Новости

14.04.2011 00:10
Рубрика: Культура

Поколение. NET

На экранах - один из самых ожидаемых фильмов - "Generation П" по роману Виктора Пелевина

Наконец-то, клипмейкерам официально нашлось место в кино…

В прокат, 14 апреля выходит фильм по культовому роману Виктора Пелевина "Generation П" (для тех, кому непонятно иностранное слово, в переводе с английского оно означает "поколение"). 13 апреля состоялась его премьера, а два дня перед ней шли спецпоказы.

Перед тем, как отправиться на первый из них, я перечитала книгу Пелевина. Не надо было этого делать! Прочтение книги не позволило провести четкую границу между произведением и его экранизацией. Абстрагироваться не удалось. Кроме того, появилась практически невыполнимая задача - написать о фильме, не используя ненормативную лексику, которой и в нем, и в  книге -  в избытке. Но - попробуем…

Фактор  "Вау"

Книга Пелевина вновь заставила испытать то ощущение "захватывания духа", которое знакомо тем, кто любит этого автора. Как он осмыслил эпоху, ее идолов и богов, сколько вещей предвидел! Место и роль рекламы в экономике страны - через главного героя  - Вавилена Татарского, превратившегося  из студента Литинститута в творца-"криэйтора" рекламных роликов, способы ведения пиаркампаний, технологии ЗД и "захвата эмоций". А человек по фамилии Пугин, дающий первый заказ на рекламу "Парламента"? А Вовчик Малой с поисками национальной русской идеи? А исламский фактор? А страсть к деньгам - золото Богини Иштар? Кроме того, "Generation П" - именно та книга, которая заставляет принять или нет все последующее творчество Пелевина (потому что "Чапаев и Пустота" - это другое, раннее). И понять, насколько оно отличается от попыток говорить об эпохе в произведениях вроде минаевского "ДухLess" - практически о том же, но явно не в пользу последнего.

Особый священный трепет книга вызывает у тех, кто работает в медиа-отрасли, имеет отношение к СМИ, рекламе и пиару. Поэтому кто-кто, а уж журналисты точно объективно к ней относиться не могут.

Книга Пелевина в сегодняшней России осталась очень актуальной. Наверное, к сожалению. А что фильм?

Фильм, который по сегодняшним меркам делался очень долго - называются сроки от пяти до семи  лет -  выходит в прокат в странное для него время. В России иногда наступают периоды, когда из своей истории мы начинаем делать фетиш - сейчас это происходит с 90-ми. И эту тенденцию лишь подчеркнул фильм "ПираМММида" о Сергее Мавроди, что вышел в прокат чуть ранее, чем  "Generation П". В нем - попытка осмыслить в кино 90-е дана с точки зрения тех, кто делает деньги через деньги, в "Generation П"  - тех, кто делает деньги  через рекламу. Но если в "ПираМММиде" продюсер Сергей Ливнев для отражения эпохи  находит свой ход-поворот - отвечает на вопрос, как могла бы развиваться Россия, пойди она по другому пути, то  здесь за авторов картины все делает Пелевин, а их задача перенести это на экран, не "расплескав" при этом авторскую неповторимость. Справились ли с ней?

Путь к себе

Вопрос, которым задаешься сразу после фильма -  как это такую замечательную тему рекламы  и клипов, как выражения идей поколения, пропустила целая генерация российских режиссеров, которые вышли из клипмейкеров - Бондарчук, Бекмамбетов  и им подобные.  Почему они не взялись за такую благодатную жилу? У меня есть версия ответа:  перейдя в большое кино, эти режиссеры захотели, чтобы их перестали воспринимать, как клипмейкеров. А живущий в Америке режиссер Виктор Гинзбург, который тоже много занимался рекламой и "Generation П" - это его первый игровой фильм (были еще документальные), наоборот сделал на это ставку.

И режиссура "русского американца" оказалось картине на пользу. Потому что стоит только представить, как мог ее снять современный российский режиссер, тот же Бекмамбетов, насытив продакт-плэйсментом  (реклама товаров и услуг) и вставив между роликами по сценарию Пелевина нечто из реальной жизни эпохи 90-х. "Всемирная история. Банк империал", например. Он бы еще пригласил в этот фильм кого-либо из голливудских звезд для успешного мирового проката. Бекмамбетов сделал бы фильм за другие сроки и за гораздо большие деньги, и собрал бы в прокате "кассу" покрупнее.

Режиссер Виктор Гинзбург честно признается, что продакт-плэйсмент для него значения не имел (думается это сыграло немалую роль в том, что некоторые зрители после просмотра "Generation П" говорили о том, что у них вернулась вера в отечественный кинематограф). А что касается работы с брендами, то тут важность для Гинзбурга, по его словам, была не в том, сколько заплатят, а в возможности похулиганить. Видимо, поэтому работа над картиной и шла так долго. В любом случае сегодня  реклама в фильме и книге  "Generation П"  может стать темой курсовой или дипломной работы для студента, изучающего соответствующие дисциплины. Почему старая этикетка пива "Tuborg”, отчего выписанный в книге "NesСafe Gold" заменили на "Тик-так” и так далее. По поводу приглашения в фильм "Generation П" звезд голливудских, Гинзбург, живущий ныне в Лос-Анджелесе, сказал обозревателю "РГ", что первоначально у него была такая идея, он даже хотел сделать Азадовского экспатом (иностранец, живущий и работающий в России - Прим. С.А.), но потом он решил все же не портить  - дословно - "чистоту рассказа". Так что из тех актеров, кто живет и работает  за океаном, в фильме занят лишь Олег Тактаров в роли Вовчика Малого.

Беда, однако, в том, что реклама в нашей стране сегодня воспринимается по-другому. И задачи ее снова иные. Скажем, слоган пелевинского героя Вавилена Татарского, придуманный к сигаретам "Парламент" -  "И дым отечества нам сладок и приятен", в связи с лесными пожарами прошлого лета в нынешней России уже трактуют по-другому. Кто не верит, сходите в театр Школа Современной Пьесы и посмотрите спектакль по грибоедовскому "Горю от Ума" - что творится с залом в эту минуту.

НЕ Пелевин  - UN Pelevin

У авторов картины для того, чтобы сделать успешную работу, было два выхода - либо переносить на экран текст "культовой книги", не отступая от него в ключевых эпизодах ни на йоту, либо на языке кино передать пелевинскую мистификацию. Ни того и ни другого не случилось.

По поводу переноса - режиссер Виктор Гинзбург признался, что приступил к работе над фильмом, не имея законченного варианта сценария. И это чувствуется. Даже теми, кто Пелевина не читал… Я говорила с некоторыми из таких зрителей, и они признались, что многое непонятно, хотя один человек при этом сказал так: "ничего не понял, но очень понравилось".

А кто помнит текст книги, чувствует, что его обокрали.  Авторы тонут в материале, и это заставляет их обрывать фразы и сцены, порой без чувства вкуса и меры. И фильм при этом теряет свою целостность.

Скажем, в первом же эпизоде с Азадовским оборванная пелевинская фраза заставляет "протрезветь" от  восторга, вызванного тем, что этого персонажа играет Михаил Ефремов (хотели взять на эту роль Федора Бондарчука, но, к счастью, не сложилось). О том, что нет реакции хомячка Ростроповича на то, что его наградили орденом, молчу, хотя она многое проясняет. Но убрать вопрос, который мучил Татарского всю встречу, и который он, наконец-то решился задать - не Азадовского ли он видел в рекламном клипе, и это  при сегодняшнем появлении актера Михаила Ефремова везде - это значит не почувствовать эпизод. А он мог вызвать в  зале экстаз. Зал же впал в экстаз только один раз - когда Тактаров-Малой рассуждал о русской идее. К слову, читая книгу, испытываешь такое состояние на каждом шагу.

Теперь - о мистике и эзотерике. Ощущение того, что это -  действительно Пелевин возникло у меня при просмотре фильма два раза. Первый - когда появился Шнур (Сергей Шнуров играет одноклассника татарского - Андрея Гиреева),  и на его свитере забегали олени. И второй - когда в кадр вошел бывший главред "Коммерсанта" Андрей Васильев.

"Мужчина с порочным лицом"

Что поможет картине  "Generation П" не стать однодневкой, что спасает ее - это удачно проведенный кастинг. Отличные актеры - все продукты времени 90-х, все на своих местах. Епифанцев играющий главную роль - Татарского, вмиг заставит забыть обо всех плохих сериалах, в которых он снимался. Шнур - незаменимый Гиреев. Гинзбург сказал, что если бы в Лос-Анджелесе он искал актера с таким наркотическим блеском в глазах, то образовалась бы очередь из кого выбирать, а в России с этим было сложнее. Кстати, на роль Гиреева, помимо Шнура, пробовался Иван Охлобыстин. В итоге  Охлобыстин  сыграл славянофила Малюту и лучшего трудно себе представить.  Какая удача, что успели зафиксировать Романа Трахтенберга в роли Саши Бло. Александру Гордону для роли Ханина даже не нужно  было особо перевоплощаться (здесь - смайлик). На вопрос обозревателя "РГ" - не заставила ли роль в этом фильме пересмотреть  работу на телевидении, Гордон лишь улыбнулся: "А вы думаете, я всего этого не знал?" Единственная претензия с актерской точки зрения - это Андрей Фомин. Его Морковин слишком театрален. Нельзя с такой пафосностью и мхатовскими интонациями произносить  пелевинский текст, который говорит сам за себя. Например, ставшую уже классической фразу о том,  что ничто так не выдает человека из низших классов общества, как умение разбираться в дорогих марках. Между тем, на эту же роль пробовали Валерия Николаева. Думается, что у него получилось бы лучше.

Наш ответ "Матрице"

Самый главный вопрос - понятна ли будет эта картина даже не тем, кто не читал Пелевина, а просто новому поколению? Если думать про клиповое мышление нынешней киноаудитории, то да. Но во всем остальном - думаю, что вряд ли. Хотя Иван Засурский - ассоциативный продюсер картины (в самом названии этой должности есть что-то пелевинское) считает иначе. 

- Я надеюсь, что нам удастся оторвать молодое поколение от Интернета. Это фильм - наш ответ "Матрице", - сказал он.

Задача Засурского, как продюсера по новым медиа - так по-другому называется его должность  - продвижение картины в Интернете. На первом этапе она удалась - трейлер фильма, запущенный за полтора месяца до проката,  всего за несколько дней собрал несколько сотен тысяч просмотров на Youtube, Facebook и Вконтакте, и был бурно обсуждаем, что лишний раз подчеркивает как эту картину ждали. Скорее всего, и дальше, жители  Сети будут "гудеть", и, наверняка, у Ивана Засурского в голове еще множество технологий как сделать, чтобы так и было. Ведь он сам блестяще осмысли время 90-х в той же сфере в своих книгах "Масс-медиа второй республики" и  "Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е годы", которые для специалистов-медийщиков являются чем-то вроде пелевинских произведений для  литературоведов. Однако, кто эти люди, которые так "респектируют" фильм в сети: поколение П или последующее поколение NET? А ведь именно последнее -  сегодняшние подростки - и  есть основная аудитория кинотеатров. Пойдут ли они в кино, чтобы смотреть этот фильм? Оторвутся ли от Интернета? И есть ощущение, что для них фильм "Generation П" событием не станет.

Кстати

На все претензии обозревателя "РГ" по поводу сценария режиссер картины Виктор Гинзбург сказал так:

- На самом деле те сцены, которые вам показались оборванными,  сняты полностью. И в какой-то момент, я думаю, вы увидите их. Они просто не смогут скрываться очень долго. Вы увидите их или в Интернете, или в телевизионной версии, или  на DVD… Пока не знаю. Я сам переживаю, что пришлось их сократить, но того требовала динамика фильма.

Между тем

Авторы подчеркивают, что в прокате картина будет идти одновременно с "Цитаделью" - третьей заключительной частью трилогии Никиты Михалкова "Утомленные солнцем", и пытаются просчитать возможный отток аудитории.

Лучше бы они обратили внимание на то, что их картина пересекается в прокате с фильмом Юрия Кары "Мастер и Маргарита". И в обоих случаях  - результат один. Пелевин, как и Булгаков, экранизации - не поддается. Точка.

ЗаПиканные вопросы российской истории

На экранах - первая и единственная экранизация романа Виктора Пелевина - "Generation П", в оценках которой разошлись и зрители, и критики.

Первая экранизация самого популярного романа Виктора Пелевина "Generation П" вновь подняла проклятые вопросы кинематографа и российской современной действительности.

Во-первых, можно ли адекватно пересказать языком кинематографа (а кино - это, прежде всего, визуальное искусство) литературный текст? Причем текст пелевинский, где большая часть сюжета развивается в сознании главного героя Вавилена Татарского.

Ждать от кинофильма дословного пересказа книги - занятие беспощадное по отношению к себе. Нервы дойдут до напряжения звенящей стали, а размаха Сергея Бондарчука в "Войне и мире" достигнуть повезет лишь единицам из режиссеров. Да и нужно ли снимать эпопею по произведению, вся рациональная суть которого может быть изложена в простой сентенции: общество потребления дошло до того, что не товары помогают существованию людскому, а люди идут на корм мировой Матрице, богине Иштар (в пелевенском понимании), которая может на время выбрать себе на земле посредника, проводника, и его же через мгновение сожрать его, как жертву, своему ненасытному душепоглощающему началу.

Двадцать первый век - век подделок, когда на смену осязаемому и реальному приходит его "цифровая матрица". Будь-то экономика, потерявшая свой вещественный эквивалент - золото, или культура, в которой на смену эмоциям, чему-то продолжительному и выстраданному, пришел "вау-фактор" - секундный восторг - или человеческое общение, подмененное механическими ответами в социальных сетях. Люди - роботы, люди - функции, и нет у них никакой личной инициативы. Пелевин уловил этот приход подмены еще десять лет назад. С тех пор болезнь замещения ценностей подделками только прогрессирует.

У режиссера фильма Виктора Гинзбурга получилось главное - он достоверно передал именно этот посыл, это чувство мистического отчаяния от того, что тебя "засосало", а от правил игры уже не отказаться.

От детальной проработки российской действительности 90-х с ее торгашами, "крышами", разборками и стрелками, малиновыми пиджаками и поклонением Пепси-коле, режиссер постепенно, но с нарастающей силой, переходит к захлестывающей Матрице. Когда можно сгенерировать нужного политика в цифровом варианте и выпустить его в телеэфир, когда миллион долларов нужен только для того, чтобы с понтом выбросить его в мусорную корзину, заказав рекламный ролик из серии "чем хуже, тем лучше", когда телеведущие и пиар-технологи становятся жрецами одного идола - Потребление. Гинзбург доводит эту тему до абсурда. Ритуальное убийство Азадовского происходит в останкинской студии - она же - храм Иштар, Вавилен становится земным воплощение бога, при этом понимая, что он - всего лишь тварь дрожащая. Агрессия девяностых сменяется пустым "дурманом без кайфа" двухтысячных. Тем дурманом, что уже не радует поколение на букву "П", которому сейчас за сорок.

По сути, Пелевину, как писателю, философски осмыслившему этот фокус с подменой, сейчас стоило бы выпустить роман на тему - что дальше? Ведь очевидно, что цикл должен завершиться и - либо пойти на новый виток, либо предложить возврат к первоначальному смыслу вещей. Но пока такой концепции автор не создает. А все рассказывает одну и ту же историю из романа в роман.

Второй вопрос, который вызывает экранизация "Generation П": будет ли тема понятна тем, кто о реальности девяностых знает только понаслышке. Однако, как уже говорилось выше, из фильма становится очевидно, что действительность эта не изменилась по сути, а только усугубилась. Ушла агрессия борьбы, когда каждый стремился урвать свой кусок. Ей на смену пришла привычка. Принятие как данность того, что телевизор - это "зомби-ящик", что пиар-технологии - это для промывки мозгов. И ведь все эти утверждения - часть лексикона современного молодого человека. Так почему ему не будет понятен фильм, говорящий именно об этом ярким языком метафоры?

Для тех же, кто вырос в девяностых, кто тогда молодым еще человекам читал, как откровение, роман Пелевина, радуясь каждой хлесткой строчке, фильм "Generation П" станет хорошим поводом для ностальгии по славным, безрассудным и революционным денькам. И сейчас можно порадоваться за Вовчика Малого (прекрасная роль Олега Тактарова), который теперь уже с экрана, а не со страниц книги, просит Вавилена придумать слоган русской национальной идеи, да так, чтобы любой прыщавый заучка-гарвардец сразу понял, где та самая собака Пи спит, и что всем будет, когда она проснется. В общем, так все сформулировать, чтобы уж точно никакой зубрила нашему Вовчику Малому никакого там своего Шекспира втереть не смог. Или органичный Сергей Шнуров в роли Гиреева - русского тибетца, сопровождающего духовные практики поеданием мухоморов вместе с распитием водки. Собственно, в оппозиции с Азадовским (Михаил Ефремов) и Ханиным (Александр Гордон) и другими жрецами Матрицы они (Малой и Гиреев) и составляют настоящую русскую идею - сила без разума и разум без силы, которым не сойтись во век. Этот дубоголовый браток и затуманенный философ - действительно настоящие, не подделки, а все те, кто ладно скроен и хорошо говорит - просто марионетки. И чтобы понять это - совершенно не нужно перечитывать вновь Пелевина перед походом в кинотеатр. Или даже читать его в первый раз. Все и так видно на экране.

Культура Кино и ТВ Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники