Новости

17.05.2011 00:20
Рубрика: Общество

Неприкасаемых не останется

Сегодня открывается Общее собрание Российской академии наук

Академический форум открывается в сложное для РАН время. Недавние бурные споры вокруг нее, разнообразные мнения о путях реформирования сменились затишьем, которое тревожней бури.

Сегодня для многих ученых очевидно, что уже в ближайшее время первую скрипку в нашей науке будут играть не институты РАН, а вузы. Эти планы уже становятся реальностью. На фоне финансовых проблем РАН значительные средства государство выделило на вузовскую науку и мегапроекты для приглашения в вузы ведущих зарубежных ученых. Словом, научные стрелки переводятся с РАН на университеты. За образец взят опыт ведущих стран, прежде всего США, где такая система организации науки, отличающаяся от сложившейся исторически в России, доказала свою эффективность.

Такие сравнения некорректны, считают академики, достаточно посмотреть на вложения в одного исследователя: в США - 246 тысяч долларов в год, в Германии - 236 тысяч, в Японии - 184 тысячи, в России - 38 тысяч долларов. Несмотря на такие крохи, от наших ученых требуют, чтобы они на равных соперничали с коллегами из ведущих стран. Но чудес не бывает. Однако чиновники считают, что РАН работает с крайне низким КПД. Вот цифры из подготовленной минэкономразвития "Стратегии-2020". Хотя за последние десять лет затраты на исследования увеличились в десять раз (с 48 миллиардов рублей в 1999 году до 485,8 миллиарда в 2009 году), Россия все ниже опускается в мировом рейтинге. Так, в 2008 г. на ее долю приходилось всего 2,48 процента статей в престижных научных журналах, тогда как, скажем, на Францию - 5,5 процента, Германию - 7,5, Китай - 9,7. Сегодня наше место между Бразилией (2,59) и Нидерландами (2,46). Но куда тревожней, что результаты наших ученых слабо востребованы их коллегами: в среднем на одну статью, опубликованную российскими авторами (или с их участием), приходилось лишь 2,4 ссылки. Для Китая этот показатель равен 2,95, Японии - 4,64, Франции - 5,53, Германии - 6,1.

Словом, накачивать деньгами неэффективно работающую "машину" нецелесообразно. Ей требуется серьезный ремонт. Суть предлагаемой чиновниками реформы можно свести к простой формуле: система организации науки должна вращаться вокруг таланта. Все остальное, в том числе администрация институтов и академий, - это "обслуга". И денежные потоки должны попадать к сильным ученым и коллективам, перетекая от слабых. Пока же они распределяются по принципу всем сестрам по серьгам.

Чтобы выявить, "кто есть кто", будет проведен аудит всех научных организаций. Причем впервые для экспертизы привлекут не только наших ведущих ученых, но и их коллег из-за границы. Это сделает проверку максимально объективной. Критерии оценки? Для фундаментальной науки - это, в частности, публикации, участие в конференциях, а для прикладной - востребованность результатов. В итоге в период 2011-2014 годов могут быть закрыты и перепрофилированы 10-15 процентов организаций и еще в 20 процентах ликвидированы слабые подразделения. Освободившиеся деньги пополнят кошелек сильных.

По таким законам уже давно живет наука ведущих стран мира. Все это не является для РАН откровением. Еще несколько лет назад минобрнауки предлагало провести серьезные реформы. Ответ академиков был жестким: у нас все в ажуре, а чиновники не понимают специфики науки. Академики были категорически против и каких-либо критериев оценки их работы, в том числе публикаций и цитирования. Доказывая их формализм, ссылались, в частности, на знаменитого Григория Перельмана. Он замолчал на восемь лет, а потом опубликовал решение задачи тысячелетия. Если его мерить всяческими критериями, то надо было выгнать из института. Конечно, аргумент весомый, но Перельман - гений, такие рождаются раз в 100 лет. И до своего триумфа он опубликовал работы такого уровня, что получил приглашение от нескольких университетов США.

Правительство в 2009 году поставило точку в этом споре, обязав ввести систему оценок труда ученых. Сейчас в РАН она разработана, правда, все еще не внедрена, проходит обкатку. Но, по мнению ряда специалистов, ситуация в академической науке вряд ли серьезно изменится, так как рожденный документ получился довольно щадящим, а потому эффект по выявлению сильных и поддержке талантов окажется небольшой.

Прогноз тревожный, ведь старение кадров - самая болевая точка нашей науки. Но парадоксально, что при этом молодым ученым после окончания аспирантуры часто не находится места в институтах, так как все ставки заняты. Более того, человек может годами не публиковать ни одной статьи, но его невозможно уволить. Предложенный минэкономразвития аудит должен сломать эту архаичную систему, открыть дорогу талантливой молодежи. Более того, предлагается возраст президентов и вице-президентов академий, директоров институтов, ректоров государственных вузов, директоров НИИ, деканов, завлабораториями и кафедрами в государственных вузах ограничить 70 годами (сегодня большинство высших должностей занимают ученые, давно перешагнувшие этот рубеж).

Кроме того, срок пребывания одного и того же лица на каждом из этих постов будет ограничен 10 годами.

Изменения предлагаются революционные. Об их необходимости сегодня говорят многие. Можно, к примеру, вспомнить письмо группы ученых-соотечественников президенту России. Конечно, далеко не все предложения оптимальны, но их надо обсуждать. И логично это сделать на открывающемся Общем собрании. Кстати, сегодня же должно состояться заседание Ученого совета Российского фонда фундаментальных исследований, который может так изменить устав фонда, что в нем практически не останется поисковых исследований. Однако в повестке дня Общего собрания эти пункты не значатся.