Новости

03.06.2011 00:00

Последний поход

Корреспондент "РГ" прошел в Италии путем суворовской армии

Отечественную войну 1812 года можно было предотвратить, полностью изменив мировую историю.

Корреспондент "РГ" принял участие в велопробеге по местам сражений армии Суворова в ходе его последнего Итальянского похода.

Неизвестная война

Итальянский поход Суворова - это четыре месяца марш-бросков и сражений в Северной Италии в апреле-августе 1799 года. Генерал Бонапарт захватил часть Италии и Швейцарию, входившую тогда в Священную Римскую империю со столицей в Вене. Россия была в союзе с австрийцами и, верная обязательствам, направила армию на освобождение оккупированных территорий. По просьбе союзников командовать объединенным русско-австрийским войском назначили Александра Суворова.

Александр Васильевич на Родине пребывал в жестокой опале и жил в новгородской деревне под домашним арестом. Император Павел I немедленно ему "простил все", а на вопрос о стратегии великодушно разрешил: "Воюй как умеешь".

Австрийцы спешно произвели Суворова в фельдмаршалы, а жители итальянской Вероны, куда в апреле 1799 года полководец прибыл к войскам, выпрягли из его кареты лошадей и на руках внесли в город.

Итальянский поход (вместе с возвращением с боями через Швейцарию) стал последней кампанией Суворова. 70-летний полководец скакал верхом, лично останавливал дрогнувшие батальоны и увлекал за собой в контратаки. В те времена войска большинства европейских армий за день передвигались максимум на 10-14 км. Для суворовских войск обычными были переходы в 25 верст. И это в 35-градусную жару суворовский пехотинец с 5-килограммовой фузеей (общий вес оружия и амуниции превышал 20 кг) на своих двоих! Однажды суворовцы прошли 85 верст за 36 часов.

Кавалерия - казачьи полки - в общей численности войска не достигала и восьмой части, больших обозов Суворов тоже не терпел. А в горах наши не получали сполна обещанных союзниками вьючных животных и тащили всю амуницию на горбу. Нередко солдаты воевали полуголодными: снабжение лежало на австрийцах, их интенданты не справлялись. Тем не менее итог Итальянского похода: наши победили во всех крупных сражениях, наголову разбив и обратив в бегство две французские армии, загнав их остатки в Генуэзские горы.

Таким образом, летом 1799 года сложилась удивительная картина. Суворов, вопреки приказам из Вены, намеревался идти на Францию и покончить с республикой. И никто в Европе не мог помешать русской армии вступить в революционный Париж. Впрочем, от французской революционной романтики к тому времени мало что осталось: французские войны переросли в банальные захваты чужой территории, Бонапарт самозабвенно грабил храмы и музеи.

Увы, опасаясь усиления влияния России, союзники добились удаления русской армии в Швейцарию. Суворова вернули на Родину и подвергли опале. Вскоре он умер.

Парадокс в том, что последний суворовский поход в сознании обывателя ассоциируется преимущественно с картиной "Переход Суворова через Альпы". В горах наша армия действительно с боями прошла маршрутом, доступным лишь профессиональным альпинистам. Но только было это в Швейцарии, где нашей армии, по замыслу самого Суворова, не должно было быть.

Тем не менее именно в Швейцарии расположены памятники и мемориальные кресты, связанные с Суворовым. Наша альпийская слава, конечно, вполне заслуженна, но не горные переходы были целью Итальянского похода. И памятники суворовским чудо-богатырям логичнее видеть не только в швейцарских Альпах, но и в Италии.

Но теперь все встало на свои места: наши Центр национальной славы и Фонд Андрея Первозванного 22 мая в итальянском городе Ломелло торжественно открыли бюст фельдмаршалу. А 27 мая в Милане, на стене дворца Бельджойеззо, - памятную доску.

В Ломелло и Милане выступили музыканты московского Суворовского училища. В честь побед русского оружия по пути следования нашей армии прошел велопробег, в котором принял участие и корреспондент "РГ-Недели". Мы посетили места сражений, виллы и замки, где останавливался Суворов.

Российский десант сопровождал историк и писатель Михаил Преснухин, всю жизнь изучавший ту удивительную и незаслуженно забытую эпоху. В том числе -суворовский поход, который должен был изменить мировую историю.

Поворот не туда

Российская газета: Суворова у нас знают, но на очень примитивном уровне: орден, Суворовские училища или вот та же картина "Переход Суворова через Альпы". И немногие могут объяснить, зачем он повел армию в горы.

Михаил Преснухин: Конечно, это упрощенный взгляд на очень важную часть нашей истории. Есть набор штампов. Мало знаний, еще меньше анализа. Суворовскую историю надо культивировать, извлекать практическую пользу.

РГ: Например?

Преснухин: Да взять хотя бы военное искусство. Вспомним первую чеченскую кампанию: с сепаратистами начинаются переговоры, в это время враг перегруппировывается, собирает силы и наносит неожиданный удар. Суворов бы такого никогда не допустил. Или известная трагедия 6-й роты, оказавшейся на пути огромной банды. Суворов собирал боевую группу и гонял противника по горам и лесам, но всегда достаточно крупными силами, при этом не позволяя противнику собираться в значительные по численности отряды, разбивая их поодиночке. Мы заменили серьезный анализ его боевого опыта сборником изречений.

РГ: Известен случай, когда пленный французский генерал заявил фельдмаршалу, что его теория войны - теория невозможного. Суворов согласился: все мы русские такие, хотим невозможного.

Преснухин: Нарушениями правил тактики Суворова упрекал генерал Жан Серюрье. Очень успешный полководец, разбил австрийского фельдмаршала Вурмзера. В апреле 1799 года войска Серюрье попали в окружение, поняв безнадежность сопротивления, он сдался суворовским войскам со всей своей дивизией. Из плена его отпустил лично Суворов, взяв обещание не воевать в эту кампанию против нас.

РГ: Прощаясь, Суворов заявил французскому генералу: до встречи в Париже.

Преснухин: Суворов планировал развернуть наступление на Францию, нанося главный удар в направлении Гренобля, Лиона, Парижа. Конечно, он взял бы Париж. Когда Наполеон прибыл во Францию из Египта, первыми его словами были: где Суворов?!

Но что он мог сделать? Перевезти свою армию ему из Египта и Сирии было не на чем, флот был уничтожен британцами. Он выбрался из Египта всего на двух кораблях.

РГ: Некоторые историки считают, что до штурма Парижа бы дело и не дошло. Стоило Суворову подвести армию к столице Франции, как нам предложили бы очень выгодные условия мира.

Преснухин: А Суворов бы и не стал вести переговоры, он предпочитал действовать силой оружия.

Забытые имена

РГ: Итальянский поход нам был необходим?

Преснухин: Если бы он развивался по плану Суворова и завершился в Париже, то да.

РГ: Хорошо, допустим, Суворов берет Париж в 1799 году. И что, не было бы Отечественной войны 1812 года?

Преснухин: Конечно не было бы. Взяв Париж, мы покончили бы с республикой в два счета. Какие силы могли отстоять Париж? Гипотетически Наполеон мог собрать новую армию, мобилизовав резервистов. Что он, собственно, и сумел сделать, но только к началу 1800 года. Но в 1799 году перед армией Суворова, славящейся своими молниеносными марш-бросками, никаких серьезных сил не было. Какая Отечественная война 1812 года, кто бы бился с нами на Бородинском поле, захватывал Москву? Не было бы и Аустерлицкого разгрома, поражений 1806 - 1807 годов и пр.

РГ: Одной из причин, по которой Суворову не дали идти на Париж, называют и смерть канцлера Безбородко. Личность, известная только историкам, между тем это ведь едва ли не Столыпин в дипломатии?

Преснухин: Самые выдающиеся историки склоняются к тому, что второй такой исторической личности, как канцлер Александр Андреевич Безбородко, не было. После его смерти мы потеряли очень много, австрийцы обнаглели, нас просто начали третировать: не давали завоеванные земли, срывали операции и поставки. Англичане нас стали выдавливать всеми силами из Средиземноморья.

РГ: В энциклопедии о Безбородко пишут: умирая, он сказал: "Не знаю, как при вас, молодых, будет, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего разрешения выстрелить не смела!" Легенда?

Преснухин: Историческая действительность. При нем так и было. Великий дипломат, со смертью в апреле 1799 года мы потеряли очень много в политике, в дипломатии. И освобожденная Северная Италия была вновь завоевана Наполеоном.

РГ: Во времена Суворова средняя продолжительность жизни не превышала 40 лет. Суворову - 70, он по утрам обливается ледяной водой, скачет верхом, лично поднимает батальоны в атаку. И вот - возвращается из Италии и Швейцарии в Петербург и сразу умирает. Почему?

Преснухин: Здоровье у него было не такое уж и богатырское. Держался своей волей. Когда понял, что в России его предали, прежде всего предал император, то сломался, всплыли все болезни. Исчерпал все моральные силы.