Новости

08.04.2011 00:32
Рубрика: В мире

Чему учат в американской школе

В одну из первых своих служебных командировок в США четверть века назад я ездил в Техасский университет. Убедившись, что тамошние студенты не меньше московских любят полуночные загулы, я поинтересовался, строго ли у них следят за посещаемостью на лекциях. "Совсем не следят, - ответили мне. - Это же наша учеба, за которую мы сами платим".

Теперь мой сын учится в американской начальной школе, и я знаю, что там за посещаемостью следят чуть ли не строже, чем за успеваемостью. Но, по-моему, главное, чему там учат, - как раз это вот чувство ответственности за себя и свою учебу.

Мнимая вольница

Часто приходится слышать, будто в американских школах царит дикая вольница, дети делают, что хотят, и никто им в этом не препятствует. Это заблуждение. Порядок там есть, и достаточно строгий. Просто он сознательно устроен так, чтобы опираться не на контроль, а на самоконтроль.

Впрочем, и контроль бывает куда жестче российского - там, где американцы считают это нужным. Например, они не позволяют детям мешать другим учиться и тем более обижать других. Наябедничать на обидчика - не только не зазорно, но и почти почетно. Кстати, схожее отношение и к списыванию.

Для физической безопасности запрещено приносить в школу не только оружие - настоящее и игрушечное, - но и съестное, способное вызвать аллергическую реакцию, например, орехи. Действует полный запрет на прикосновения детей друг к другу. О телесных наказаниях со стороны учителей, естественно, и речи быть не может; детей, ходящих после американских в российские школы, поражает даже то, что там на них могут накричать.

Чтобы старшие ребята не обижали маленьких, начальная школа, во всяком случае в городах, отделена от средней. Проблемой травли школьников сверстниками занимаются не только родители и учителя, но и власти. Десятого марта в Белом доме прошла общенациональная конференция на эту тему с участием президента страны Барака Обамы.

Статья публикуется в авторской редакции

Понятие травли американцы трактуют очень широко: в их понимании она бывает и моральная, и виртуальная, и еще Бог весть какая, не говоря уже о физическом запугивании и рукоприкладстве. Обама на конференции говорил, что с различными проблемами такого рода сталкивается почти треть американских школьников.

Без "единственно верных" решений

При всем том внешне гайки в школах здесь закручены не туго. Учащихся не заставляют носить форму, они достаточно вольно разговаривают с учителями и даже директором, на уроках могут сидеть за партами, а могут и на полу (естественно, все же с согласия учителя или его помощника; преподаватели здесь работают в классах попарно), не имеют дневников с отметками, не занимаются чистописанием и подсчетами типа "две клеточки вниз, три клеточки вбок") и т.п.

Требование решать, например, математическую задачу по установленному шаблону не просто отсутствует, а принципиально отвергается. Шаблон-то задают, но общая установка прямо противоположная: "единственно верных" решений практически не бывает - ни в учебе, ни тем более в жизни.

Это как раз один из главных местных уроков. Детям терпеливо и настойчиво внушают, что, в частности, и поэтому необходимы взаимное доверие, терпимость к чужому мнению, понимание того, что "иной - не значит плохой". Кстати, все цитаты почерпнуты из моих бесед с американскими и российскими директорами и преподавателями школ, детскими психологами, родителями.

Выбор вместо послушания

Сравнивать методики обучения, принятые в России и США, я не берусь. Но, на мой взгляд, за формами и методами просматривается принципиально разная "идеология". У нас, кажется, до сих пор добиваются послушания по принципу "не можешь - научим, не хочешь - заставим". У них предлагают выбор: учись сам, заставлять никто не будет, хотя на помощь можешь рассчитывать. И будь готов нести ответственность за то, что предпочтешь.

Между прочим, это предполагает и смещение акцентов в оценке результатов школьного труда, особенно негативных. В одном случае - "не научили" (или "не заставили") учителя, в другом - "не научился" (не смог или не захотел) сам школьник. Понятно, насколько при втором варианте преподавателям легче дышится.

Конечно, американская школа тоже несет ответственность за успеваемость и поведение детей - но только за общие показатели. Как учится и ведет себя конкретный недоросль, в конечном счете касается только его самого и его родителей. Чужих отметок никто не знает и ими не интересуется. Публично их не обсуждают. Досок и стенгазет под лозунгами "Гордость школы" или "Позор класса" здесь не увидишь.

"На буксир" отстающих тоже никто не берет. Классный руководитель или директор школы могут в индивидуальном порядке предложить родителям ребенка помощь - дополнительные занятия (естественно, бесплатные), беседы с социальным работником или психологом. К злостным нарушителям дисциплины спокойно и методично применяют постепенно ужесточающиеся меры. При этом не забывают подчеркнуть, что кары те опять же навлекают на себя сами. За серьезные проступки - например, приход в школу с оружием - вполне могут и отчислить.

Оборотная сторона свободы

Разумеется, хотя здесь и очень не любят об этом вспоминать, у свободы есть оборотная сторона. Человек способен делать выбор, катастрофический для себя и других, ставать на сторону зла и разрушения. Трагедии наподобие массового расстрела учащихся и преподавателей в средней школе "Колумбайн" в штате Колорадо в 1999 г оставляют в американском общественном сознании неизгладимый след.

Да и менее драматичные, но более массовые последствия "самоопределения" подростков тоже бывают удручающими. Очень многие юные американцы "не за страх, а за совесть" учиться отказываются - в силу детского легкомыслия, тяжелых жизненных обстоятельств или по иным причинам. Расплачиваться за это в условиях усиления глобальной экономической конкуренции приходится не только им самим, но и всей стране, о чем не устает напоминать тот же Обама. В профильных международных рейтингах США занимают невысокие места.

Тем не менее я уверен, что от своего общего подхода, основанного на самостоятельности, сознательности и свободе выбора, означающего помимо всего прочего и право на ошибку, американцы не отступят. Это у них в крови.

Да и в самом деле, где же детям учиться "набивать шишки", как не в школе, где это сравнительно безопасно? "Поэтому мы сознательно позволяем им ошибаться", - сказала мне местная директриса.

В когтях "матери-тигрицы"

Один мой американский приятель-пенсионер любит повторять: "Неудачники делают, что хотят. Победители делают, что должно". Думаю, что ни Спинозы, ни Гегеля он не читал, а к мысли об осознанной необходимости, пришел самостоятельно. Зато уж он от нее и не отступит. А применительно к школе это можно сформулировать так, что цель учебы - пройти путь от разрушительной для себя и других свободы делать, "что хочется", к сознательной и благой свободе поступать, "как должно".

Правда, конечно, и чувство долга тоже может быть гипертрофированным. Недавно вся Америка с увлечением читала и обсуждала книжку самозваной "матери-тигрицы" о том, как правильно воспитывать детей. Исходя из собственного опыта, американская китаянка Эми Чуа, профессор права престижнейшего Йельского университета, доказывала, что на самом деле их надо с самого начала держать "в ежовых рукавицах", не считаясь ни с какими их желаниями и обидами. Дескать, потом сами спасибо скажут, поскольку результаты это дает превосходные.

Еще до публикации этих откровений нечто подобное рассказывала мне знакомая по школьному двору мама-кореянка. Она тоже противопоставляла "командный" стиль - на ее взгляд, "типично азиатский" - стандартному американскому. Но ей как раз "тигриный рык" (по сути представляющий собой, конечно, вариацию на знакомую тему "не научим, так заставим") не по душе.

Мне тоже. По-моему, постоянно контролировать ребенка - значит приучать его к без-ответственности. К тому, что за его поведение, учебу, в конечном счете за всю его жизнь отвечает не он сам, а другие, взрослые.

Это духовно калечит. Прививает несамостоятельность, неверие в собственные силы, привычку полагаться на чужие "руководящие указания". Может порождать неискренность и лживость, холопскую психологию, при которой человек слушается напоказ, но при этом "держит фигу в кармане" и при малейшей возможности норовит обмануть, схалтурить, "закосить" - от учебы, от армии, от работы. Вызывает протест: помните, что начинало твориться в классе, стоило учителю выйти?

Я знаю, о чем говорю. Я сам учился в советской школе и любил ее. Получил массу знаний плюс уверенность в том, что ход моей жизни, кроме разве что сугубо личной, от меня практически не зависит. С тех пор мучительно избавляюсь от этого заблуждения, в чем очень помогает многолетний опыт жизни в Америке. И с болью наблюдаю за тем, как люди моего и более старших поколений на постсоветских просторах все продолжают ждать, чтобы кто-то другой - кто "знает, как надо", - более справедливо и достойно устроил их жизнь.

Но Александр Галич когда еще предупреждал всех нас, что вождь и учитель, кто бы он ни был, "не знает, как надо". И не может знать. Он сам учился в той же школе.

Детская непосредственность

Среди уроков школы и жизни в США я хочу выделить еще буквально две вещи. Прежде всего - вот эту самую искренность, правдивость, рожденную счастливым непониманием того, зачем вообще нужно притворяться и лицемерить. Это тоже прививается с детства.

Нет, конечно, американцы могут в известных обстоятельствах сказать неправду, поддакнуть или осмотрительно промолчать из соображений собственной выгоды или даже просто из вежливости (вопреки идущей о них по миру славе они в массе своей хорошо воспитаны, включая и детей). Конечно, и среди них многие оболванены госпропагандой и верят в то, что Америка всегда и во всем права.

Но именно верят, а если не верят, то так и говорят. "Петь с чужого голоса" просто ради того, чтобы "быть как все", они не станут. Тем более, если для этого необходимо заниматься самообманом, самовнушением, самоцензурой.

Поэтому и убеждения, и знания, и навыки у них как правило свои, незаемные. И, между прочим, некоторые авторы в США утверждают, что в этом важное отличие их страны от того же Китая, как бы тот ни нервировал сейчас всех своими академическими успехами. По их словам, китайцы "гонят вал" по университетским дипломам и количеству научных публикаций, но при этом грешат конформизмом, вторичностью, а то и прямым плагиатом, дают мало оригинальных прорывных решений, продолжают отставать от США в сфере инноваций в ключевых отраслях.

..."если эта сила - коллектив"

Наконец, последний, несколько неожиданный даже для меня самого, вывод из моих изысканий на местные школьные темы, растянувшихся в общей сложности более чем на год: американцы - убежденные коллективисты.

Слова этого они по сути не знают, не употребляют и очень удивились бы, что его можно к ним приложить. Но на деле они при всем своем пресловутом индивидуализме очень высоко ценят общительность, взаимное доверие, щедрость, терпимость и терпеливость (кто не верит - присмотритесь при случае к американской очереди). Умение объединяться по интересам, действовать сообща на общее благо. Этому же с младых ногтей, и в школе, и дома учат детей.

По сути это те самые "корни травы", которые, переплетаясь, образуют канву всего американского образа жизни. Лично мне это напоминает призыв известного экономиста Милтона Фридмана спрашивать не о том, что ты можешь сделать для родины (или тем более она для тебя), а о том, что все мы как свободные люди можем сообща сделать - пусть и с помощью властей - для улучшения своей жизни и защиты своей свободы.

В мире США Массовые убийства в США Колонка Андрея Шитова