29.03.2011 23:20
    Рубрика:

    Михаил Швыдкой: Как ни трудна жизнь, она полна красоты, которую человек способен умножить

    Верх - из белоснежного льна, низ - из чуть сероватой, но все-таки белой конопляной ткани. Скупая вышивка из белых суровых ниток - только на вороте. Погребальное женское платье светилось в стеклянной витрине словно облако, пронизанное лунным светом, на котором можно улететь в мир вечного покоя. Все краски жизненной палитры, которыми расцвечены традиционные костюмы жителей Воронежской губернии, слились в разные оттенки торжественно-ритуального - белого. Завершение земного существования - как праздник вечного круговорота природы. Неслучайно первые - детские - костюмы этой выставки тоже полны белого света. Разноцветье появляется по мере обретения опыта женственности и мужественности, по мере взросления. Различной интенсивности оттенки золотого, красного, синего, зеленого - всех цветов радуги, - отражают праздничное восприятие и выражение бытия, создают композиции, которые могут соперничать с работами Кандинского и Малевича. И - вновь сливаются в белом. Выставка "Народный. Нарядный. Обрядовый" из фондов Воронежского краеведческого музея - своего рода визуальное философское эссе о человеческой жизни. Даже уход из жизни воспринимается как ее продолжение. Костюмы воронежских крестьян, сопряженные с подлинными фотографиями конца ХIХ - начала ХХ столетия, создают почти театральный объем. Неслучайно идею Татьяны Гордеевой воплощал не только коллектив искусствоведов-музейщиков, но и известный театральный режиссер Михаил Бычков с первоклассным художником Николаем Симоновым. Эта выставка - редкий в нынешнее время символ устойчивости, осмысленности человеческого существования в его конечной бесконечности.

    Как ни трудна жизнь, она полна красоты, которую человек способен умножить, привнести в нее новые смыслы, сделать радостно священной. Народный костюм перестанут создавать на рубеже 20-х - 30-х годов прошлого века, с началом индустриализации и раскулачивания. С концом новой экономической политики исчезнут те маленькие крестьянские мастерские, где делали ткани и элементы приклада, - крестьяне заживут другой жизнью, в которой ватник станет признаком эпохи - и для вольных, и для зэков. В одежде советских людей наступил конец цвета, который для людей творческих ознаменовал и конец света.

    Я был в Воронеже на прошлой неделе, примерно в те же дни, когда в столице проходило собрание практикующих астрологов, предсказателей, прорицателей, парапсихологов и других представителей нетрадиционного знания, которые делились друг с другом и широкими массами самыми мрачными прогнозами из всех, что мне приходилось слышать за всю свою жизнь. Единственное, что порадовало, - это предсказание о третьей мировой войне, которая должна наступить до Зимних Олимпийских игр в Сочи, - в том смысле, что мы переживем обещанный конец света в 2012 году. Телевидение тоже не утешало прогнозами: фильм о гениальной болгарской ясновидящей Ванге твердо гарантировал все возможные катастрофы уже в 2011 году и еще более тяжелые - в 2016-м. После этого думать о тарифах на ЖКХ и галопирующих ценах в магазинах было просто неприлично, равно как и требовать бесплатной рыбалки.

    Гипнотическое видение конца света отравляет простые человеческие чувства и радости, стремится превратить в прах все представления о добре и зле, принуждает человека либо впасть в анабиоз, либо пуститься во все тяжкие. Но самое главное - парализует его волю.

    Совсем недавно во время встречи театральных деятелей в Киеве накануне Международного дня театра от нашего товарища из одной центрально-азиатской страны услышал весьма примечательный рассказ. Его друг позвонил ему накануне своего отъезда с их общей Родины и на вопрос о том, почему он уезжает навсегда, ответил: "Я устал думать о плохом". У многих сложилось устойчивое чувство, что мы постоянно выбираем из плохого и очень плохого. Нас приучили к тому, что новости не бывают хорошими, а те, кто это доказывает, разучились говорить о нормальной человеческой жизни нормальным человеческим языком. Поэтому любая положительная информация выглядит как простое промывание мозгов с помощью клистира, предназначенного совсем для другого места, удивляя своей неискренностью. Поэтому опять думаешь о загадочной дате "12.12.12". И снова кажется, что тебя просто принуждают думать о самом скверном. Хотя бытие человеческое требует совсем иного. Оно само по себе - праздник, который лучше не передаривать никому. Кроме тех, кого любишь больше, чем себя. Да и жизнь, если постараться взглянуть на нее внимательнее, таит в себе ростки нового, которые вселяют надежду.

    "Учусь в университете, чтобы мозги не засохли. Дети выросли, и ничто не мешает получить второе образование", - молодая еще женщина, лет под сорок, говорила это, орудуя ножницами и расческой в воронежской парикмахерской, куда я наскоро заглянул. Она не жаловалась на жизнь, разве что посетовала на ухудшение мужской породы, а в остальном рассказывала о местном драматическом театре, который вот-вот вернется в свое старинное здание, обновленное после реконструкции, о кинопремьерах и телевизионных программах. Говорила по существу о столичных проблемах - с нестоличной подробностью. И с нестоличной радостью и гордостью за свой город. Она не готовилась и не декламировала выученную роль, - я попал в этот салон совершенно случайно, тормознув машину у первой попавшейся вывески. Она явно не была обделена женскими радостями - это не мешало ей сделать свою жизнь еще интереснее. Похоже, сегодня этим отличаются многие провинциальные горожане, которые вовсе не стремятся стать жителями двух российских столиц.

    Администрация Фестиваля имени А. Платонова сидит в помещении, которое по своим дизайнерским решениям даст фору офисам любых бродвейских продюсеров. За навороченными компьютерами сидели мальчишки и девчонки, еще не получившие высшего образования. Они-то и выложили нам программу их первого детища, которая составлена на абсолютно европейском уровне, без тени сомнения, что все обещанные знаменитости непременно будут в Воронеже в нынешнем июне. Михаил Бычков, который, помимо Камерного театра, возглавляет и этот продюсерский центр, честно признался, что новый губернатор Алексей Гордеев, на воронежской земле заново открывший для себя наследие Платонова, не только поддержал идею фестиваля, но и творчески развил ее. Да еще и подарил всем главам регионов области по пятитомнику их великого земляка. Я не привык к тому, чтобы творческая интеллигенция - театральная или телевизионная - ни одного дурного слова не сказала про местную власть, особенно в ее отсутствие. Понятно, что в Воронежской области полно проблем, как и в другом российском регионе, где под восемьдесят процентов бюджета вынуждены тратить на социальные нужды. Но не во всякой губернии учителя дополнительного образования готовы отказаться от прибавки к жалованью, если власть выделит деньги на строительство пяти новых музыкальных школ. И к тому же - верит власти. Может быть потому, что у них появилась надежда и они перестали думать о плохом?