Новости

18.04.2011 00:36
Рубрика: В мире

Собирающие камни

Площадь Тахрир как зеркало египетской революции

Сначала о том, что из себя представляет эта самая большая столичная площадь, которая теперь, несомненно, войдет в историю арабского мира как место, где свершилась одна из самых громкихи, увы, самых кровопролитных революций начала XXI века.

Российские путешественники, бывавшие в Каире, наверняка знают это место - хотя бы потому, что рядом, метрах в двухстах, находится выкрашенный в оранжевый цвет знаменитый Национальный музей с мумиями фараонов. Других заметных достопримечательностей там нет.

Есть огромное полукруглое здание МВД, где чиновники выдают гражданам разные разрешения и свидетельства. Скромная мечеть. Дворец, связанный с давним присутствием английских колонизаторов. Недостроенный отель "Риц Карлтон". Чуть в стороне сожженный демонстрантами главный офис правящей (тогда) Национально- демократической партии.

Жилые дома, на крышах которых, как говорят, прятались таинственные снайперы, а квартиры на верхних этажах за бешеные деньги арендовали представители западных телекомпаний, круглые сутки гнавших "картинку" с площади.

Значительная часть Тахрира теперь представляет собой ухоженный газон - с цветниками и деревьями. Это военные постарались - чтобы не было соблазна опять ставить здесь палаточный лагерь, как в конце января. Я сразу вспомнил нашу недавнюю историю: в начале 90-х, чтобы убрать с Манежной площади толпу, придумали строить подземный торговый центр. Власть на выдумки хитра.

Довольно долго - и в марте, и в апреле - площадь Тахрир оставалась свободной от проявления народного гнева. Казалось, самое тревожное уже позади. Революционеры получили все, чего хотели. Режим Мубарака свергнут. Парламент распущен. Власть демонстранты добровольно доверили Высшему военному совету. Многие министры-коррупционеры ждут своей участи в тюрьме. В сентябре должны состояться парламентские, а следом и президентские выборы. Победа?

Ан, нет. На свою беду вдруг напомнил о себе бывший президент Хосни Мубарак, выступивший на канале "Аль -Арабия" с короткой (ровно 4 минуты 52 секунды), но зажигательной речью. Он категорически отказался признать наличие каких-то финансовых средств на счетах в зарубежных банках, отверг обвинения в коррупции, да еще и пригрозил судом тем, кто посмеет бездоказательно обливать грязью его самого и членов его семьи.

Толпа снова пришла в возбуждение. Позвольте, ведь нас уверяли, что бывший президент в коме. Что к нему нет доступа прессы. Что ведется беспристрастное расследование всех его дел и делишек, в том числе и тех, что связаны с приказом на применение силы против демонстрантов. И что мы слышим? Голос энергичного, уверенного в себе человека. Ни капли раскаяния!

8 апреля Тахрир опять заполнили демонстранты. Теперь их гнев был обращен исключительно на бывшего главу государства и членов его семьи, а также на тех госчиновников, которые намеревались увести его от справедливого возмездия.

После этого были задержаны на пятнадцать суток сыновья Мубарака, а сам он помещен на тот же срок фактически под арест на территории госпиталя. Накал страстей удалось сбить. Но надолго ли? Все в Каире ждали очередной пятницы. У мусульман это единственный выходной, именно в этот день здесь и происходят все значительные события. В пятницу, 28 января, площадь заполнил миллион демонстрантов и тогда же пролилась первая кровь, было убито 150 человек.

По случайности именно в последнюю пятницу, 15 апреля, дожидаясь оказии на пути в Ливию, я оказался в Каире. И, конечно, пришел на знаменитую площадь.

Обычно толпа собирается с окончанием утренней молитвы, то есть после полудня. Сегодня бузят уже спозаранку. Тема все та же: судить Мубарака! Или расстрелять без суда и следствия? Или повесить? А может, повременить, пусть сначала отдаст награбленное? В разных концах площади буйствуют ораторы. Правда, если присмотреться, то убежденных борцов мало, большая часть толпы состоит из откровенных зевак. Многие снимают происходящее фотоаппаратами и мобильными телефонами.

Полиции нет. Военных тоже. Возможно, есть агенты службы безопасности, но поди их рассмотри. Уже потом я прочел в газетах, что на площади был задержан мужчина в парандже, то есть замаскированный под женщину. Может, это и был шпион?

Протиснувшись поближе к импровизированной трибуне, пытаюсь с помощью переводчика понять суть речей. Вменяемых выступлений пока мало, в основном азартные призывы - судить, наказать, бросить в тюрьму, казнить. Призывы эти иногда облекаются в рифмованную форму, окружающие тоже охотно начинают скандировать стихи, хлопать в ладоши и пританцовывать. Никогда прежде не видел, чтобы с такой детской радостью требовали лишить человека жизни.

Мне хочется найти кого-то из тех, кто представляет какую-нибудь серьезную политическую силу или общественное движение. "Вот этот человек явно из "Братьев-мусульман", - приходит на помощь переводчик Карим. - Хотите с ним побеседовать"? Обличьем человек напоминает муллу: он бородат, облачен в белоснежную галабею, это такая свободная рубаха до пят, на голове феска.

"Нельзя сейчас судить президента, - охотно откликается на мой вопрос египтянин. - Ведь кому мы доверим вынесение приговора? Тем людям, которых Мубарак и поставил на эти посты. Сначала надо избрать демократический парламент, затем депутаты назначат честных прокуроров и судей, и только тогда может состояться справедливый суд. А все богатства надо конфисковать у Мубарака, но не в пользу государства, а раздать народу".

Возле нас мгновенно образуется локальная революционная тусовка. Увидев в моих руках диктофон, каждый хочет произнести в него наболевшее. Какой-то явно небогатый человек в серой рубахе зачем-то демонстрирует свои раны на ногах и говорит, что Мубарак заслуживает казни. Толпа вокруг нас густеет. Еще один энтузиаст дает мне листок с революционными стихами. Другой тянет за рукав: "Давайте заклеймим позором того американского пастора, который сжег Коран". Сзади шепчут на ухо по-английски: "А почему Россия нас не поддерживает? Пора бы и Медведеву сказать свое веское слово". Это сигнал: пора выбираться на волю из плена революционных страстей .

В самый разгар дня на площади, по моим прикидкам, было не больше двух тысяч человек. То есть не сравнишь с февралем, когда Тахрир и прилегающие улицы захлестывала двухмиллионная людская масса. Честно сказать, лично меня сильнее всего поразили в этой толпе два гражданина. Я сначала даже не понял, чем они заняты. Присмотрелся. Сосредоточенно, прямо в самой гуще, не обращая ни на кого внимания, укладывают тротуарную плитку. В ходе январско-февральских столкновений камни активно использовали против полиции. Теперь пришла пора строить другую жизнь. Собирать, а не разбрасывать камни.

Чем не символ нового Египта?

***

Массовые народные выступления, волной прокатившиеся по странам арабского востока, по-прежнему интригуют мир. Слишком сильно этот регион завязан на глобальную мировую политику. Здесь кроются колоссальные природные ресурсы. Здесь зреют, исподволь набирают силу радикальные движения и силы, метастазы которых не без основания опасается Запад.

Станут ли революции шагом к действительно демократическим преобразованиям, прогрессивным реформам или приведут к долгой кровавой смуте, нестабильности, нарушению существующих договоренностей, компромиссов, сдержек и противовесов? Не затронет ли "эффект домино", кроме арабских стран, другие государства, например, бывшие советские республики Средней Азии?

Косвенные, а то и прямые ответы на эти вопросы можно найти, если хорошенько взглянуть на то, что сейчас происходит в Египте.

Опасность захвата власти радикалами. О ней много говорят, особенно теперь, когда лидеры запрещенного при Мубараке движения "Братьев-мусульман" откровенно раздают интервью и делятся своими планами. Правда, узнать об их истинных намерениях трудно. Они вроде бы не собираются выставлять своего кандидата на президентских выборах, но при этом заявляют, что в битве за парламент намерены взять не менее 30 процентов мандатов.

В Египте у "Братьев" всегда были неплохие позиции. Сегодня это самая организованная политическая сила. Эксперты говорят, что исламисты в последнее время полностью отказались от экстремистских лозунгов, агитацию ведут очень аккуратно и осмотрительно. "Этим и опасны, - заметил в разговоре со мной один из местных журналистов. - Слова новые, а суть прежняя. Эти люди генетически запрограммированы на крайности".

Другой политолог в ответ на вопрос о реальных шансах "Братьев" в ходе выборов сказал, что все будет зависеть от явки избирателей. Если проголосуют более половины египтян, то исламисты не наберут больше 20 процентов.

Еще один вопрос: что будет с арабским миром после всех этих потрясений? Возьмут верх центробежные силы, усилятся недоверие и вражда или, напротив, арабы сплотятся? Здесь многое будет зависеть от конечного исхода революционных процессов, от того, какие режимы в итоге установятся в государствах Северной Африки и Ближнего Востока.

Какова во всем случившемся роль Соединенных Штатов, для которых Мубарак многие годы являлся надежным партнером в регионе? Судя всему, для американцев все случившееся, скорее всего, стало полной неожиданностью. В пользу этой версии говорит и тот факт, что первые десять дней они пытались через третьи страны поддерживать режим, но затем, убедившись, что карта бита, цинично сдали своего верного союзника, поступив - вот уж редкий случай - как истинные поборники демократических ценностей, а не как страстные защитники своих национальных интересов.

Кто станет следующим египетским президентом? Тоже загадка со многими неизвестными. Ведь особенностью революции "25 января" (именно так ее предпочитает называть интеллигенция) было то, что в ходе массовых выступлений не проявился ни один заметный вожак. Революция состоялась, а вождей у нее до сих пор нет. И в числе претендентов на пост главы государства новых ярких личностей тоже нет. Сейчас чаще всего называют бывшего главу МАГАТЭ Мохаммада аль- Барадеи, бывшего министра иностранных дел, а в последнее время генсека Лиги арабских государств Амру Мусу, бывшего премьер-министра Ахмеда Шафика. Правда, времени до выборов еще много, возможно, появятся и другие серьезные претенденты.

***

Заканчивая эти заметки, я просмотрел заголовки сегодняшних газет и послушал новости из телевизора. Мубарака все-таки увезли подальше от курортных мест, поместив в другой госпиталь - неподалеку от Каира. Начался процесс "зачистки" названий более чем 500 школ, носивших имена бывшего президента, его жены и сыновей. Самая же главная новость заключается в том, что распущена правящая Национально-демократическая партия, долгое время бывшая опорой прежнего режима. Я вспомнил сгоревший офис этой теперь уже не существующей партии и чудом уцелевший цветной рекламный щит на его обугленной крыше: радостные ребячьи мордашки и надпись: "Мы - за лучшее будущее для своих детей". Своих детей функционеры НДП и вправду не забывали. Кто теперь станет заботиться о всех остальных детях Нила?

Тахрир, похоже, уходит в прошлое. Революция - она как праздник. А потом неизбежно наступают будни. Вот когда все решается. Мы это знаем по своему недавнему опыту.

В мире Африка Египет "Арабская весна" и ее последствия Спецкомандировка с Владимиром Снегиревым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники