Новости

25.03.2011 00:50
Рубрика: Власть

Охлореволюция. Возможна ли она в России?

Прокатившиеся и еще далеко не закончившиеся охлореволюции в странах Северной Африки и Персидского залива вызвали многочисленные отклики политологов, журналистов и практикующих политиков. Оценки самые разные. Нас же интересуют те из них, в которых где намеком, а где и в открытую говорится о том, что аналогичный сценарий возможен и в России. И с этим выводом следует согласиться. Согласиться в том смысле, что такой сценарий существует, готовится и есть силы, намеренные его реализовать.

Таковыми являются наиболее радикальная часть отечественных либералов, а также легальные и полулегальные националистические организации, о которых в недавнем докладе правозащитной организации СОВА сказано, что националистическая среда становится непримиримой к власти и "рассматривает свою повседневную деятельность как партизанскую войну". Формально между радикальными либералами и неонацистами  существует  идеологическая пропасть. Но ненависть к существующему режиму и готовность на самые разрушительные действия их накрепко объединяет, несмотря на мировоззренческие разногласия.

Большинство предсказателей уличных революций в России публично заявляет, что якобы не являются сторонниками  такого сценария. И в доказательство вспоминают пушкинские слова о "русском бунте". Но при этом всячески дают понять, что  иные формы протеста  бесперспективны, что власть не хочет меняться, а, значит, у народа одна дорога - на улицу с булыжником в руках.

Как известно, люди иногда прибегают к революционным формам протеста. Уж где-где, а в России это знают особенно хорошо. Как знают и то, что  народ практически никогда не выходит на улицы стихийно. Исключения, конечно, случаются, но они лишь подтверждают правило: реальные революции, особенно те из них, которые вовлекают в свою орбиту гигантские массы людей и приобретают форму народных уличных восстаний (охлореволюции),  начинаются  только тогда, когда ряды недовольных ведут за собой такие личности, как  полубезумный Марат, провокатор Гапон, экзальтированный лейтенант Шмидт или расчетливый Ленин. То есть, когда находятся лидеры, способные вывести людей на улицу и внушить им, что у них нет другого выбора, и поэтому надо идти на жертвы и кровь.

Сегодня появилась новая разновидность такого революционного лидера. Имя ему Интернет.

В отличие от отечественных неофашистов, которые предпочитают действовать скрытно и готовить уличные беспорядки на секретных тренировочных базах, наши либералы по старой интеллигентской привычке активно включаются в публичные политические дискуссии и, как водится, проговариваются о сокровенном. Они, в частности, призывают власть извлечь   уроки из прокатившихся про арабскому миру охлореволюций, что вполне разумно, если бы не одна существенная деталь: они пытаются  провести прямую аналогию между современной Россией и бушующим арабским миром. То есть внушить обществу ту нехитрую мысль, что современная Россия и, скажем, Тунис, это одно и тоже.

Уроки арабских охлореволюций действительно важны. И главный из них состоит в том, что современный арабский мир, равно как  подавляющее большинство стран так называемого "третьего мира", - это совершенно особая цивилизация, кардинально отличающаяся и от России, и от США, и от Европы, и от Китая. Общего здесь только то, что и там, и тут живут люди. Эта цивилизация не хуже и не лучше нашей. Она просто другая! Именно в этом коренится причина краха всех попыток навязать этим странам западную модель развития. Именно поэтому беспочвенны всякие параллели между ними и современной Россией.

Нельзя складывающиеся веками правила жизни одного социума  механически переносить на иную национально-государственную почву. Характерный пример - Ирак и Афганистан. Сначала Советский Союз наступил  в Афганистане на грабли политического волюнтаризма, когда попытался навязать афганскому народу абсолютно чуждый ему уклад жизни. Теперь на этих же граблях набивают себе шишки американцы со товарищи. И конца этим шишкам нет, ибо навязать этим странам демократию по американскому или европейскому образцу не удастся, по крайней мере, в обозримом будущем.

Иракский диктатор Саддам Хусейн был абсолютно логичным порождением  своего времени, а также тех условий и традиций, которые во второй половине ХХ века одни только и могли сохранять Ирак как более-менее устойчивое государственное образование.

Да, он периодически громил оппозицию вплоть до физического устранения своих оппонентов! Да, применял оружие массового уничтожения против  курдов! Да, бряцал оружием, задирая то Кувейт, то Иран, то Израиль, а то и самих американцев. Но все это означало лишь то, что сей тиран действовал в рамках  средневековой логики, которая одна только и позволяла  ему удержать личную власть и политическую стабильность в стране.

Рано или поздно этот режим пал бы (как пал режим Мубарака) и без американского вмешательства. И на смену ему пришел бы, увы, - не просвещенный демократ, а новый тиран.

Но Саддама, как известно, свергли иначе - в результате прямого военного вторжения! А потом казнили! Можно спорить, заслужил ли иракский диктатор столь суровую кару.  Но вот иракский народ уж точно не заслужил свою нынешнюю судьбу. По самым скромным подсчетам, за годы военного присутствия американцев и их союзников в Ираке погибло намного больше ни в чем не повинных граждан, чем погубил диктатор Хусейн за годы своего правления. Более того, как только американцы из Ирака (из Афганистана) уйдут, там появятся новый "Хусейн" (талибы),  которые будет править примерно теми же методами, что до американского вторжения. И тогда мировому сообществу только и останется, что стенать о высокой цене, которую человечество вынуждено платить за экспорт демократических ценностей в страны, которым эти ценности абсолютно чужды.

Экспорт демократических революций столь же бесперспективен, как и любое иное навязывание  народу чуждого ему уклада жизни. Демократия лишь тогда жизнеспособна, когда является продуктом  истинно народного  волеизъявления.  А если она завезена на штыках или навязана при помощи современных  информационных технологий, то  разрушает сами устои традиционного общества, а иногда и просто угрожает  безопасности человечества.

Кроме того, силовое утверждение  демократии в том или ином регионе мира - это всегда лишь публичная оболочка, в которую упаковываются реальные цели. Именно поэтому западные стратеги избирательно относятся к такому приему, как экспорт демократии. К примеру, применение современным китайским руководством военной силы как в отношении нацменьшинств (подавление выступления уйгуров), так и оппонентов (применение танков против восставшей молодежи  на площади Тяньаньмэнь) почему-то не привело к вводу натовских частей в Пекин.

(Замечу в скобках, что китайская компартия - это только по форме партия, а, по сути, некий современный вариант традиционных методов управления обществом, который все еще понятен большинству китайцев и принимается ими.)

Словом, демократию, судя по всему, США и их союзники  намерены защищать  при помощи огня и меча  только там, где они заведомо сильнее и где явно присутствует экономическая целесообразность, которая  для них   выше любой демократии.

В рамках именно такой циничной логики выстраивается дружественная политика в отношении ваххабисткого по духу режима в Саудовской Аравии.

Именно поэтому применяется авиация и ракеты для свержения режима Каддафи в Ливии и, напротив, делается все, чтобы сгладить гражданский конфликт в Бахрейне, так как здесь расположена самая мощная натовская военная база в Персидском заливе.

Не исключено также, что, используя благоприятный  момент,  наиболее жесткий сценарий охлореволюций будет навязан Ирану и Сирии, занимающим традиционно антиамериканскую позицию.

В этом контексте и следует рассматривать народные бунты, разворачивающиеся  сегодня в Африке и на Ближнем Востоке.

С одной стороны, это, по сути, новая  модель выхода из глубочайшего внутреннего социально-экономического кризиса, способ преодоления последствий мирового финансового кризиса и механизм смены элит. Эти  революции есть, прежде всего, продукт глубоких внутренних противоречий, ибо на пустом месте вывести людей под пули невозможно. Они порождены целой совокупностью факторов, главный из которых - недостойные условия жизни большинства граждан на фоне проворовавшейся и коррумпированной верхушки, находящейся у власти не один десяток лет. Люди настолько устали от своих диктаторов, от своего беспросветного существования, что готовы на все ради их свержения и  не думают о последствиях  своих действий. И в этом состоит один из важнейших уроков  арабских охлореволюций.

Но, с другой стороны, здесь  имеет место и активное внешнее воздействие. Специалисты в области Интернет-технологий фиксируют наличие внешнего управления, то есть провоцирования и даже моделирования массовых выступлений. То есть, очевиден тот факт, что теперь большими массами людей можно управлять дистанционно, то есть при помощи Интернета.

И это второй важнейший урок.

Урок третий. Демократия не является универсальным способом организации жизни общества.

За малым исключением, в этих глубоко патриархальных, родоплеменных странах любой вариант демократии западного образца губителен и бесперспективен. Мубарака может сменить лишь  новый Мубарак, только в более пристойной внешней упаковке.

И это прекрасно понимают за океаном, где не очень хотят иракского и афганского сценария для всей Северной Африки и Ближнего Востока.

Именно поэтому здесь реализуется сценарий охлореволюций и ракетных обстрелов, а не ввода военного контингента.

Тем самым, во-первых, выпускается пар народного недовольства.

Во-вторых, свергаются чужими руками диктаторы, многолетнее сотрудничество с которыми компрометирует Запад.

В-третьих, готовится почва для прихода к власти послушных, прикормленных (но по духу диктаторских!) режимов, которые в условиях глобальной социально-экономической катастрофы в этом регионе  будут просто вынуждены еще долгое время жить за счет иностранной помощи. Только в отличие от Ирака их объявят продуктом демократического волеизъявления народных масс, а, значит, все последующие претензии арабам  придется  предъявлять только самим себе.

И, наконец, в-четвертых, намерено выбиваются с арабского рынка  экономические  конкуренты, прежде всего Россия, которая, напомню, теряет на этих охлореволюциях долгосрочные многомиллиардные контракты, в том числе на поставку вооружений.

Налицо очевидные  преимущества дистанционного управления глобальными переменами по сравнению с не оправдавшими себя инструментами наземных военных  операций. Хотя последние, конечно же, не исключаются и при благоприятных обстоятельствах также могут  использоваться.

Это также  свидетельствует о том, что заявления некоторых аналитиков о крахе американской стратегии  поддержки за рубежом  "своих сукиных сынов"  выглядят на деле, по меньшей мере, скоропалительными. Это та же стратегия, только  реализуемая при помощи охлореволюций и дистанционного управления.

Теперь вернемся к нашим баранам!

Ни одной из базовых причин, породивших охлореволюции в Африке и на Ближнем Востоке, в современной России не существует. В нашей стране накопилось огромное количество нерешенных проблем и, следовательно, немало причин для недовольства властью. Но ни одна из этих проблем (все они известны, публично обсуждаются и власть постоянно корректирует свои действия для их разрешения!)  не создает в обществе, как показывают многочисленные социологические исследования, состояния безысходности и готовности решать возникшие проблемы при помощи уличного протеста. Наше общество постоянно развивается, меняется, отлаживает демократические институты и механизмы саморегуляции, равно как внутренне меняется и сама власть. Может быть не так быстро, как того хотелось бы сторонникам радикальных перемен, но меняется, причем в сторону достаточно серьезных самоограничений и создания условий для развития оппозиции.

Последние региональные и муниципальные выборы в 74 субъектах федерации отчетливо свидетельствуют, что в обществе сохранился высокий уровень доверия к институту выборов,  как способу массового волеизъявления граждан и, следовательно, демократического воздействия на властные институты. Характерно, что системная оппозиция демонстрирует практически безоговорочную удовлетворенность результатами этих выборов. А это означает, что  мы по-прежнему имеем серьезный запас прочности в виде демократических процедур разрешения социальных конфликтов.

В то же время нельзя не замечать усиление  протестных настроений, которые сами по себе перерасти в охлореволюцию не могут, но создают для этого питательную среду. Также нельзя не замечать и активизацию сторонников уличной демократии. Они, по разным причинам, не видят себя в ряду системных оппозиционных сил, и поэтому ищут свой единственный политический шанс в реализации силового сценария смены власти в стране.

Отсюда ключевой вывод: охлореволюция возможна в России только как продукт систематического и осознанного стимулирования общественного недовольства, информационного манипулирования людьми, подбрасывания им ложных целей и ориентиров, целенаправленного создания очагов социального  напряжения в крупных городах и той социально-демографической  среде, которая наиболее подвержена психологической и информационной обработке.

Охлореволюция в России может также стать результатом дистанционного управления, но в отличие от арабского мира, где субъектом внешнего воздействия были преимущественно неорганизованные массы людей, у нас  уже сформированы и активно действуют структуры, готовые воспринять импульсы этого внешнего воздействия. И эту угрозу общественной стабильности нельзя не замечать.

Интернет-пространством в России безоговорочно владеет либеральная оппозиция. Она не просто доминирует здесь по объему и качеству информации (так как намного раньше власти осознала важность Интернета и овладела Интернет-технологиями), но, что самое главное,  слаженно работает на достижение поставленной цели, воздействуя на наиболее активную аудиторию - средний класс, интеллигенцию, молодежь. Обращает на себя внимание тот факт, что у нас  основная масса протестующих на улице - это вовсе не самые обездоленные (как это, преимущественно, происходит в арабском мире), а самые активные, то есть те,  кто морально и психологически  подготовлен к столкновению с органами правопорядка, кто "идеологически" подкован или обработан, кто почти не скрывает, что их главная цель  - это вовсе не решение существующих проблем и не улучшение жизни людей (хотя в пропагандистских целях провозглашаются именно эти идеи), а силовое  свержение существующего политического строя.

Таким образом,  нет сомнений в том, что угроза охлореволюции в России существует! И чтобы этого не произошло, власть должна последовательно реализовывать курс на модернизацию и дальнейшую демократизацию всех сфер жизни общества, активно защищать устоявшиеся и эффективные институты нашей политической системы, наращивать усилия по преодолению последствий мирового финансового кризиса, который отбросил многие категории наших граждан по уровню материального благосостояния на несколько лет назад, выявлять и оперативно решать наиболее болезненные проблемы, вызывающие повышенное социальное напряжение в обществе.

Тогда у наиболее агрессивной части оппозиции, которая мечтает о силовом варианте смены власти, не останется солдат. Генералы от уличной гопоты пусты и беспомощны до тех пор, пока у них не появится пехота, готовая на любые, самые безрассудные действия. Без армии они, что бы  ни делали, как бы ни пиарились,  останутся вечными политическими клоунами, которые кричат, пугают, делают страшное лицо, а всем вокруг смешно и не страшно!..

Власть Позиция Власть Работа власти Внутренняя политика Прямая речь