Новости

12.04.2011 00:00
Рубрика: Культура

Бурлака в Берлине

"Эсмеральда" на европейской почве

Один из самых знаменитых балетов Петипа, год назад возвращенный в репертуар Большого театра хореографами Юрием Бурлака и Василием Медведевым, теперь будет идти и в Берлине, давно известном своей любовью к старинной хореографии.

Неудивительно, что этот хит обрел новую жизнь: в мире повсеместно возрождается интерес к утраченному наследию. И если англичане еще несколько десятилетий назад пытались реанимировать давно пропавшие в архивах балеты просветителя Жан-Жака Новерра, то России повезло быть обладательницей колоссального наследия Петипа. В ходе революций оно могло превратиться в такую же архивную пыль, как постановки XVIII века - если бы не титанические усилия многих людей: в начале ХХ века, еще при жизни хореографа, последние авторские редакции классических спектаклей зафиксировал его помощник, режиссер Мариинского театра Николай Сергеев, он же вывез эти записи из России; после многолетних блужданий материалы, которые теперь признаны бесценными, передали в Гарвардский университет, где они были систематизированы и дожили до востребования.

Балет оказался неотделим от истории старой России, и с середины 1990-х Мариинский театр, а вслед за ним Большой погрузились в собственное прошлое. Его поиски два отечественных лидера вели по-разному: в Петербурге Сергей Вихарев стремился максимально точно воспроизвести результаты изучения архивных материалов. В Москве под руководством Алексея Ратманского предпочли путь синтеза научной работы и ее творческой реализации: хореограф-исследователь Юрий Бурлака составлял тандем с действующими постановщиками.

Интерес к старине, который прививает своему Staatsballett артистический директор труппы Владимир Малахов, попал на подготовленную почву. Но приглашая своего одноклассника по Московскому хореографическому училищу Юрия Бурлака и петербуржца Василия Медведева перенести в Берлин "Эсмеральду", Малахов рисковал: его труппа молода и амбициозна, но не обладает единством школы, без которого классика многое теряет; к тому же версия Большого театра сделана с московским размахом - она требует от зрителя гигантской любви к старине, позволяющей созерцать спектакль три с половиной часа, а от театра - титанических постановочных средств.

Постановщики проявили гибкость: камерная в сравнении с Большим сцена берлинской Deutsche Oper заставила их не просто адаптировать трехактный спектакль, а сделать двухактную новую редакцию постановки. Пришлось отказаться от анакреонтического балета "Диана и Актеон", сделать новое оформление (как и в Москве, сценографом спектакля стала Алена Пикалова, художником по костюмам - Елена Зайцева). Но эти сокращения вернули спектаклю мобильность, отсутствие которой было главной проблемой в Москве. Но эти переделки можно назвать косметическими по сравнению с тем, какую работу провели ассистенты хореографов Юлия Малхасянц и Станислав Фечо, потому что именно на их долю выпало обучение труппы характерным танцам, традиция исполнения которых отсутствует на Западе, и соразмерности мимических жестов, без которых немыслим русский классический балет. Благодаря этому берлинская "Эсмеральда" с ее декларативно архаичным оформлением, наивной музыкой и изобилием танцев, никак не связанных с сюжетом, оказалась настоящим плацдармом русского балета.

Культура Театр Музыкальный театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники