Новости

03.06.2011 00:12
Рубрика: В мире

Пушкин в котловане

В Кишиневе рушат дом-музей великого поэта

В мире еще сохранились дома, в которых жил и творил автор "Евгения Онегина". В Кишиневе один из них скоро разрушат варвары - с нашего молчаливого согласия .

"Сия пустынная страна/ Священна для души поэта: / Она Державиным воспета / И славой русскою полна" - написал Александр Сергеевич о Бессарабии.

Чернявый таксист на мою просьбу подвезти к домику Пушкина часто-часто заморгал глазами.

- Слышь, брат, я не знаю, где он находится...

- Вы приезжий? - спросил его я.

- Нет, я кишиневец, - гордо ответил водила.

Он долго переговаривался по рации на смеси молдавского языка и русского мата с диспетчером и коллегами. Потом еще нудно и растерянно кружил по центру Кишинева. Пока наконец-то не привез меня к дому-музею Александра Сергеевича Пушкина.

Тихий дворик, огромный дуб, стайки алых тюльпанов. В конце двора добродушная псина виляла хвостом.

Аккуратный домик с побеленными стенами и покатой крышей - приют поэта в годы его бессарабской ссылки. Три маленьких комнатки, простецкая мебель. На входе замираешь. Пристально всматриваешься в каждый предмет интерьера.

Директор дома-музея, узнав о том, что я журналист "Российской газеты", размашисто перекрестилась и заплакала. Опешил. На святого явно не тяну.

- Ну хоть вы там, в России скажите, что домик поэта рушится, скоро его может не быть! Рушится мировое наследие, и все молчат, - эмоционально заговорила Александра Стаканова.

Она указала на потолок домика, который уже весь в угрожающих трещинах.

Трещины, как молнии, агонистическими зигзагами исчертили невысокий потолок и углы бессарабского пристанища Пушкина. В помещении затхло, такое понятие, как микроклимат, для музея просто некорректно.

Сказать, что сегодня в Молдавии все любят и чтут "солнце русской поэзии"... Это значило бы слукавить. В минувшие 90-е годы домик не единожды пытались поджечь, обливая двери бензином. С завидной методичностью в нем выбивали окна. Первыми спасали от огня мировое наследие не пожарные, а подвыпившие мужики из ближайшего кабака. Которые с криками "да что же они, суки, делают!" тушили пламя.

Но последняя беда, которая приключилась с домиком, уже не под силу музейщикам и великодушным посетителям ресторана.

Буквально в 5(!) метрах от музейной ограды идет бойкая стройка городских многоэтажек. Земля в этом историческом месте Кишинева просто золотая. Ее цена для сегодняшних "предпринимателей" намного дороже памяти и даже совести.

Бьют сваи, роют огромные котлованы. С каждым ударом забиваемой сваи домик испуганно вздрагивает.

Директор музея среди строителей прослыла сумасшедшей, сколько раз она от отчаяния кидалась под колеса многотонных самосвалов, не давая им заехать на стройку.

- Меня пугают психушкой и прочими карами, - плачет Александра Федоровна.

Республиканское агентство по использованию и реставрации памятников написало десятки исков и жалоб во все властные и силовые структуры Молдавии от прокуратуры до администрации президента.

Им пришло несколько вялых отписок.

- У нас коррупция страшная. Вот в этом вся и беда, - признался мне руководитель этого агентства Ион Штефаницэ.

Ион - тридцатилетний молодой чиновник с тонкими чертами на нервном лице.

- Понимаете, я получил образование во Франции, мне предлагали там остаться. Но я вернулся на Родину, хочу быть полезным своей стране. Неуважением к Пушкину мы позоримся перед всем миром, но пока ничего поделать не можем, - смущенно подытожил он.

В этой новостройке, которая рушит мировое наследие, вранья и неправды побольше, чем забитых свай.

Один пример: свою подпись на разрешение строительства рядом с домом-музеем Пушкина поставил один из экс-министров культуры Молдавии через неделю после своей отставки. Задним числом. Точно по Пушкину: "Всяк суетится, лжет за двух, И всюду меркантильный дух".

В советские времена в Кишинев, к Пушкину, приезжали поезда туристов со всех просторов большого Союза.

Сменился климат на дворе - и гражданин мира Пушкин стал не нужным власть предержащим в суверенной Молдавии.

Наверное, такое варварское отношение к одной из уникальных культурных святынь мира - Дому Пушкина - позволили мы все. Работники музея до сих пор не могут найти ответ, почему 6 июня 1999 года, когда мир справлял 200-летие со дня рождения Александра Сергеевича, порог его усадьбы не переступил ни один из российских чиновников.

- Думаю, что пренебрежение сегодняшних хозяев жизни пошло с того дня. Когда они увидели, что Пушкин российской власти не нужен, - убеждена директор музея Александра Стаканова.

В тот день люди, которых почему-то принято называть "простыми", шли сюда от рассвета до заката, неся охапки цветов. Местная юродивая весь день (!) играла на скрипке трогательные мотивчики, не присев даже на минутку.

Но представителей государства Российского тогда не было.

Дом-музей финансируется из национального бюджета Молдавии, в год на его содержание выделяется скромная сумма, которой едва хватает на самое необходимое.

Но музейщики - народ неизбалованный, большего и не просят. Они хранят время по велению души и просьбе сердца.

Там почву не вывозят из котлована - ее выбивают из-под

ног нашей истории, культуры и памяти.

Неужели позволим?

комментарий

Прокомментировать ситуацию с памятником Пушкина в Кишиневе мы попросили известного деятеля культуры, доктора искусствоведения Михаила Швыдкого:

- Судьба Дома-музея А.С. Пушкина в Кишиневе всегда находилась в сфере особого внимания российской стороны, как, впрочем, и другие памятники, связанные с российской историей. Для их защиты российские дипломаты ведут кропотливую работу, - отстаивая интересы нашей страны, мы должны действовать в рамках международного права.

Бывают случаи, когда политики и историки в новых государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве, заново переписывают летопись нашего общего до недавнего времени прошлого, - и тогда возникают публичные споры вокруг некоторых исторических событий и персонажей, в них участвовавших. Достаточно вспомнить недавний юбилей Полтавской битвы, который предыдущее украинское руководство хотело использовать для того, чтобы поведать миру о совместной борьбе украинцев и шведов против российского колониализма. В отстаивании своих суверенитетов новые государства порой доходят и до некоего исторического абсурда, до отрицания очевидного. И тогда не только над памятью, но и над памятниками возникает реальная угроза. Защищая свои памятники, прежде всего связанные с событиями Великой Отечественной войны, Российская Федерация заключает соглашения с теми государствами, на территории которых находятся воинские захоронения, иные памятники истории и культуры, священные для россиян. Как правило, это дает весьма положительные результаты. Хотя бывают исключения - как в Эстонии или в Узбекистане.

Но в случае с Домом-музеем А.С. Пушкина в Кишиневе ни политики, ни историки не покушались на память о великом поэте. Причина этой коллизии в варварстве некоторых представителей бизнеса и чиновничества, и в этом Кишинев мало чем отличается от Москвы или Киева. Российское посольство в Молдавии, поддержанное русской общиной, не раз обращалось к кишиневским властям, к молдавскому руководству, призывая остановить строительство доходного дома в непосредственной близости от музея А.С. Пушкина, указывая на то, что уникальному памятнику грозит разрушение. Но до того момента, пока в Музей и на стройку по просьбе российской стороны не приехали представители власти. В итоге было поручено в кратчайшие сроки представить заключение о правомерности ведения строительства в непосредственной близости от памятника культуры, вполне объективно оценив сложившуюся ситуацию. Не исключаю, что это связано с острой политической борьбой за пост мэра молдавской столицы, выборы которого пройдут в начале июня. Но будем надеяться, что вне зависимости от их исхода Дом-музей А. С. Пушкина в Кишиневе не будет заложником политики и бизнеса. Российское государство не может оставить в беде уникальный памятник национальной культуры.

В мире экс-СССР Молдавия Александр Пушкин
Добавьте RG.RU 
в избранные источники