Новости

14.04.2011 00:30
Рубрика: В мире

Король и нищие

Любой конфликт в Бахрейне будет жестоко подавлен

После того как Саудовская Аравия и ОАЭ ввели в Бахрейн свой контингент, волнения в этом островном государстве явно лишь временно утихли. О том, надолго ли и в чем настоящая причина возмущения жителей архипелага, "РГ" побеседовала с бывшим послом России в Бахрейне (1998-2003 годы) Валерием Власовым.

Российская газета: Почему протесты в Бахрейне не вызвали такой поддержки мирового сообщества, как это было с тем же Египтом или Ливией?

Валерий Власов: Поскольку Бахрейн является очень близким военно-политическим союзником США. Вот и весь ответ. Хотя если вы сравните количество жертв среди участников протестов в процентном отношении к численности населения, то увидите: в Бахрейне их было даже больше, чем в Ливии. В Бахрейне же всего 400 тысяч коренных жителей и такое же количество иностранных рабочих.

РГ: Почему в достаточно благополучном государстве возникло недовольство властью?

Власов: Дело в том, что Бахрейн не является таким уж благополучным государством, как принято считать. В этой стране существует две категории населения. Это сунниты - меньшая часть, около тридцати процентов. И около 70 процентов шиитов. Точных цифр не знает никто, потому что никаких переписей на эту тему, естественно, не проводилось. Такие оценки дают сами бахрейнцы.

При этом подавляющее большинство шиитов живут либо на грани бедности, либо за ее чертой. По конституции они ничего не лишены. Но де-факто по сравнению с суннитами они практически не могут устроиться на высокую должность. Хотя никто об этом сейчас не вспоминает, но однажды, в конце 1980-х, шииты уже бунтовали. Страна понесла большие материальные потери: много побили машин, магазинов и так далее. То, что происходит сейчас, - это просто продолжение той истории.

РГ: А чем закончились беспорядки в конце 80-х?

Власов: Да просто подавили и все. Кого-то посадили, кого-то выслали. А когда все успокоилось, их всех выпустили.

РГ: То есть за оппозиционными выступлениями в Бахрейне стоят только шииты?

Власов: Да. Сунниты находятся в более выгодном положении. Хотя двадцать-тридцать очень богатых шиитов там, конечно, есть. Это выходцы из больших торговых семей. Вообще бахрейнцы всегда жили не нефтью, а торговлей. Сейчас у них уже очень небольшой уровень добычи "черного золота".

РГ: Как сунниты вообще оказались у власти?

Власов: Исторически так сложилось. Они всегда были в положении правящего меньшинства. Кстати, то же самое и в Эмиратах. В Саудовской Аравии шиитов всего процентов десять. Зато это целая провинция, причем самая богатая нефтью. Но в этой провинции, примыкающей к Бахрейну, шиитов во власти тоже нет. В Ираке до Саддама Хусейна тоже правили сунниты, хотя и там их меньшинство.

В таком привилегированном положении суннитов "виновата" близость Саудовской Аравии. Саудиты - это ваххабиты, а ваххабизм - одно из наиболее ортодоксальных направлений суннизма. Они никогда не позволят, чтобы шииты, особенно в нынешний период, когда очень активизировался Иран, стали играть более важную роль в арабском мире.

Если же вернуться к Бахрейну, то известно, что саудовская правящая семья и бахрейнская - родственники. Хотя вслух об этом и не говорят. К тому же серьезных беспорядков в Бахрейне никогда не допустят американцы. Потому что там располагается база пятого флота. У США и Бахрейна есть очень крепкий и ветвистый военно-политический договор. Я не раз бывал на этой базе. Это очень серьезная структура, которую, конечно, американцы просто так не отдадут.

РГ: То есть вероятность религиозной войны внутри Бахрейна отсутствует?

Власов: Ну какая там может быть война? Разве что какие-то всплески. Вряд ли люди сами пойдут под пулеметы регулярной армии. Если говорить откровенно, в Бахрейне произошло прямое вмешательство саудитов. Они, правда, с собой еще эмиратцев притащили, чтобы это была не саудовская интервенция, а действия в рамках союза сотрудничества стран Персидского залива. Но напряженность в любом случае сохранится и внутренний конфликт будет только нарастать.

Неизвестно, сколько саудовцы и эмиратцы там пробудут, как на это будут реагировать в Бахрейне. Не может же контингент там годами сидеть. Значит, его надо будет выводить. Как будет себя вести Иран? Единственное, что можно сказать: пока там есть правящая семья, не готовая ни к каким серьезным политическим реформам, конфликт останется. А правящая семья не готова делиться властью ни с кем, тем более с шиитами.

РГ: Вы знакомы с королем?

Власов: Я вручал верительную грамоту эмиру-отцу, а потом он неожиданно умер из-за сердечного приступа. Но сына я тоже знал. Там были протокольные мероприятия, которые ежегодно проводил двор эмира. Кстати, когда сын пришел к власти, он некоторое время побыл эмиром, а потом провозгласил себя королем.

РГ: Каким человеком он вам показался?

Власов: Насчет решительности ничего сказать не могу, но он точно очень властолюбивый.

РГ: Король решится пойти на самые жесткие меры против своих противников?

Власов: Бесспорно. С 95-процентной вероятностью скажу, что именно так он и поступит.

РГ: И все же: большинство народа за или против своего короля?

Власов: Какой народ? Бахрейна? Он состоит из суннитов и шиитов. Сунниты тоже есть не очень хорошо обеспеченные. Хотя все равно рядовые сунниты живут лучше, чем рядовые шииты. Все зависит от конкретного положения, в котором находится человек. Что, думаете, двадцать-тридцать очень богатых шиитов против короля? Да нет, они за него двумя руками, хотя они и шииты. Если человек имеет соответствующее положение, работу, нормальную зарплату, может обзавестись семьей, конечно, он как минимум занимает нейтральную позицию. А те, кто выступает, они же не от хорошей жизни на улицу идут.

РГ: Боится ли Халифа повторения египетского и тунисского сценария?

Власов: Для того чтобы повторить египетский сценарий, надо иметь такое же количество народа. Ну, выйдут десять-двадцать тысяч бахрейнцев на улицу, ну разгонит их армия - и все, больше ничего.

Хотя Халифа, конечно, боится за свое кресло. Но он принимает адекватные меры. Видимо, понял, что внутри страны ему не на кого надеяться, и попросил помощи у саудитов. Те, естественно, не отказались. Зачем им нужен пылающий шиитский Бахрейн? Оттуда же к ним переметнется.

РГ: Халифа уверен, что заговор против его страны готовился 20-30 лет иностранными силами. Это он про Иран?

Власов: Естественно. Но насколько Иран вовлечен в это дело, трудно сказать. Может быть, это станет известно только через какое-то время.

РГ: Что будет с Бахрейном дальше?

Власов: Прогнозы - дело неблагодарное. Есть противоречия, есть угнетенное шиитское большинство. Конечно, это вызывает негативную реакцию. Она уже проявлялась раньше и сейчас проявилась вновь - гораздо более остро и рельефно. Почему? Потому что произошли события в Египте, Тунисе, Иордании, Сирии. Хотя все это по разным причинам происходит, но волнения-то одинаковые. А что будет дальше, трудно сказать.

Я вам советую следить за развитием бахрейнско-саудовского и бахрейнско-американского сюжетов. Все происходящее на этих двух направлениях максимально важно для Бахрейна. Номер один для них - это США. Номер один дробь два - Саудовская Аравия. А все остальное не так важно. Любые шаги, которые будут предприниматься в отношении Бахрейна со стороны Саудовской Аравии или США, если таковые будут, - это шаги показательные. Все остальное - политический пиар.

В мире Ближний Восток Бахрейн "Арабская весна" и ее последствия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники