Новости

18.05.2011 00:25
Рубрика: Власть

Имеете право!

Александр Жаров: Постоянно ищем новые способы быстрее помочь людям

Какие права жителей Подмосковья нарушаются чаще всего? Как найти управу на равнодушных чиновников? На эти и другие вопросы ответил в ходе "Делового завтрака" в "РГ" Александр Жаров, Уполномоченный по правам человека в Московской области.

Клетка с птичкой

Российская газета: Александр Евгеньевич, на кого чаще всего жалуются вам жители Московской области?

Александр Жаров: На федеральные органы власти. На них приходится почти половина всех обращений. Особенно много нареканий получает работа органов судебной системы и внутренних дел. Крайнее беспокойство вызывают случаи неоправданно жестких наказаний, применяемых судами. Например, Серебряно-Прудский районный суд приговорил жительницу к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев за кражу у соседа клетки с птичкой, при этом никаких отягчающих обстоятельств по делу не выявлено. Растет и количество обращений граждан, не согласных с приговорами судов. Нарушают права людей на достоинство и личную неприкосновенность и в ходе уголовного преследования. Вот пример: арестованный К. пожаловался на побои со стороны сотрудников ОВД по Солнечногорскому району. Мы обратились в прокуратуру Московской области. Читаем ответ: обвиняемый получил телесные повреждения, пытаясь оказать сопротивление. Как же так, ведь после задержания этот человек проходил освидетельствование в Солнечногорской центральной больнице, и там было выдано заключение: "практически здоров"! Милиционерам требуется рост показателей раскрываемости, а какими методами "выбиваются" признания, не важно! И структуры, призванные контролировать деятельность органов внутренних дел, часто закрывают глаза на нарушения закона. В результате люди, столкнувшиеся с правоохранительной системой, начинают чувствовать себя беззащитными...

Мы консультируем тех задержанных или арестованных, чьи права нарушены. В отдельных случаях присутствуем на судебных заседаниях. Если, по нашему мнению, суды принимают неправомерные решения, обращаем на это внимание председателя областного суда. К тому же наши сотрудники регулярно проводят проверки в изоляторах временного содержания, следственных изоляторах, колониях. Часто выезжаем туда совместно с членами Общественной наблюдательной комиссии Московской области. Следим, чтобы там и спальные места были у всех, и вода отвечала санитарным нормам, и площадки для прогулок благоустраивали. Опрашиваем, есть ли жалобы на условия содержания, отношение со стороны персонала. Силовые ведомства реагируют на наши замечания, но вопросов еще остается много.

Неправильный автобус

РГ: А на региональном уровне больше претензий к органам местного самоуправления?

Жаров: В последнее время число таких жалоб увеличилось. Это связано с тем, что представители администраций не до конца разобрались в 131-м федеральном законе, который разграничивает полномочия между муниципальными образованиями. А раз что-то не понимают, значит, и функции свои исполняют недостаточно хорошо. Наибольшее же число обращений приходится все-таки на учреждения соцзащиты, органы опеки и попечительства. В целом за последние пять лет количество жалоб в аппарат Уполномоченного по правам человека в Московской области увеличилось в три раза. В прошлом году обратились более 12 тысяч человек.

Центры бесплатной юридической помощи должны появиться в каждом муниципальном образовании

РГ: Стало больше нарушений прав человека?

Жаров: Нет, просто больше людей узнали, что в аппарате Уполномоченного они могут рассчитывать на реальную помощь. А мы в свою очередь постоянно ищем новые способы, как быстрее решить их проблемы. Иной раз человек начинает обращение с того, что в колодце вода плохая, а заканчивает тем, что по соседней улице автобусы ходят не в том направлении. Что здесь главное и чего хочет заявитель - не сразу поймешь. Созваниваемся, уточняем претензию, а время идет, проблема не решается... Чтобы помочь людям защитить их права, работаем совместно с профессиональными сообществами юристов, вузами над созданием центров бесплатной юридической помощи, где дадут консультацию, подскажут форму и адрес обращения. Надеемся, что вскоре такие центры заработают в каждом муниципальном образовании.

РГ: Читательница "РГ" из Серпуховского района спрашивает: как лучше изложить вам свою проблему: письменно или надо приехать на прием?

Жаров: Как удобнее, так и поступайте. Обращение можно прислать и по электронной почте. Совсем необязательно ехать в Москву в наш головной офис. Скажем, в том же Серпуховском районе работает представитель Уполномоченного по правам человека в Московской области. Всего их 61 на 74 муниципальных района и городских округов. Кстати, практикуем и выездные приемы населения, систематически посещаем социальные, пенитенциарные учреждения. В прошлом году сотрудники аппарата более тысячи раз выезжали в больницы, детские учреждения, места принудительного содержания. Часто по собственной инициативе проводим мониторинг той или иной проблемы. Например, изучали ситуацию с медицинским обслуживанием в отдельных районах.

От врача - к кассе

РГ: Какие претензии чаще всего жители предъявляют медикам?

Жаров: По данным Фонда обязательного медицинского страхования Московской области, каждый четвертый житель недоволен качеством оказанной медпомощи в поликлиниках. Например, людей не устраивают очереди на прием к врачам и в лаборатории для сдачи анализов. Зачастую уже через несколько минут после открытия поликлиник не выдают талоны к специалистам. И по телефону порой не записаться. Поэтому пациенты вынуждены спозаранку занимать очередь у дверей медучреждений. Такая ситуация в Истринском, Можайском, Воскресенском районах... Другая проблема - больным приходится долго ждать назначенных исследований. Скажем, в Можайске, чтобы тебе сделали УЗИ, этот срок доходит до двух месяцев. Нельзя ждать? Платите - сделают в тот же день. Считаю это недопустимым!

РГ: Пациентам часто предлагают раскошеливаться на услуги, которые положено получать бесплатно по медицинскому полису?

Жаров: Есть такие примеры. В поликлинике N 4 Мытищ родителей новорожденных направляли в платную лабораторию, где с них брали более 2 тысяч рублей. В стоматологической поликлинике Можайска врачи требовали оплатить пломбирование... А пациентам Уваровской участковой больницы приходилось даже покупать капельницы, физраствор... Мы стараемся пресекать такие факты, при этом находим поддержку у министра здравоохранения Московской области Владимира Семенова.

Пятый угол квадратного метра

РГ: В аппарате Уполномоченного по Москве больше всего жалоб связано с жилищными проблемами. И в Подмосковье такая же ситуация?

Жаров: Число таких жалоб в прошлом году выросло до 22 процентов. Это одна из самых трудноразрешимых проблем, причина - в недостаточном финансировании и пробелах в законах. Скажем, ни в Жилищном кодексе, ни в законодательстве Подмосковья не предусмотрено приоритетное право на обеспечение жильем инвалидов, престарелых, многодетных. Обязанности по обеспечению населения жильем возложены на органы городских и сельских поселений. Но большинство муниципальных образований не в состоянии с ними справиться. Например, в Каширском, Сергиево-Посадском, Ступинском и ряде других районов строительство жилья для очередников практически не ведется.

РГ: Там были проблемы и с выделением квартир и для ветеранов Великой Отечественной?

Жаров: По Подмосковью такие случаи единичны. Например, к нам обратился ветеран из Шатурского района: власти отказывают в новом жилье, говорят: ты и так живешь неплохо, другие - хуже. Мы помогли ему составить исковое заявление в суд, который обязал администрацию района поставить заслуженного человека на учет в качестве нуждающегося в благоустроенном жилье.

РГ: Другая "квадратная" проблема - переселение из ветхого или аварийного дома. Нередко приходилось слышать жалобы: органы местного самоуправления отказываются признать дома непригодными для проживания...

Жаров: Эта касается практически всех муниципальных образований области. Например, к нам обратились жители двух домов одного из микрорайонов городского округа Балашиха. Наши сотрудники выехали на место и ужаснулись: стены в плесени и трещинах, рамы прогнили, коммуникации ржавые. Жить в таких помещениях опасно. А МУП, который отвечает за дома, по поручению местных властей уведомил граждан, что проведение капитальных работ относится к компетенции общего собрания собственников жилых помещений. И это при том что дома - муниципальные, и большинство людей проживает по договорам социального найма. Налицо сознательное введение жильцов в заблуждение! Такие случаи держим на контроле.

Не детский вопрос

РГ: Во всех регионах многие подростки, выйдя из стен детдомов, сталкиваются с тем, что не знают, где преклонить голову...

Жаров: Увы, 61 процент письменных обращений к нам в защиту детей-сирот касается нарушений жилищных прав. В основном от тех, кто после детдома остался без своего жилья.

РГ: Не хватает бюджетных денег на квартиры для таких ребят?

Жаров: Прежде всего в законодательстве нечетко прописан порядок приобретения жилья за счет субвенций, которые выделяются на эти цели из областного бюджета. Не определена мера ответственности органов, отвечающих за предоставление жилья детям-сиротам. По-прежнему не урегулированы вопросы сохранения жилья за ребенком на то время, когда он находится в детдоме. Само понятие "сохранности жилья" нормативно не определено ни по форме, ни по содержанию. Поэтому бюджетные деньги не всегда используются эффективно и своевременно.

РГ: Первыми в этой цепочке виноватых стоят органы опеки и попечительства?

Жаров: И органы местного самоуправления. Еще на первом этапе закрепления жилых помещений за ребенком, которого определяют по каким-то причинам в интернат или детдом, зачастую никто и не думает выяснять, кто является собственником жилья, в каком состоянии оно находится, какой требуется ремонт, кто там зарегистрирован? И вообще, будет ли возможность у ребенка вернуться туда после выхода из интерната? Если бы ответы на эти вопросы были сразу найдены, уверен, вопрос обеспечения жильем детей-сирот не стоял бы столь остро.

РГ: В регионах сейчас разворачивается эксперимент по созданию института школьных правозащитников...

Жаров: А в Подмосковье он уже активно работает. Более двух лет назад мы предложили областному министерству образования создать в учебных заведениях институт по защите прав участников образовательного процесса из активных и творческих людей. Это могут быть ученики, учителя, родители. Главное, чтобы такая работа была человеку интересна. И теперь учителя признаются, что многие конфликты разрешаются намного быстрее. Школьный правозащитник - это не просто справедливый человек, но и человек, обладающий определенными знаниями. Мы собираем школьных правозащитников на окружные семинары, инструктируем. Потребность в таких правдоискателях с каждым годом только растет.

Власть Работа власти Госуправление Власть Право Права человека Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники