Новости

07.06.2011 15:17
Рубрика: Спорт

"Стройбатя" волейбола

41-летний Вадим "Борода" Хамутцких полон сил для продолжения карьеры

Минувший сезон титулованный ветеран нашего волейбола связующий Вадим Хамутцких с блеском провел в "Ярославиче". В ноябре ему исполнится уже 42, но игрок со знаменитым прозвищем "Борода" в отличной физической форме и не собирается уходить с площадки.

Хотя Вадим Анатольевич уже думает о своем постигроцком будущем. Пожертвовав частью отпуска, он прошел обучение в Высшей школе тренеров по волейболу при Российской государственной академии физической культуры. Получена лицензия, позволяющая работать главным тренером в высшей лиге "А", или помощником наставника в суперлиге.

В беседе с корреспондентом "РГ" многократный чемпион страны, дважды победитель Лиги чемпионов и обладатель Кубка мира Вадим Хамутцких рассказал о службе в армии, своих увлечениях и многочисленных поездках по миру.

Российская газета: Уже созрели для тренерской карьеры?

Вадим Хамутцких: Пока еще буду играть, здоровье позволяет. Тем более что для нас, стариков, открылись новые возможности - создана Молодежная лига (смеется). Там командам можно заявлять нескольких игроков без ограничений по возрасту. А на тренерские курсы собирался давно. Все не получалось - либо был занят в сборной, либо свободен, но именно в те сезоны обучение не проводилось.

РГ: Семья не давит, мол, заканчивай с волейболом, будь поближе к дому?

Хамутцких: Наоборот. Говорят, давай продолжай. Три года назад родилась младшая дочь Станислава, надо ее поднимать. Тем более и семья у меня спортивная. Жена Татьяна профессионально играла в бадминтон, старшая дочь Олеся - кандидат в мастера спорта по волейболу, студентка, учится в Москве.

РГ: Сколько лет в браке, где познакомились с супругой?

Хамутцких: Женат уже 20 лет. Супруга тренировалась в том же зале, что и наша волейбольная команда. Примерно через год знакомства бракосочетались.

РГ: Старшую дочь вы сами в волейбол отправили?

Хамутцких: Это ее выбор. Олеся приобщилась к спорту с малых лет, еще до того, как я поехал  играть в Турцию. Занималась гимнастикой. Уже в Турции, чтобы не скучать, пошла в баскетбольную секцию. Когда я остался заграницей на второй сезон, Олеся жила в России с моими родителями и занялась плаванием. Вернулись в Белгород, и дочь сама сказала - хочу играть в волейбол. Я лично на этом не настаивал.

РГ: Но хотя бы тренировали, подсказывали?

Хамутцких: Тренером дочери меня не назовешь. На мой взгляд, женский волейбол - это несколько другой вид спорта. Здесь масса своих нюансов. Что-то советовал, иногда приходил на тренировки, показывал, но мое влияние не являлось основным.

РГ: Сейчас идет турнир Мировой лиги. Что в нем самое тяжелое - перелеты?

Хамутцких: В этом году ребятам повезло - все матчи в Европе. Если ты летишь на другой континент в комфортных условиях, тут ничего страшного нет. Самое тяжелое  - это смена часовых поясов. Бывало так, что мы из Москвы перемещались в Юго-Восточную Азию, потом сразу в Южную Америку, и ты уже не понимаешь - где день, а где ночь. Еще был сезон: месяц вне дома, на предварительном этапе последний тур в Австралии, оттуда прямиком в Аргентину на финал. Меня знакомый один потом спросил - как дела, где был? А я просто взял в руки глобус и крутанул его.    

РГ: Мировая лига оставляет ведущих игроков почти без отпуска. Действительно нужный турнир?

Хамутцких: Плотный календарь неизбежен. Хочешь, не хочешь - каждый год или чемпионат Европы, или мира, или Олимпиада. Не будешь же к ним готовиться только через тренировки. На Мировой лиге можно просмотреть резерв, основным игрокам дать чуть отдохнуть. Но поскольку перед Россией всегда стоят высокие задачи, приходится и этим жертвовать. После финала Мировой лиги и до новых сборов, на моей памяти, было максимум десять дней. Мы с супругой в эту паузу успевали съездить на отдых, прилетали, я сразу по новой отправлялся в команду, а она с сумками - домой. В 2003-м и вовсе остался на каникулы в Испании, где проходил финальный турнир Мировой лиги.

РГ: За много сезонов какие выезды запомнились экзотикой?

Хамутцких: Венесуэла. Мировая Лиги-2003. Перелет из Москвы до провинциального города Кабимас с четырьмя остановками-пересадками. В столице, в Каракасе, нас почему-то никто не встретил. К ночи сборную кое-как разместили… в казарме воинской части, спали на двухъярусных кроватях, удобства на улице. Завтракали на берегу океана, с тропических деревьев падали плоды. К обеду нас оттуда вывезли в аэропорт. Сильные впечатления от первой поездки на Кубу, еще в 1990-х. Гостиница хорошая, все вокруг - необычное. Сейчас там жизнь вроде изменилась, но в то время - сплошная экзотика. Вокруг бедные, безденежные люди, непонятно чем занимаются. В магазинах и лавках отеля мы расплачивались долларами, а сдачу получали какими-то бумажками, которые действовали только в этой гостинице.

РГ: С кем из ребят обычно селились в один номер?

Хамутцких: Почему-то получалось так, что чаще всего с либеро - Евгением Митьковым, Павлом Ивановым, Алексеем Вербовым. Когда главным тренером был итальянец Баньоли, он сам распоряжался, как расселяться - связующий со связующий, либеро с либеро и так далее. Хамутцких - в паре с Серегой Гранкиным. Хотя такой подход считаю неправильным: причем здесь игровые амплуа?

РГ: Как время коротали на сборах, в поездках?

Хамутцких: Раньше общение в команде шло лучше - не было компьютеров. Берешь с собой в дорогу три-четыре колоды карт, играешь в самолете, в автобусе. Если кто-то из ребят умел играть в преферанс, с удовольствием составлял компанию. Правда, мало кто знает правила. Как только появились ноутбуки - исчез нормальный контакт. Сейчас куда голову не поверни - все смотрят в монитор.

РГ: Сами с компьютером ладите?

Хамутцких: Общаюсь на "вы". Могу покопаться в интернете, разыскать информацию, отправить электронное письмо. Что-то серьезнее - нет.

РГ: У вас классный личный сайт…

Хамутцких: Его делала и ведет моя страстная болельщица Юля. Она из Санкт-Петербурга. Очень добросовестный человек. Я точно не помню момент появления сайта, но было очень приятно - мало у кого из волейболистов есть персональные страницы в Интернете. Не сразу, но познакомился с этой девушкой, мы пообщались, обменялись контактами. Я периодически захожу на сайт, благодарю за поздравления в гостевой книге. Беру информацию - где что написали в прессе, цитаты комментаторов, ссылки на другие волейбольные ресурсы. Отвечает болельщикам и супруга.

РГ: Вспомнили казармы венесуэльские, так давайте и про наши. Вы же в армии по полной программе служили?

Хамутцких: Ничуть не жалею! Два года в "королевских" войсках - стройбате. Как там оказался? Играл за челябинское "Торпедо", подошел призывной возраст. Была некая договоренность, что меня определят в спортроту. Но не получилось. Направили в строительную часть.  

РГ: Чем занимались?

Хамутцких: Всем. Копали траншеи, строили дома, обшивали огромные нефтяные емкости, И плотником работал, и каменщиком, и стропальщиком. Овладел массой профессий.

РГ: А это в каком уголке страны?

Хамутцких: Недалеко от космодрома в Плесецке, в тайге. Потом командировка в Республику Коми и перевод  воинской части в Чернобыль.

РГ: Ликвидатором были?

Хамутцких: Мы на отдалении от реактора базировались. Ликвидаторов вербовали на добровольной основе, за огромные на то время деньги. Я не пошел. Почитал письма от ребят, которые этим занимались. Они пожалели.

РГ: И все-таки, проверяли организм на радиацию?

РГ: Хамутцких: А смысл - я же из Челябинска (смеется). В области в 1957-м году на комбинате по переработке ядерных отходов произошла серьезная авария. Специалисты говорили, что радиоактивный след остался не слабее чернобыльского. Вот мы и выросли людьми адаптированными. Я живой, здоровый, и вроде бы не лысый.

РГ: В каком звании уволились?

Хамутцких: Рядовой. Категорически не захотел я быть ефрейтором, а предлагали. Тогда в стройбате это звание совсем жестко не котировалось. Пришлось даже сесть на гауптвахту, чтобы остаться рядовым.

РГ: Трудно, наверное, после двух лет простоя найти силы вернуться в большой спорт?

Хамутцких: Вообще-то в армии я играл иногда с офицерами. Был там единственным, кто профессионально занимался волейболом, поэтому и нападал, и принимал, и пасовал. Уволившись в 1990-м, вернулся в свой родной город Аша, это 370 километров от Челябинска, о продолжении серьезной карьеры в волейболе как-то и не думал. Хотя и планов особенных на жизнь не имел. Думал, поеду к старшему брату Игорю на Уральский автомобильный завод в Миассе, буду в техникуме учиться. Мудро поступила мама. Ничего не говоря мне, позвонила моему тренеру, сказала, что я вернулся. Тренер вышел на связь: "Собирай вещи, приезжай в Челябинск".

РГ: Прозвище "Борода" как родилось?   

Хамутцких: Да как обычно бывает: сидишь в компании, кто-то скажет метко, и все, прилипло намертво. Еще до армии я носил, скажем так, "детскую" бороду. После службы не брился. Вот это прозвище в волейболе по жизни за мной еще из Челябинска.

РГ: Один венесуэлец играл в Европе: на спине вместо фамилии - "Бомба". Хотели, чтобы и у вас, как положено - "Борода"?

Хамутцких: Было такое желание. Не разрешили. Да, регламент позволяет иметь на форме имена и прозвища вместо фамилий. Активно этим пользуются бразильцы. Американец Ллой Болл играл в Италии - "L.В.", ну и так далее. Мне в какой-то момент надоело, что мою фамилию произносят и пишут неправильно. А по-английски - 13 букв, больно длинная надпись. Перед Мировой лигой-2008 я с инициативой выступил, хотел играть как "Борода".  Говорят - нельзя. Руководство разрешило только имя вместо фамилии - "Вадим". В такой майке дебютировал на гостевой игре с Кореей.  

РГ: Из других видов спорта что предпочитаете как простой зритель?

Хамутцких: Не буду оригинальным - смотрю НБА. Пусть на меня не обижаются европейские команды, но после НБА другой баскетбол почти  неинтересен. Люблю футбол - английский. Там любая игра захватывает и удовольствие доставляет. Плюс игры грандов калибра "Реала" и "Барселоны". За чемпионатом мира по хоккею следил внимательно. Зимой иногда наблюдаю биатлон, предпочитаю эстафеты и короткие, динамичные  гонки - преследование, спринт.

РГ: Где предпочитаете отпуск проводить?

Хамутцких: Опять же не буду оригинальным. Турция - просто, дешево, сердито. Главное, близко. За год налетаешься столько, что еще и в отпуск долго добираться куда-то никакого желания. Возникали варианты - Мальдивы, Сейшелы. Говорил  жене с дочерью: хотите, вас туда отправлю, а меня не трогайте. Максимум лёта до места отдыха - 3 часа.

РГ: На отдыхе сколько выдерживаете в бездействии?

Хамутцких: На второй-третий день чувствую, что не могу просто так лежать. Насчет именно волейбола желания может и не появиться, а вот просто побегать, поиграть  в футбол, баскетбол, большой теннис - обязательно. Уже многолетний инстинкт: двигаться, двигаться. Многие мои друзья волейболисты так же себя чувствуют, внутри сидит какой-то механизм.

РГ: Кстати, за последние годы получали приглашения от зарубежных клубов?

Хамутцких: Я такие варианты даже не рассматриваю. За границей хорошо, дома лучше.

РГ: Слышал, у вас в Белгороде есть небольшой бизнес?

Хамутцких: Да, пара заправочных станций с фирменным названием "Девятка". Как мой игровой номер. Пока в основном дело контролирует супруга, я по мере возможностей.

Спорт Волейбол
Добавьте RG.RU 
в избранные источники