Новости

01.04.2011 00:45
Рубрика: Власть

Личные тайны

Конституционный суд одобрил ограничения для подслушивающих

Вчера Конституционный суд огласил свое решение по "делу о прослушке", а также выяснил, чем компетенция третейских судов отличается от арбитражных.

Подслушивать и подглядывать можно самыми разнообразными способами. Например, заявителя Сергея Капорина на Камчатке наказали за продажу без лицензии авторучек с фотокамерой, в Зеленограде Игоря Коршуна осудили за устройство дистанционного контроля "Телефонное ухо" (производил и сбывал), Сергей Миронов из Костромы пошел под статью за авторучки, которые не просто фотографируют или записывают звук, но еще и делают это в виде компьютерного файла. Шесть видеокамер, закамуфлированных под авторучки и пульт в виде управления автомобильной сигнализацией подвели под статью Цезаря Соловьева из Коми, а четыре радиомикрофона в футлярах от губной помады - Алексея Трубина из Архангельска.

Жалобы были на неясные нормы, на то, что правоохранительные органы возбуждают эти дела "для галки". А Игорь Коршун, о котором сайты в Интернете рассказывают как об изобретателе первого российского АОН (автоматического определителя номера) и самого маленького диктофона в мире, и вовсе с подкупающей честностью признался в ходе слушаний: "Мы уже несколько лет посылаем нашу продукцию в ФСБ, потому что ни в каком нормативном акте не видим, является ли наше изобретение специальным техническим средством или нет. В последнее время ФСБ начало от нас вешаться, потому что, кроме них, никто, по закону, не может заниматься классификацией".

И Конституционный суд объединил их жалобы, чтобы проверить на соответствие Основному закону часть третью статьи 138 Уголовного кодекса РФ. Норму признали соответствующей, но все же нашли в ней иной конституционно-правовой смысл. Так, в постановлении судьи КС указали, что преступлением по оспариваемой норме может считаться только такое деяние, "которое представляет собой совершаемые с умыслом и в нарушение законодательно установленного порядка и условий производство, сбыт или приобретение специальных технических средств". При этом мотивировочная часть постановления КС отныне "обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, и суд не только установить соответственно в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт совершения указанных действий, но и доказать их противозаконность и наличие умысла на их совершение". Но возможность привлечения к уголовной ответственности, уверены судьи КС, "исключается, если соответствующее деяние совершено по неосторожности".

Надо сказать, что даже председатель КС Валерий Зорькин, выйдя к журналистам, признал, что закон не поспевает за прогрессом. Тем не менее Зорькин убежден, что "в современных развитых государствах, к которым относится, например, США, или Франция, или Россия, распространение специальных технических средств, приспособленных именно для негласного, то есть тайного наблюдения и фиксирования информации не разрешено в свободном обороте. То есть нельзя производить, нельзя их сбывать, и нельзя ими владеть. Потому что в правовом государстве есть такое фундаментальное право на личную жизнь и тайну этой жизни".

Иначе, считает глава Конституционного суда, "в условиях распространения современной электронной техники вот такие специальные средства сделались бы доступны массовому потребителю и ни о какой тайне личной жизни не то что мечтать, а забыть о ней надо было бы". Тем не менее он особо подчеркнул, что нельзя забывать правоохранителям об обязанности доказательства умысла, в противном случае "ни о какой уголовной ответственности не может идти речь по этой статье". Зорькин признал, что судьи КС в свою очередь умышленно сформулировали так свое решение, "чтобы без разбору нельзя его было применять, потому что практика была с различными изъянами".

- Российский гражданин должен знать, приобретая такие средства за границей и ввозя их в Россию, что, естественно, они будут изъяты у гражданина, - на всякий случай еще раз предупредил глава КС.

"Из двух ценностей КС отдал приоритет ценности защиты права частной жизни, - считает представитель Совета Федерации в КС Елена Виноградова, - теперь всем станет все ясно. Если я что-то делаю и для себя изобретаю - нет никакого умысла на совершение преступления. Преступление совершается только тогда, когда человек заранее знает, что приобретает, изготавливает или сбывает вот эти самые предметы, он это делает для того, чтобы нарушить частную жизнь другого человека, но если вы делаете это для защиты своего ребенка, своей семьи - вы вправе так поступать". Предпринимателям же, напомнила Виноградова, нужно просто не забывать получать лицензию.

Также вчера КС рассмотрел запрос Высшего арбитражного суда о проверке конституционности пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса РФ и пункта 1 статьи 33 Федерального закона "Об ипотеке(залоге недвижимости)". Вкратце речь в запросе идет о возможности третейских судов рассматривать гражданско-правовые сделки по делам о недвижимости. Судья ВАС Татьяна Нешатаева, выступая на заседании, выразила уверенность в том, что этот вопрос является не просто важным, а социальным и политическим. Например, считает Нешатаева, при решении вопроса о земельных участках могут быть существенно затронуты интересы государства и даже возникнуть вопрос о сохранении суверенитета.

Напомним, что третейские суды, в отличие от КС, судов общей юрисдикции и арбитража, оплачиваются из кармана участников процесса, и для юридического сообщества возможность заседать в них, больше чем неплохой приработок. Решение по делу КС вынесет в течение месяца.

Власть Работа власти Судебная система Судебная власть Конституционный суд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники