Новости

Тв разрывается (как золотой петушок на спице у царя Дадона), стараясь упредить общество о напастях, грозящих ему с разных сторон: то с одного конца современной нам действительности, то - с другого. А то и изнутри.

Разговоры на лестницах

Только-только разобрались с Тунисом и с Египтом, как вспухла Ливия. Когда вроде и там революция покатилась к развязке, а торжество повстанцев показалось делом предрешенным, как рвануло в Японии. Чуть стабилизировалась и там обстановка, как грянула полномасштабная война в той же Ливии.

Информационные службы телеканалов (как царь Дадон) едва успевают перебрасывать своих "бойцов" с видеокамерами и тарелками с одного края планеты на другой. С Дальнего Востока на Восток Ближний. С боярами - проблемы. Коррупция всех достала. "Что и жизнь в такой тревоге", - посочувствовал Александр Сергеевич Пушкин царю Дадону в подобной ситуации. И нам бы обязательно посочувствовал. И приметил бы, что российское ТВ не всегда справляется с ролью золотого петушка. Что оно то запаздывает со своим кукареканьем, то спешит с оценками и вердиктами.

В самом трудном положении оказываются программы с претензией просветить тех телезрителей, кто не хотел бы проспать свое будущее. И, увы, сами просыпают настоящее.

Когда во второй половине недели уже стало понятно, что все внимание мировой общественности переключилось на приближающуюся войну Западной коалиции с Ливией, в студии "Судите сами" кипели страсти по цунами. Авторитетные участники ток-шоу живо обсуждали то, что уже было не так горячо. А то, что накалялось час от часу, как бы никого из участников не трогало.

Легко ли быть пророком в своем Отечестве?..

Понятно, что тут проблема в технологии производства. Понятно, что программа "Судите сами" готовится несколько загодя, по следам уже поостывших событий. Но в иных экстраординарных случаях телевизионные менеджеры могли бы, наступив на горло спетой (то есть записанной) песне, перестроиться и "спеть" в прямом эфире новый более злободневный хит.

Еще забавнее смотрится политизированное ток-шоу "Что делать?" на канале "Культура". У ведущего этой программы профессора Виталия Третьякова амбиция - обсуждать животрепещущие вопросы современности, но в философском плане и в долгосрочной перспективе. То есть программа желает быть пророком в нашем Отечестве.

Помнится, как гости этого шоу в тот момент, когда ливийцы вышли на улицы Триполи и других городов, рассуждали о всех возможных вариантах распространения эпидемии арабских революций, кроме того, который развивался в момент выхода программы в эфир.

И опять же понятно, что тут проблема в технологии производства. Она, кстати, более сурова в этом случае, нежели в случае с ток-шоу "Судите сами". "Что делать?", насколько я знаю, записывается пакетом. То есть - четыре, пять выпусков раз в месяц и в один день. Поди, угадай с актуальной темой на несколько недель вперед. Пикейным пророкам в этой ситуации особенно тяжело, и риск попасть пальцем в небо на глазах у многомиллионной аудитории необычайно велик.

Мне, человеку немного знакомому с кухней телевизионного конвейера, понятно, в чем проблема господина Третьякова, запаздывающего со своим яичком к Христову дню. Я готов войти в его положение. Но, боюсь, другие телезрители не готовы это сделать в силу занятости другими делами. И когда в минувшее воскресение всех более прочего волновал вопрос: "Что делать с Ливией и Каддафи?", ведущий почти одноименной передачи со своими гостями переживали за дресс-код граждан РФ во время летней жары. За голые торсы у мужчин и мини-юбки у женщин.

Разумеется, они переживали "обнаженку" не просто с позиции глубоко нравственных людей, но и в чем-то со стороны сугубо культурологической.

Что первично?

С этой стороны, рассматривали философские аспекты голых коленок. Поднимали извечные вопросы: "Что первичнее: материя или сознание? Яйцо или курица? Социалка или идеал?"

Вспомнился ответ Брехта: "Сначала - жрать, а нравственность - потом". Заочно с ним не согласился Никита Михалков, назвавшийся бесогоном и увидевший свою миссию в изгнании всякой бесовщины из нашей действительности. Уже намечена и первая цель. Это галерист - Марат Гельман.

Бесы, как можно догадаться из Манифеста, обнародованного художником в его личном ТВ (видеоблоге), соблазняют божьих людей невоздержанием в жратве, в шмотках и в удовольствиях. Сначала, говорит он, ответьте на вопрос: зачем жить? а уж потом - как жить? То бишь, как есть, пить, одеваться и веселиться. А иначе: вот вам наказание божье - девятибалльное землетрясение, десятиметровое цунами и взбунтовавшийся мирный атом.

Только отчего же такая страшная кара выпала на долю японцев, у которых как раз с нравственностью все более или менее в порядке? Тому есть и материальное свидетельство: все СМИ рассказывают как о чуде, что за время, последовавшее за разрушительной стихией, не было ни одного случая мародерства, никто не погрел руки на несчастьях соседа. Напротив, все, как могли, помогали друг другу.

Тут, следуя логике (Никиты Бесогона), надо бы усомниться либо в универсальном всезнании Господа Бога и встать на тропу богоборчества, если ты исповедуешь идею Справедливости, либо допустить его отсутствие на Небесах.

В последнем случае выходит ересь: человек - побочный продукт мировой материи, и бог, страшно сказать, уже сам - побочный продукт жизнедеятельности этого человека, а все катастрофы, время от времени обрушивающиеся на него, - результат стечения обстоятельств.

Тогда одна надежда на Культуру. Насколько она основательна, можно судить по мини-сериалу "Сталин и писатели" Бенедикта Сарнова, показанному по каналу "Культура" на минувшей неделе.

Это начало большой работы - своего рода экранизация по мотивам одноименного литературного труда. Состоит он из четырех томов и охватывает значительный отрезок истории советского государства в пору расцвета сталинизма.

Метаколлизия исследования Сарнова - противостояние Культуры и Тирании. Ну, а дальше - подробности и обстоятельства борьбы деспотического государства с разными по дарованию художниками - с Горьким и с Бедным, с Платоновым и с Шолоховым, с Замятиным и с Булгаковым. Это драматическая история - компромиссов, жестоких расправ, моральных падений и т.д.

Пока что в телевизионной версии представлены две фигуры - Максим Горький и Демьян Бедный. Фигуры знаменательно показательные. И, можно сказать, - полярно показательные.

Горький оказался Золотой рыбкой в садке Тирана, но так до конца и не смог послужить у него на посылках. Божий дар не позволил.

Демьян Бедный, поэт не бездарный, очень старался, ни о чем другом не помышлял и... был выкинут на свалку истории Хозяином.

***

Сказки о золотых петушках и рыбках - ложь, да в них - намеки...

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым