17.04.2011 23:33
    Рубрика:

    Корреспонденты "РГ" рассказывают, как за рубежом борются с безбилетниками

    Кто мне говорил, что снаряд два раза в одну воронку не попадает? После того, как меня в течение двух часов трижды проконтролировали на одной ветке городской электрички в Берлине, я перестала верить в эту присказку. Дело в том, что свой месячный проездной я забыла дома: как это часто случается, не переложила из одной сумочки в другую. И вот страшное дело - контролеры.

    Входят они, как правило, незаметно, блокируя все двери. Одеты в гражданское, беззаботно смотрят по сторонам, а потом - р-р-раз: "Предъявите, пожалуйста, ваши билеты!".

    Мне предъявить было нечего. Покраснев до ушей, я объяснила, что мой именной единый остался дома. Меня высадили из электрички, записали фамилию, имя и адрес. Выдали листочек на сумму в десять евро, которую я могла оплатить на месте наличными или перевести с банковского счета, и попросили в течение десяти дней предъявить свой проездной. Легко отделалась. В противном случае за безбилетную поездку мне надо было бы выложить 40 евро "повышенной оплаты за проезд".

    Именно так называется единый штраф для безбилетников в Берлине. Ведь, как объяснил мне официальный представитель предприятия городских электричек Инго Пригнитц, проезд без билета - это еще не уголовное преступление. Таковым он становится, если удастся доказать, что пассажир умышленно отказывается платить, а не просто потерял или забыл купить билет. Поэтому предприятия общественного транспорта ведут списки "зайцев". На тех, кто попадается хронически, заявляют в полицию. Как рассказал адвокат по уголовному праву Торстен Хиппе, до судебного разбирательства, как правило, не доходит. Во-первых, если кто-то несколько раз попадется, сие не означает, что он делал это умышленно. Даже если прокуратура видит умысел, такие мелкие дела обычно закрываются без суда.

    Городские электрички в Берлине относятся к "Немецким железным дорогам". Метро, автобусы и трамваи находятся в ведении Берлинского предприятия общественного транспорта. В автобусах вход всегда через первую дверь, там необходимо предъявить или купить билет. Однако оставляющих синяки преград при входе в автобус нет. Так же, как нет турникетов на платформах электричек и в метро. Покупка билета - на совести самого пассажира.

    В Берлине есть другие способы заставить платить за проезд. На любом виде городского транспорта действует правило: раз тебя поймали, ты должен предъявить удостоверение личности, заграничный паспорт, водительское удостоверение или просто продиктовать свои персональные данные. Контролеры свяжутся с полицией, чтобы проверить их достоверность. Хотя они не имеют права применять физическое насилие - за это они сами будут отвечать перед законом - контролеры могут задержать "зайца" до прихода полиции. Шуток шутить не рекомендуется. Один раз я решила испытать на себе эффективность такого метода и назвала неточный адрес. Меня задержали на платформе, а через десять минут подоспела полиция, готовая для дальнейшего разбирательства увезти меня в отделение. Дальше шутить мне уже расхотелось.

    Четкость и последовательность принимаемых мер приносит результаты: среди пассажиров в берлинском общественном транспорте всего 3-4 процента "зайцев". Но и они умудряются принести немалый ущерб: за год на безбилетниках теряется больше 30 миллионов евро. Естественно, коммерческие предприятия общественного транспорта никого не хотят возить бесплатно. Поэтому контроль - строгий и постоянный. В берлинской подземке, по словам представительницы Берлинских предприятий общественного транспорта Петры Реетц, ежедневно несут службу 120 контролеров. Раньше им выплачивались премии в соответствии с числом пойманных "зайцев". Теперь от этой схемы отошли, потому что Берлин выл от невежливых проверяльщиков. Теперь контролеры электричек предупредительны, неконфликтны. Обучение общению с пассажирами входит в программу подготовки контролеров железных дорог, после которой сдаются экзамены. Не последнюю роль играет и разница в оплате. На железной дороге денежное вознаграждение контролеров в полтора раза выше, чем у их коллег в метро или на наземном транспорте.