Новости

26.04.2011 00:40
Рубрика: Экономика

Фармацевты против табачников

Кто и как зарабатывает на борьбе с курением
Текст: Павел Толстых (руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти)

Рынок лекарств - это гигантский бизнес, который в России более чем на две трети контролируется западными корпорациями с присущей им тактикой жесткого маркетинга.

Спустя всего две недели после того, как японское правительство в 2010 году подняло налог на табачные изделия, объем продаж препарата Chantix американской фармацевтической компании Pfizer, помогающего избавиться от никотиновой зависимости, вырос с 70 тысяч до 450 тысяч "стартовых пакетов" в месяц. Учитывая, что комплект Chantix стоит не менее $200, в финансовом выражении это рост с $168 млн до повышения акцизов до более чем $1 млрд в год после.

Индустрия борьбы с табаком - огромный рынок, за который конкурируют международные фармацевтические корпорации, выпускающие средства по борьбе с табачной зависимостью. По данным ВОЗ, на сегодняшний день 1,3 млрд населения нашей планеты находится в зависимости от табака. Сейчас в России курят 43,9 млн человек, то есть 39,1% всего населения страны. Указанное число курильщиков - потенциально гигантский рынок сбыта для препаратов по борьбе с курением. Чтобы заработать на рынке антитабачных препаратов, используются интегрированные методы пиар-, джиар- и маркетинговых коммуникаций.

Пиарщики фармотрасли работают над тем, чтобы максимально большое количество людей задумалось о вреде курения, тем самым они искусственно стимулируют спрос на их продукцию. Для этого используется тактика "демонизации табака" - как главного зла человечества. Джиарщики используют методы искусственного создания спроса: через заградительные механизмы политического лоббирования ограничивается реклама и распространение табачной продукции, а за счет поднятия акцизов на табачную продукцию происходит перераспределение табачных денег в пользу фармацевтических. Можно утверждать, что каждый доллар, затраченный на антитабачное лоббирование, многократно компенсируется фармацевтической промышленностью. Говоря о затратах на лоббизм - фармацевтическая индустрия стоит на первом месте в мире по сумме средств, выделяемых на политическое влияние. С 1998 по 2010 год фармацевтической отраслью только на лоббизм в США (где данные суммы подлежат обязательному раскрытию) было затрачено $2080115642, для сравнения топливо-энергетический комплекс, имеющий славу сильного лоббиста, за это же время затратил сумму в два раза меньшую - $1074582418, табачная отрасль - в шесть раз меньшую - $335727156. Еще более наглядно эти цифры будут выглядеть в динамике: если в 1998 году фармацевтическая отрасль потратила на лоббизм $69218254, то в 2010 году уже $240325934. Для сравнения, начиная с 1999 года средние затраты табачной отрасли на лоббизм составляют порядка $20 млн. А если взять за сравнение 2010 год - $16645381, что более чем в 14 раз меньше, чем затраты на лоббизм фармацевтической отрасли за это же время. Общее количество зарегистрированных лоббистов на 2010 год у табачной отрасли - 162, у фармацевтической - 1570.

Фармотрасль жестко расправляется с потенциальными конкурентами, при этом используются все возможные методы пиар- и лоббистской защиты, в результате чего средства конкурентов признаются неэффективными и/или даже опасными, при этом фармкомпании намеренно скрывают побочные действия своих препаратов. Наглядным примером является внезапная истерия фармотрасли против "электронных сигарет". Так, Ассоциация легочных болезней США, которая только от Johnsons&Johnsons в 1997 году получила $2,5 млн за право использования ее имени в течение двух лет в рекламе антитабачного препарата Nicotrol, приняла активное участие в лоббировании запрета на продажу в магазинах США электронных сигарет. В своем публичном заявлении в поддержку закона о запрете на продажу электронных сигарет в Иллинойсе ассоциация сообщила, что научно не доказано, что курение обычных сигарет опаснее, чем использование их электронных аналогов. Аналогичную картину мы видим и в России. В 2009 году Росздравнадзор России зарегистрировал электронные сигареты как "изделие медицинского назначения", а именно "устройство для защиты организма при курении", что не понравилось врачам, обвинившим Росздравнадзор в том, что он не провел соответствующих медицинских испытаний. Представители Росздравнадзора в ответ сами обвинили врачей, что они куплены фармкомпаниями, продающими антиникотиновые пластыри.

Кстати, заявляя об опасности "электронных сигарет", фармкомпании намеренно скрывают побочные синдромы своих препаратов. Так, с момента начала производства Chantix от Pfizer в 2006 году с ним было связано 3325 сообщений о серьезных побочных эффектах, включая 112 летальных исходов. В 2009 году Управление по контролю качества продуктов и лекарств США потребовало размещения соответствующего предупреждения (blackboxwarning) с целью информирования пациентов о возможных побочных эффектах, которые могут угрожать их жизни. Blackboxwarning - самое серьезное предупреждение, которое фармкомпанию могут обязать разместить на упаковке. Оно обозначает, что медицинские исследования показали возможность появления побочных эффектов, которые могут нести угрозу жизни пациента.

Начиная с конца 2000 годов Россия становится объектом интереса индустрии по борьбе с табаком. Например, фонд Bloomberg Initiative, основанный мэром Нью-Йорка Майклом Блумбергом, к 2013 году выделил $500 млн для борьбы с курением в развивающемся мире. Такие общественные организации, как Российская Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП), с 2008 года уже получила более $700 тысяч. Цели, на которые выделяются эти деньги, - влияние на российских законодателей, чиновников из минфина и аппарата правительства. Стоит добавить, что начиная с 2005 года объем рынка препаратов против курения увеличивается не менее чем на 50% ежегодно.

Экономика Отрасли Фарминдустрия Борьба с курением