Новости

03.06.2011 00:36
Рубрика: В мире

Ближний Восток опасается "арабской зимы"

Вице-премьер Израиля Моше Яалон вспомнил тайный язык родителей

Начала интервью с Моше Яалоном пришлось ждать долго - и не по вине израильского вице-премьера. Просто его график в Москве оказался очень насыщенным.

Вице-премьера Израиля я поприветствовал по-русски: "Добрый день!" Тот понимающе улыбнулся, но предпочел ответить по-английски.

Российская газета: Я надеялся, что вы ответите на русском. Читал, что вы хорошо понимаете русский язык и, возможно, даже на нем говорите. Так ли это?

Моше Яалон: Не совсем. Русский был тайным языком моих родителей - они выходцы с Украины и говорили на нем дома. Но я его не учил. Хотя сейчас в Израиле много русскоязычных граждан. Жаль, конечно, побывать в Москве и не иметь возможности говорить по-русски.

РГ: Хорошо известно, что Россия продает Сирии оружие. Удалось ли вам в Москве получить гарантии, что современное вооружение не попадет в руки террористов?

Яалон: Мы очень обеспокоены поставками вооружений в такие страны, как Сирия, поскольку сталкивались с тем, что произведенное в России оружие - такое, как противотанковые ракеты "Корнет", - попадало от Сирии к боевикам движения "Хезболла" в Ливане. Израильских военных обстреливали этими ракетами во время второй ливанской войны. А недавно активисты ХАМАСа выпустили ракеты по школьному автобусу с территории сектора Газа. И снова это были "Корнеты"! Мы знаем, что они попали в руки ХАМАСа не напрямую из России, однако уверены: это оружие им передала Сирия. Мы надеемся, что российское правительство пересмотрит свою политику поставок вооружений в Сирию и Иран. Ведь когда оружие попадает в эти страны, они с ним могут делать все, что угодно. Это не разрешено условиями контракта, однако они его нарушают.

РГ: Недавно Россия выслала израильского военного атташе Вадима Лейдермана. Обсуждали ли вы эту ситуацию в Москве?

Яалон: Этот вопрос не затрагивался, поскольку он закрыт. Все было разъяснено по соответствующим каналам, налаженным между российским и израильским правительствами.

РГ: Президент США Барак Обама предложил Израилю вернуться к границам 1967 года. Но после визита в Вашингтон премьера Биньямина Нетаньяху позиция американского лидера несколько смягчилась. Как главе правительства Израиля удалось этого добиться?

Яалон: В международном восприятии израильско-палестинского конфликта слишком много заблуждений. Одно из них, в частности, что конфликт начался в 1967 году. Но дело обстоит совсем не так. Движение ФАТХ появилось раньше и заявляло о намерении бороться с "оккупацией". Что же значило это слово? Палестинцы не готовы признать за Израилем право существовать в качестве государства еврейского народа в любых границах. Этот конфликт начался на заре сионизма. Когда мои предки приехали на израильскую землю в 1925 году с Украины, на большой части этой территории никто не жил. Они поселились в Кирьят-Моцкине - сейчас это город к северу от Хайфы, обрабатывали землю и не собирались отбирать ее у арабов или сражаться с ними. Однако те нападали, и им пришлось давать отпор. Это происходило еще до создания Государства Израиль. Так что верить в то, что урегулировать конфликт можно, вернув Израиль в границы 1967 года, - заблуждение.

Управлять палестинцами мы не хотим. Однако стремимся, чтобы в случае любого окончательного регулирования было признано право Израиля на существование в качестве государства еврейского народа. Так что предложение президента Обамы мы принять никак не можем.

РГ: Но главу Белого дома поддержали все участники "ближневосточного квартета". Не боится ли Израиль оказаться в одиночестве?

Яалон: Это одна из причин моего приезда в Москву - прояснить позицию Израиля. Палестинцы говорят о так называемом "одностороннем подходе" - они намерены обратиться в ООН за признанием своего государства в границах до 1967 года. Однако это стало бы политической катастрофой для Ближнего Востока. Почему? Да потому что мы получим на Западном берегу реки Иордан еще один "Хамастан". Это в интересах России, Америки или "квартета", в конце концов? И уж, конечно, не в интересах Израиля и даже Иордании. Так что эту инициативу нужно заблокировать как можно скорее.

РГ: Тем не менее Генассамблея может принять резолюцию о признании Палестины и ее членстве в ООН уже этой осенью. На кого из партнеров и союзников Израиль может рассчитывать, чтобы этого не допустить?

Яалон: Конечно, мы не сможем заблокировать эту резолюцию в Генассамблее ООН. Там решения принимают большинством голосов. Но это будет всего лишь декларация. Конечно, для нас тут приятного мало, однако это решение не получит практического продолжения, так что можно с ним смириться. Вот если такое решение одобрит Совет Безопасности ООН, тогда это уже станет проблемой. Поэтому мы делаем все возможное для того, чтобы избежать такого развития событий. Поддержки большинства в Совбезе мы не получим, но на этом уровне американская администрация в случае необходимости может применить право вето - исходя из интересов США, а не Израиля. Усиление позиций "джихадистов" в регионе не в интересах Белого дома.

РГ: Так называемая "арабская весна" на Ближнем Востоке и в Северной Африке перекроила геополитическую карту региона. Друзья Израиля могут превратиться в его противников. В Египте все чаще звучат призывы к пересмотру мирного договора с Израилем. Не оказалась ли ваша страна в изоляции?

Яалон: Израиль не изолирован. У нас открытые стратегические отношения с Иорданией и Египтом. Поддерживаем мы и скрытые связи с другими странами региона. Как вы понимаете, Иран - враг многих суннитских правительств, терроризм - враг многих умеренных режимов. Так что когда речь заходит об общих интересах, мы налаживаем с ними сотрудничество.

Если же говорить о восстаниях, беспорядках или даже "региональном землетрясении", как это ни называйте, то, с одной стороны, мы хотели бы оказаться в окружении демократий. В последние пару лет среди молодежи все больше укореняются идеалы свободы и прав человека. Это вселяет большие надежды.

С другой стороны, умеренные силы не очень хорошо организованы, им не хватает политической мощи. В то время, как такие силы, как "Братья-мусульмане" в Египте, "Хезболла" в Ливане и иные радикальные исламисты могут принести региону плохие новости. Остается надеяться, что весна не сменится зимой. Чем это все закончится - пока не ясно. По нашим оценкам, регион в ближайшем будущем не стабилизируется. Так что нам остается внимательно следить за ситуацией и действовать в согласии с нашими интересами.

РГ: Вы - член "узкого кабинета". Его еще называют "кухонным". Сильно ли отличаются заседания "узкого кабинета" от обычных встреч правительства? Приходится ли вам спорить с коллегами, отстаивая свою точку зрения?

Яалон: Чем меньше кабинет, тем откровеннее можно говорить, не опасаясь, что твои слова станут известны СМИ в переиначенном виде. В Израиле есть такой внутренний кабинет. Это очень полезный формат. Мы встречаемся с премьер-министром, обсуждая все чувствительные вопросы - безопасность, стратегические проблемы в регионе и так далее. Мы говорим очень открыто, в очень эффективной манере. Такие встречи весьма плодотворны.

В мире Ближний Восток Израиль "Арабская весна" и ее последствия Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники