Новости

26.05.2011 00:21
Рубрика: Общество

Книга без игры

Почему Церковь в России старается поддержать хорошую литературу?

Сегодня в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя будет вручена Патриаршия литературная премия. Один из семи номинантов на премию писатель и драматург из Санкт-Петербурга Людмила Разумовская, автор ставшей почти классической пьесы "Дорогая Елена Сергеевна", рассказала "СОЮЗу" о смысле и значении ожидаемой премии.

- Как вам сама идея Патриаршей литературной премии?

- Для меня как человека верующего появление этой премии среди множества других очень важно. Если премия дается писателю от лица Церкви, значит, Церковь благословляет эту работу и считает, что она богоугодна. Богоугодным может быть любое дело, и литературное тоже. Оценка Церковью в лице своих представителей так моего литературного труда для меня очень высока и дорога.

- Как драматург, создавший бестселлер, скажите, что, по-вашему, не хватает современной литературе на постсоветском пространстве?

- Серьезности. Глубины. Цельности мировоззрения. В ней сегодня очень много игр. Писатели изо всех сил стараются привлечь внимание к тексту самыми разными способами, и в основном игровыми. Мало кто задумывается о серьезных глубинных проблемах современного мира и нашего прошлого. Очень мало серьезных авторов. Они есть, но не они , к сожалению, определяют трудноуловимое лицо современной литературы. Однако не все, что сейчас лежит на поверхности, будет определять лицо литературы нашего времени в будущем. Кто сегодня вспоминает Нестора Кукольника, которого современники не стеснялись ставить в пример тем, кого мы потом признали классиками.

-Пьесу "Дорогая Елена Сергеевна" сейчас ставят в Рио- де-Жанейро. По-вашему, должна ли современная русская литература и литература постсоветского пространства беспокоиться о мировом признании?

- Нет. Как автору мне хочется прежде всего высказать себя - то, что я поняла, приняла, прочувствовала. Отклик, отзвук на книгу не зависит от автора. И в откликах часто очень много случайного, особенно в первых. PR, само-PR, продвижение своих книг, я уверена, не дело автора. Мы по-прежнему не знаем, как наше слово отзовется.

- Как звучит литературное слово сегодня? Слышно хорошего писателя?

- Мне кажется, не слышно. Тиражи крошечные, максимум 3 тысячи экземпляров. А сколько еще заглушающего литературного пустозвонства! Мы живем в неблагоприятное для культуры время. Впрочем, не только для культуры.

- Литературная премия - это мотивирующее культурное усилие?

- Если комиссия действительно работает объективно, то да. Патриаршия премия, мне кажется, должна быть нацелена поддерживать литературу, которая предлагает читателю нравственные ценности. Они сейчас в литературе считаются необязательными. Почему-то утверждается точка зрения, что нравственность - это настолько подвижное и субъективное понятие, что у каждого своя нравственность. Но это не так. За нравственными критериями всегда стоят 10 заповедей, хотим мы или не хотим это признавать. Евангельские ценности всегда живы и актуальны. А если они отодвигаются на 25 план - это свидельство того, что человек падает.

- Вы довольны православной литературой? Что любите читать?

- Я читаю духовную церковную литературу лет 20 - и святителя Игнатия Брянчанинова, и оптинских старцев и святого Иоанна Кронштадтского, и мне трудно выделить что-то одно. Из современных православных авторов я бы выделила Николая Коняева, Евгения Водолазкина.

- Что вы думаете о литературе под эгидой православия?

- "Под эгидой" не совсем правильно говорить. С той или иной системой ценностей книгу единит авторское мировоззрение. Даже если его тексты внешне далеки от собственно церковных историй, и через фразу не говорится о Боге и святых, православное миросозерцание автора скажется. Православный христианин, о чем бы он ни писал, он все равно будет писать как православный христианин.

Общество Религия