Новости

31.03.2011 00:50
Рубрика: Власть

Справедливости ради

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Как люди относятся к межпартийной борьбе? Пока они живут плохо, им глубоко безразличны перипетии партийных баталий, считает председатель Совета Федерации, возглавляющий партию "Справедливая Россия", Сергей Миронов. Вопросы ему задавал член Президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский.

Михаил Барщевский: Сергей Михайлович, прошли региональные выборы, не за горами выборы в Госдуму. А интриги-то, в общем, нет. В чем дело, как вам кажется?

Сергей Миронов: Интрига есть. Поддержка "Единой России" населением падает. Кто максимально от этого выиграет - вот вам и интрига.

Барщевский: По крайней мере, будет интересно. А как вам кажется, большинству граждан интересно то, что происходит в политике?

Миронов: Большинству граждан интересно то, как они живут. А живут они плохо. Когда они получают квитанции на оплату ЖКХ, смотрят на ценники в магазинах, слышат о новых образовательных стандартах и понимают, что на пути их единственной возможности вырваться из нищеты - выучить ребенка - вдруг возникает шлагбаум, у людей уже совершенно другие вопросы возникают. В этой связи уровень доверия к любым партиям и, к сожалению, ко всем институтам власти сегодня резко падает. Потому что люди не видят каких-то реальных шагов, которые привели бы к решению их насущных каждодневных проблем. Гражданам перипетии партийной борьбы становятся неинтересны. И это выгодно "Единой России", потому что, как это ни парадоксально, чем ниже явка, тем больше голосов у партии власти.

Барщевский: Вы перечислили причины реального ухудшения условий жизни. С другой стороны, признались, что политическая жизнь, за небольшим исключением, никого не интересует. Что дальше?

Миронов: Может быть, здесь как раз уместно вспомнить, что если ты не занимаешься политикой, то рано или поздно политика займется тобой. Например, уровень ВВП на душу населения в Ливии и России одинаков и составляет около 15 тысяч долларов в год. То есть в Ливии не самые бедные люди жили, и тем не менее их все достало. Сегодня правящая партия-монополист делает все, чтобы отвадить людей от политики и от того, чтобы активно проявлять гражданскую позицию, в первую очередь на выборах.

Барщевский: Я разговаривал со многими "единороссами", и у всех позиция следующая: "За 5-6 лет мы построили партийную организацию на федеральном, региональном и даже муниципальном уровне. А наши оппоненты говорят, что у нас - монополия. Мы готовы потесниться, пускай выиграют. Но у них ничего нет - ни структуры, ни поддержки населения".

Миронов: Среди "единороссов" есть и умные и совестливые люди. Но сегодня они не могут говорить и делать то, что искренне хотели бы, в том числе для своих избирателей, потому что вынуждены подчиняться партийной дисциплине. И, кстати, потесниться они совершенно не готовы, поскольку "не пущают" всем имеющимся административным ресурсом, не дают возможности заявить о себе избирателям. Это мы видели в том числе на прошедших региональных выборах. Поэтому они лукавят, если так говорят.

Барщевский: Я бы полностью с вами согласился. Но вот губернатора Кировской области Никиту Белых в симпатиях к "Единой России" не заподозришь никак. И административный ресурс у него. А победили все равно "единороссы". Видимо, дело не в административном ресурсе, а в чисто русской привычке - голосовать за того, кто во власти.

Миронов: Присутствует и это. Но, кстати, благодаря тому, что в Кировской области губернатор не "единоросс" и стоит над схваткой, избирательные кампании проходят намного спокойнее, чем в других регионах. Там все партии могут вполне легально и позитивно о себе заявлять, нет таких коллизий, которые мы наблюдали в Калининградской, Тверской и особенно Курской областях. "Единороссы" занимают сегодня первое место потому, что протестный электорат не ходит на выборы и явка невысока. Если сегодня случилось бы чудо и не нарисованная на бумаге, а реальная явка была бы 80-90 процентов, "Единая Россия" проиграла бы в большинстве субъектов.

Барщевский: Сейчас в Европе за редким исключением у власти находятся социал-демократы. Ваша партия - социал-демократическая в чистом виде - член Социнтерна, то есть самая европейская из всех российских. Почему же вы не побеждаете в городах-миллионниках, где проживает основная часть образованного и думающего населения?

Миронов: Именно потому, что "Единая Россия" постоянно работает на понижение явки. Они не заинтересованы в том, чтобы была высокая явка. И временно мы пока проигрываем только поэтому. Социологические опросы, проводимые не только среди участвующих в выборах, показывают, что как раз в миллионниках, если бы подавляющее большинство горожан пришло на выборы, мы бы выигрывали. Причем именно мы, а не КПРФ. Поэтому предпосылки нашей победы просматриваются. Осталось привести людей на избирательные участки. И в этом состоит наша главная задача.

Барщевский: Многие избиратели путают вашу партию с КПРФ. Во многом вы про одно и то же говорите. В чем принципиальная разница между вами и КПРФ?

Миронов: Во-первых, различие в идеологии. Они до сих пор верят в иконы Ленина, Сталина и пытаются идти вперед с головой, повернутой назад. У них идеология коммунистическая, у нас - современная социал-демократическая.

И во-вторых, в отличие от коммунистов мы не боимся побеждать и брать ответственность на себя. Они очень удобно устроились: призывают к отставке "антинародного правительства", шумят, при этом больше всего боятся победить и нести ответственность.

Барщевский: При этом у КПРФ довольно сильные региональные отделения и первичные организации, а у вас?

Миронов: У нас есть региональные отделения во всех 83 субъектах. А у коммунистов, например, на Чукотке нет. У нас есть и необходимое количество местных и первичных организаций. Сейчас мы работаем над тем, чтобы в любом населенном пункте, не важно, сколько там проживает людей, была бы первичная организация нашей партии.

Барщевский: А это работающие ячейки или только на бумаге?

Миронов: Работающие. Официальная численность нашей партии - 410 тысяч человек, из них активное ядро составляет около 120 тысяч. Скажу больше, многие партийцы жалуются мне, что хотели бы работать активнее, а их привлекают только во время выборов. Сейчас стараемся эффективнее использовать энергию наших людей.

Барщевский: А почему вас нет на улицах?

Миронов: Уже есть. Во время этой выборной кампании мы вышли на улицу, и нам там понравилось. Мы нашли поддержку людей и больше с улицы не уйдем. Раскрою маленький секрет. В этом году мы проведем 2 съезда нашей партии. Весной проведем первый съезд, примем за основу предвыборную программу, с которой пойдем в Госдуму, и потом несколько месяцев на улице будем обсуждать с гражданами нашу программу, с тем чтобы они вносили в нее свои предложения. И когда мы на осеннем съезде утвердим эту программу, с полной уверенностью будем говорить, что это народная программа, которую написали граждане России.

Барщевский: Сергей Михайлович, вы понимаете, что когда вас начнут воспринимать по-настоящему всерьез, то вы первым пойдете на заклание?

Миронов: К счастью, всерьез уже воспринимают давно. И обострение нелюбви ко мне происходит регулярно, минимум 2 раза в год, как раз во время выборов. Я занимаю активную позицию как лидер партии. Естественно, рикошетом получаю по полной программе. Но мы с коллегами по Совфеду мудро поступили 8 лет назад, заложив в регламент палаты принцип непартийности. В стенах Совета Федерации запрещены фракционная и партийная деятельность.

Барщевский: Вы - представитель Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Возьмут и отзовут вас в Санкт-Петербурге.

Миронов: Теоретически это можно сделать, но к тому должны быть весомые основания. Я регулярно, тщательно и скрупулезно отчитываюсь перед депутатами ЗАКСа вот уже 9 лет. И претензий к моей работе как представителя Законодательного собрания Санкт-Петербурга объективно у моих коллег, в том числе из "Единой России", нет. А то, что им не нравится моя политическая, партийная принадлежность, - это мое право как гражданина. Вне стен Совета Федерации и не в рабочее время я этим занимаюсь, потому что таковы мои убеждения. За убеждения у нас не наказывают.

Барщевский: С моей точки зрения, ваша партия должна была бы аккумулировать голоса всех несогласных, но большинство из них почему-то уходят либо к коммунистам, либо к ЛДПР. Может быть, вы просто подхода не можете найти к этим людям?

Миронов: Прямо скажу, не с каждым несогласным мы сами согласны. Но главная причина в том, что многие из тех, кто категорически не приемлет "Единую Россию" и готов голосовать за какую-то другую партию, не видят в нас альтернативу, не веря в то, что мы реальная оппозиция и действительно на полном серьезе боремся с партией власти.

Более того, "Единая Россия" как раз делает все - это обязательный пункт их контрпропагандистской работы, чтобы внушить всем, что "Справедливая Россия" - никакая не оппозиция, а карманная кремлевская, в пробирке сделанная партия и так далее. Такая проблема есть, и мы работаем над тем, чтобы убедить людей, не желающих голосовать за "Единую Россию", что все-таки мы реальная оппозиция и за нас можно голосовать.

Барщевский: Скажите, пожалуйста, сколько времени вы проводите на работе?

Миронов: Обычно - не менее 12 часов. Как правило, намного больше -16-часовой рабочий день для меня практически норма. Очень много времени уходит на прием людей - это и члены Совета Федерации, и обращающиеся по предварительной записи. С каждым нужно побеседовать, понять его проблему. Есть стандартные процедуры и мероприятия - Совет палаты, Совет старейшин, полномочные представители. Ну и, конечно, огромный документооборот. Кроме того, что можно быстро подписать, есть документы, в которые необходимо внимательно вчитаться, понять. Поэтому обычно я на работе уже в 8.30. Уезжаю бывает что и в полночь, и уж точно в 9 вечера я всегда еще на работе.

Барщевский: И как при таком рабочем режиме вам удается сохранять адекватность в восприятии окружающего мира?

Миронов: Помогают Интернет и многочисленные поездки по стране. Кроме запланированных протокольно-ритуальных мероприятий, где показывают самое лучшее, замечательное, я всегда нахожу возможность выйти из рамок протокола, остановиться, зайти в магазин, на рынок, встретиться с людьми прямо на улице, для того чтобы иметь непосредственный контакт. Поэтому информация с мест поступает ко мне не препарированная, а какая есть.

Еще я очень дорожу многочисленными друзьями - по геологическим экспедициям, однокурсниками, одноклассниками. От них я тоже получаю абсолютно разностороннюю, взвешенную, правдивую и потому объективную информацию.

ключевой вопрос

Барщевский: Не пора ли ввести декларирование расходов членов Совета Федерации?

Миронов: Я двумя руками "за". Нужно вычленить какую-то часть чиновников высшего звена и обязательно включить туда членов Совета Федерации. Слышал, что Владимир Владимирович предложил членам "Единой России" это делать. Но он лидер партии и может такую команду дать. Я в Совете Федерации командовать коллегами-сенаторами не могу.

Барщевский: Тогда призовите своих однопартийцев. Эту инициативу "Единой России", с моей точки зрения, могут и должны поддержать другие партии.

Миронов: Это хорошая идея. Ее мы поддержим обязательно.

Барщевский: Сегодняшние губернаторы - это самостоятельные руководители регионов или это московские чиновники на местах?

Миронов: Однозначно ответить трудно. Есть среди губернаторов выходцы из регионов, которые профессионально подготовлены своей предыдущей работой. Есть грамотные специалисты из столиц. Многие - настоящие государственники, которым люди верят, которые действительно заботятся о том, чтобы прежде всего хорошо жило население вверенной территории, чтобы был порядок, предприятия работали, налогооблагаемая база увеличилась, людей на улицы не выбрасывали. Но есть и такие, которые вызывают недовольство местных жителей, временщики. Более того, есть губернаторы, которые руководят своим регионом вахтовым методом, большую часть времени проводя в Москве, якобы выбивая деньги. На самом деле занимаются чем угодно, только не своим регионом. Не хочу их называть, но по письмам граждан я это знаю.

Власть Позиция Проект "Юридическая неделя"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники