключилось ночью 10 апреля 2003 года на АЭС "Пакш" в Венгрии. В технологическом колодце второго энергоблока разрушились и создали критическую ситуацию тридцать кассет с облученным ядерным топливом. Перед этим они были извлечены из реактора и помещены в так называемый бак очистки. Технологию и оборудование для этой нештатной процедуры по просьбе венгерской стороны разработала немецко-французская фирма Framatome ANP (сейчас - международный консорциум Areva NP). Скрытые недостатки самой технологии и отступления, допущенные персоналом станции, привели к тому, что внутри бака образовалось хаотичное и уже тем самым опасное скопление делящихся материалов. И хотя эксперты отрицали возможность самопроизвольной цепной реакции, оставлять такую мину внутри действующего энергоблока не позволяли ни здравый расчет, ни требования к эксплуатации АЭС. После тщательной оценки случившемуся на АЭС "Пакш" присвоили третий уровень опасности по международной шкале INES (серьезный инцидент). Год и четыре месяца - до августа 2004-го - второй энергоблок бездействовал. После чего решили позвать на помощь российских атомщиков. Специалисты корпорации ТВЭЛ с участием коллег из димитровградского НИИАР и других подразделений "Росатома" подготовили и провели уникальную операцию - по сути, вытащили с того света аварийный энергоблок. Сейчас он стабильно работает.