Новости

За подкуп наши предприниматели могут угодить в английскую тюрьму на десять лет

От того, присоединится ли Россия к международной антикоррупционной конвенции, зависит ее принятие в члены влиятельной Организации экономического сотрудничества и развития. Об этом "РГ" сообщил директор британского Агентства по расследованию крупных финансовых преступлений Ричард Алдерман.

Он приехал в Москву по приглашению Международного форума лидеров бизнеса (IBLF), чтобы познакомить представителей нашего бизнеса и государства с новым британским законом о взяточничестве. Документ вступит в силу уже в этом году. И будет распространяться на все компании, в том числе и российские, если они работают или зарегистрированы в Великобритании. Благодаря новому закону Великобритания, по мнению экспертов, станет одной из ведущих стран в ОЭСР по борьбе с коррупцией.

Напомним, что противодействие этому злу - одно из условий по присоединению России к Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Сегодня в ней состоят более 30 государств, большинство из которых входит в когорту стран "золотого миллиарда". Заявку на вступление в ОЭСР Россия подала еще пять лет назад. И в этом году намерена получить членство в ОЭСР, представив конкретные меры по противодействию коррупции в соответствии с глобальными требованиями. Подробности этих обязательств Ричард Алдерман раскрыл в беседе с корреспондентом "РГ".

Российская газета: Господин Алдерман, какие обязательства возьмет на себя Россия в случае подписания международной антикоррупционной конвенции?

Ричард Алдерман: Россия должна будет принять пакет национальных законов, по которым взятки и подкуп государственных и частных должностных лиц жестко караются. В том числе если коррупция происходит за границей. К примеру, если какие-либо из российских компаний при осуществлении внешнеэкономической деятельности будут уличены во взятках иностранным чиновникам, это должно рассматриваться как уголовное преступление и наказываться по российским законам. Такой нормы сегодня в российском законодательстве не существует. Кроме того, один из главных критериев, по которым в ОЭСР оценивается действенная борьба с коррупцией, - количество реальных возбужденных уголовных дел и их крупномасштабность.

РГ: С кем из российских официальных лиц вы обсудили эти проблемы?

Алдерман: Главная цель моих встреч в России - поиск возможностей по расширению сотрудничества между британским ведомством, которое я возглавляю, и аналогичными российскими. Во время моего визита в Москву я встречался с представителями Генпрокуратуры, правоохранительных органов и федеральных ведомств, ответственными за коррупционные разоблачения. Нас интересуют их функции и полномочия. Кроме того, с помощью IBLF я имел возможность непосредственно встретиться с руководителями российского бизнеса, чтобы более подробно рассказать им о новом законодательстве и возможностях уменьшения рисков, связанных с ним.

РГ: И как ваш закон "О взяточничестве" отразится на российских компаниях, которые работают в Британии?

Алдерман: Нашу страну много критиковали за то, что она отстает от мировых тенденций в борьбе с коррупцией, в частности, от американского антикоррупционного законодательства, известного своей жесткостью. Благодаря этим законам к многомиллиардным штрафам в Америке за коррупционные скандалы, взятки, в том числе и в России, привлечены известные компании.

Новый британский закон даст больше возможностей инициировать уголовное преследование не только против компаний, но и против отдельных менеджеров, которые дают и получают взятки. Причем как в Великобритании, так и за границей. Кроме того, он расширит основания для привлечения к уголовной ответственности за взятки любых компаний, работающих в Великобритании. Особо выделен такой вид правонарушений, как подкуп иностранных государственных должностных лиц с намерением получить или сохранить бизнес или деловые выгоды.

РГ: Кто, по вашему закону, входит в категорию "иностранных государственных должностных лиц"?

Алдерман: Представители законодательной, исполнительной, судебной власти, занимающие общественно-государственные должности в стране или за пределами Великобритании.

РГ: Что грозит менеджменту и компаниям, уличенным в подкупах?

Алдерман: Лишение свободы до 10 лет, штрафы в неограниченном размере. Либо и то и другое одновременно. При этом компании автоматически и бессрочно отстраняются от участия в конкурсах на государственные контракты в Евросоюзе.

В отличие от американского антикоррупционного закона наш не делает никаких исключений даже в отношении знаков гостеприимства, включая необоснованно щедрые подарки и представительские расходы. Закон вступит в силу в течение ближайших нескольких месяцев. Для предупреждения негативных сценариев мы рекомендуем всем компаниям заранее провести оценку рисков, и внедрить действенные меры внутреннего контроля в максимально короткое время, если они еще не сделали этого.

Комментарий

Брук Горовиц, исполнительный директор Международного форума лидеров бизнеса по России:

- Некоторые из крупнейших российских компаний, оперирующих на рынке Великобритании, уже внедряют системы управления, направленные на уменьшение риска коррупции.

В числе подобных мер можно назвать кодексы этического поведения как внутри компаний, так и в определенных отраслях, программы по обучению персонала различным аспектам комплаенс (соблюдение законодательства и внутренних правил компаний), "горячие" телефонные линии для жалоб и сообщений о фактах противоправных действий и системы по внутреннему аудиту.

Однако пока трудно предсказать, какие методы окажутся наиболее эффективными в российских условиях. Именно поэтому наш форум регулярно организует специальные семинары и "круглые столы", для того чтобы помочь лидерам бизнеса узнать друг у друга о применении комплаенс в их компаниях и обменяться опытом и лучшими практиками. С вступлением в силу британского закона о взяточничестве, а также с появлением нового российского законодательства, связанного с предстоящим подписанием страной Конвенции ОЭСР, российским компаниям придется пересмотреть внутренние правила и процессы, чтобы убедиться в том, что они соответствуют новым требованиям и помогают создать нетерпимую к коррупции корпоративную культуру.