Новости

27.05.2011 00:20
Рубрика: Общество

ФСБ делится секретами

Обнародованы архивные материалы о тайных операциях нацистов

Впервые для широкой публики раскрыты архивные материалы спецслужб, до последнего времени находившиеся под грифом строгой тайны. Вчера были представлены первые книги этой уникальной прозы " Гриф секретности снят".

Раскрытые материалы рассказывают о тайных объектах "Вервольфа" - нацистского спецназа, о поиске спрятанных там сокровищ и о секретных бункерах Кенигсберга.

О том, как шла работа над этими уникальными изданиями, корреспонденту "РГ" рассказал их автор - советник председателя Национального антитеррористического комитета - директора ФСБ Андрей Пржездомский.

Российская газета: Андрей Станиславович, почему для книг выбрана тема Второй мировой войны, связанная с Кенигсбергом и деятельностью элитных фашистских диверсантов из "Верфольва", и насколько они будут интересны не только специалистам, но и широкому кругу читателей?

Андрей Пржездомский: Тема противодействия советской контрразведки немецким спецслужбам всегда была интересна и увлекательна. Тем более что время открывает все новые и новые факты и подробности, которые долгие годы скрывались за массивными дверями бронированных сейфов.

Борьба с вражескими диверсантами в годы Второй мировой войны, как, собственно, и борьба с террористами в наши дни, - тема особая. Она -на острие противоборства спецслужб, столкновения профессионализма, интеллекта и силы.

Что касается конкретной темы- борьбы с диверсионными отрядами "Вервольф", которые гитлеровская Германия лихорадочно формировала в последние месяцы войны для оказания массированного сопротивления Красной Армии и войскам союзников,- то эта тема вообще малоизвестная. Еще меньше известно о том, что гитлеровцы перед неминуемым крахом строили многочисленные тайные бункеры и схроны для складирования средств, которые должны были обеспечить ведение тайной войны в течение длительного времени.

Наступление наших армий и войск союзников было столь стремительным и сокрушительным, что Третьему рейху уже ничто не могло помочь.

Ни "чудо-оружие", ни атомный проект, ни, разумеется, специализированные подразделения для совершения диверсий и убийств в тылу победивших армий. Идея "Вервольфа" потерпела крах под ударами советской контрразведки, а лучшим исходом для тысяч диверсантов оказалось пребывание в лагерях военнопленных.

РГ: Насколько достоверны рассказы о спрятанных в секретных бункерах сокровищах, награбленных фашистами?

Пржездомский: Немецкие спецслужбы не упустили возможности использовать заблаговременные тайные сооружения "Вервольфа" для размещения в них не только средств диверсионной борьбы, но и "культурного достояния рейха" - награбленных в СССР и странах Европы художественных ценностей, редких книг и манускриптов, экспонатов многочисленных музеев, ценных научных приборов, документов, архивов и всяческих раритетов. Расчет на то, что нацизм "возродится из пепла" побуждал гитлеровцев надежно прятать свои сокровища в надежде на то, что настанет день, когда их извлекут из тайных убежищ. День этот так и не настал, а значительная часть произведений искусства и других ценностей так и не была обнаружена.

РГ: Как получилось, что одновременно выходят сразу две книги?

Пржездомский: Очень просто: одна из них ("Секретные объекты "Вервольфа") повествует о том, как гитлеровцы прятали сокровища, используя для этого объекты "Вервольфа", а другая ("Секретные бункеры Кёнигсберга") - о том, как, начиная с 1945 года, осуществлялся поиск этих сокровищ, к сожалению, надо признать, почти безуспешный.

Публикации на эти темы у меня были и в прошлом, но с позиции сегодняшнего дня, когда стали доступны ранее неизвестные материалы и документы, появилась возможность взглянуть на эти вещи по-новому.

РГ: Книги выходят в новой серии "Гриф секретности снят" - означает ли это, что читатели смогут познакомиться с уникальными материалами до сих пор открыто не публиковавшимися? Если можно, расскажите о самых интересных эпизодах.

Пржездомский: Действительно, в этих книгах содержится немало материалов, которые долгие годы были недоступны не только широкой читательской аудитории, но и людям, профессионально занимающимся поисковой работой. Значительная часть документов хранится в архивах спецслужб, много материалов таят в себе ведомственные архивы, а также частные собрания. Разумеется, даже сегодня не все можно предать огласке, есть вещи, которые хранятся за семью замками долгие годы, иногда целую вечность. Спецслужбы всех стран мира не любят раскрывать свои тайны.

РГ: Известно ли, что выйдет еще в этой серии?

Пржездомский: Это вопрос к издательству "Вече". Но я, как автор, намереваюсь в этой серии выпустить, по меньшей мере, еще три книги - о малоизвестных событиях 1991 и 1993 годов, в которых мне пришлось участвовать, а также, возможно, о противодействии органов безопасности и сил правопорядка террористической угрозе в современных условиях.

Сегодняшнее время, на мой взгляд, открывает блестящие перспективы для того, чтобы, используя самые современные компьютерные технологии, наконец, обобщить и проанализировать многочисленные документы, находящиеся в исследовательском обороте (а их десятки тысяч!). Локализовать места поиска ценностей и, применяя новейшие методы обнаружения подземных объектов, приступить к серьезной, системной, целенаправленной работе. Для этого необходимо объединение усилий органов власти и институтов гражданского общества. А как это можно было бы конкретно организовать, я достаточно подробно рассказал в своих книгах.

РГ: Есть ли у вас ответ, пожалуй, на один из главных вопросов - действительно ли Янтарная комната до сих пор находится в подземельях Калининграда и вообще в каком состоянии сейчас находятся кенигсбергские подземелья, затопленные немцами?

Пржездомский: Есть. Я считаю, что многочисленные художественные ценности и, возможно, Янтарная комната (та самая, настоящая!), находятся на территории Калининградской области, а точнее, в пределах города Калининграда. Для такой уверенности у меня есть некоторые основания. Собственно говоря, обоснованием этого служат факты и обстоятельства, изложенные в обеих книгах. Естественно, читателю судить, насколько мои аргументы и приводимые факты убедительны.

Последние новости