Новости

24.05.2011 00:50
Рубрика: Армия

Оружие дает "откаты"

Из выделенных на оборонку огромных государственных денег крадется каждый пятый рубль

За фактический провал государственного оборонного заказа поплатились своими креслами многие высокие руководители военного ведомства и промышленного комплекса.

Но за ними стоят непосредственные виновники - исполнители, какой с них спрос? Об этом "Российской газете" рассказал заместитель Генпрокурора - Главный военный прокурор Сергей Фридинский.

Российская газета: Сергей Николаевич, что мешает работать на гособоронзаказ так, чтобы он не становился кормушкой для коррупционеров?

Сергей Фридинский: Существует ряд объективных и субъективных факторов. К первым я бы отнес несовершенство законодательства, разбалансированность системы контроля и финансирования. Ко вторым - нерасторопность и недостаточный профессионализм чиновников от ОПК, а зачастую и нечистоплотность коммерсантов. Из года в год на цели обороны выделяется все больше денег, а успехи невелики. Зато совершенствуются схемы их незаконного изъятия у государства. Подлоги и фиктивные отчеты за якобы выполненные работы, "откаты" при реализации госконтрактов - все это в арсенале мошенников. В результате расхищаются громадные деньги, практически - каждый пятый рубль, а в войска продолжают поступать некачественные техника и вооружение. Вот тут непосредственно наше поле деятельности.

РГ: И глава государства, и министр обороны не раз критиковали руководителей предприятий за "вольное" обращение с государственными средствами. А что показывают прокурорские проверки?

Фридинский: Есть такая беда.

Нередко производители и субподрядчики просто "прокручивают" деньги, выделяемые им по гособоронзаказу или расходуют их на другие цели. К примеру, Сарапульский радиозавод в Удмуртии не выполнил в срок обязательства по четырем госконтрактам почти на 120 миллионов рублей, а полученные авансы в размере 80 процентов стоимости работ руководство пустило на свои текущие расходы. В результате продукция, которую войска ждали в 2009 году, была поставлена только в конце 2010-го. Еще хитрее поступили руководители Курганского машстройзавода. Получив аванс в 350 миллионов, они вместо того чтобы направить его, как полагается, контрагентам, почти на 2 месяца запустили деньги в собственный оборот. Естественно, работы субподрядчиков были сорваны. А потом удивляемся, почему в армию не приходят новые образцы вооружений и техники. Печально, но такое положение во многих отраслях промышленности - от судостроительной и машиностроительной до космической и авиационной.

Бывает, что производитель использует для военной техники контрафактные детали, выдавая их за новые. Буквально на днях органами военной прокуратуры завершена проверка 275 авиаремонтных заводов, где гендиректор и его подчиненные в сговоре с поставщиками использовали при ремонте авиационной техники бывшие в эксплуатации, старые и даже неисправные узлы и агрегаты. Технические документы на на них были подделаны. Материальный ущерб составил более 90 миллионов рублей, а о боеготовности и безопасности полетов, что еще более важно, речь в этом случае вообще не идет.

Уже не первый год на одном из южных заводов по производству торпед мы выявляем нарушения законов. Прежде поставляли старую продукцию под видом новой. По этому факту возбуждено и расследуется уголовное дело. Теперь мы вскрыли, что при производстве торпед использованы импортные комплектующие с истекшими сроками годности, а их ввоз в Россию осуществлен без разрешений и лицензий. На оплату этой халтуры ушло около 200 миллионов рублей. По нашему требованию командование флота запретило их эксплуатацию и принимает меры, чтобы исправить ситуацию. Материалы проверки направлены для привлечения виновных к уголовной ответственности.

РГ: Минобороны винит исполнителей гособоронзаказа в неповоротливости.

Фридинский: Думаю, что основания для этого есть. По нескольку месяцев отдельные предприятия задерживают расчеты цен на свою продукцию, а это срывает подписание контрактов и их авансирование. Например, по данным военного ведомства от Московского института теплотехники, Объединенной судостроительной корпорации и ряда других документы для определения твердых цен стали поступать только с марта этого года, а концерн ПВО "Алмаз-Антей" до сих пор их не представил. И таких примеров немало.

РГ: У всякого заказа есть хозяин. Разве заказчики не контролируют эти работы?

Фридинский: Должны, но и в деятельности заказывающих органов минобороны есть недостатки. Они создают предпосылки к нарушению закона при ценообразовании продукции, размещении заказов,  проведении конкурсов, отборе исполнителей. Примером тому - хищения сотен миллионов бюджетных средств должностными лицами 13-го, 21-го и 29-го НИИ и другими. В первую очередь это нарушения при установлении начальной (максимальной) цены госконтрактов, которая нередко определяется не на основе изучения сложившегося рынка, а исходя из выделенных лимитов. А стоимость продукции и цена работ определяется исполнителями произвольно - их подгоняют под выделенные ассигнования.

Именно об этом говорил на недавнем совещании президент Дмитрий Медведев, критикуя систему госзаказов. Поставщики предлагают нереально низкие цены, чтобы получить госконтракт, а получив, выставляют запредельные требования. Или вообще не исполняют договорные обязательства. Сейчас по материалам нашей проверки расследуется такое уголовное дело. Главное военно-медицинское управление и Управление госзаказа минобороны по договоренности с поставщиком закупили высокотехнологичное медицинское оборудование для войск по цене, в три с половиной раза превышающей их реальную стоимость. Более 17 миллионов рублей уже возвращено государству, завершается проверка по другим эпизодам преступной деятельности чиновников.

РГ: У прокуроров есть возможность не только вскрывать хитрые схемы, но и привлекать за них к ответу.

Фридинский: Вот лишь несколько цифр. В прошлом году военные прокуроры выявили почти 3 тысячи правонарушений в сфере гособоронзаказа. Привлечено к дисциплинарной ответственности свыше 500 должностных лиц. Около двух десятков из них освобождены от занимаемых должностей. Государству возмещен ущерб на сумму более полумиллиарда рублей. 60 руководителей, в том числе высокопоставленных чиновников, пошли под суд.

РГ: Какими приемами пользуются недобросовестные чиновники?

Фридинский: Не только чиновники, но и исполнители госзаказа, используя несовершенство законодательства и организационные просчеты, идут на различные ухищрения. Это приемка и оплата недоброкачественной продукции, создание фирм-однодневок для прямого хищения денежных средств. На некоторых предприятиях ОПК даже работают должностные лица, не имеющие допуска к гостайне. К выполнению работ привлекаются не имеющие специальных лицензий организации. В результате этого сумма ущерба по контрактам нередко достигает сотен миллионов рублей, которые оседают в карманах участников этих преступных схем.

Такие нарушения, к примеру, нами выявлены при поставке и ремонте техники в интересах ВМФ, Сухопутных войск, военно-медицинского управления и других. По результатам прокурорских проверок по всем этим фактам возбуждены и расследуются уголовные дела.

РГ: Высокие чины получают реальные сроки или все сходит им с рук?

Фридинский: Судите сами. За хищение бюджетных средств и злоупотребления за последний год к лишению свободы осуждены директора военных заводов, начальники военных исследовательских институтов, военных представительств, командиры воинских частей. Например, бывший командир части В. Осипчук получил 5 с половиной лет и штраф 100 тысяч рублей, начальник военного представительства полковник П. Смирнов - 3,5 года, бывший начальник военного НИИ генерал-майор Н. Конон - 7 лет и штраф 200 тысяч рублей с лишением звания "генерал-майор". Список можно продолжить.

РГ: Как сломать коррупционные схемы?

Фридинский: Убежден в том, что выход из положения заключается в надлежащей организации работы и совершенствовании нормативно-правовой базы. Необходимо повысить ответственность предприятий оборонно-промышленного комплекса за соблюдение сроков исполнения контрактов и качество выпускаемой продукции. В соответствии с законодательством, если нужно, более активно взыскивать с них штрафы и неустойки за невыполнение обязательств. Бить рублем за нерасторопность и нерадивость.

На наш взгляд, требует активизации работа на стадиях подготовки и проведения конкурсных процедур. Есть факты, когда заказчик устанавливает такие требования к товарам, работам и услугам, которым изначально может соответствовать лишь один участник на рынке этих услуг. А остальные конкуренты, предлагающие меньшую цену, к конкурсу не допускаются. Фирма, под которую "затачивались" такие условия, выигрывает конкурс по максимальной цене. И все довольны: и конкурсная комиссия, и поставщик. Государство же несет неоправданные затраты.

Не последнюю роль в наведении порядка должны сыграть военные представительства. Они обязаны повысить качество контроля и стать надежным заслоном от брака. Необходимо принять и обновленное положение о военных представительствах, они работают по лекалам еще 1995 года.

Уже не первый год мы говорим о законах N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" и "О государственном оборонном заказе". В апреле в закон о госзакупках были внесены поправки, разработанные антимонопольной службой и минэкономразвития. К сожалению, пробелы устранены в них лишь частично. Нужно законодательно закрепить требования, исключающие участие в гособоронзаказе посредников, не имеющих мощностей и трудовых ресурсов, ограничить привлечение соисполнителей. Расчеты с единственными участниками торгов должны производиться только по фактически понесенным затратам, с фиксированным размером рентабельности, установленным правительством. Соответствующие предложения мы направили в минобороны.

Последние новости