Новости

07.06.2011 00:28
Рубрика: Общество

"Известия" станут ближе к "Жизни"

Что будет со старейшей российской газетой?

Не успели остыть комментарии к очередной смене главного редактора "Известий", одной из старейших газет страны, и к заявлениям ее нового главреда Александра Малютина и издателя, гендиректора холдинга "Ньюс Медиа Рус" Арама Габрелянова о планах "несколько изменить формат" газеты, "сделать ее более деловой, более современной, продвинуть ее в смысле интернет-технологий", - как обещанные перемены грянули.

В минувшие выходные редакция переехала из центра столицы, с Пушкинской площади, которую москвичи, кажется, уже и не представляют без крупного логотипа "Известий" на фасаде исторического здания, на 5-ю улицу Ямского поля. Впрочем, из всего журналистского коллектива, а это более двухсот человек, на новые рабочие места перебрались лишь 38 известинцев, получивших на то предложение нового руководства. 17 из них журналисты, 21 - работники административных и хозяйственных подразделений. Судьба остальных не ясна даже им самим, поскольку, как утверждают журналисты, коллективу объявлено решение о "прекращении выпуска издания силами прежней редакции". 60 процентов редакционных сотрудников теперь должны быть уволены. При этом, как и на каких условиях будет происходить увольнение, редакционному коллективу не известно.

В этой ситуации известинцы разослали в СМИ открытое письмо, в котором делятся своими тревогами. Мы обратились к обеим сторонам конфликта с просьбой высказать мнение.

мнения

Сергей Мостовщиков,

заместитель главного редактора "Известий":

- Сегодня мы боремся за свои трудовые права, за возможность хотя бы понять, в каких трудовых отношениях коллектив редакции состоит с работодателем.

Дальнейшее развитие событий может быть разным. Либо собственник газеты решит вопрос о процедуре увольнения цивилизованно, в соответствии с законодательством, что обойдется ему совсем недешево, более чем в два миллиона долларов. Либо может отказаться выплатить увольняемым работникам положенные им компенсации за отработанное, но не оплаченное время, за неиспользованный отпуск. Проще говоря, "кинуть". И по тому, как развивались с апреля события, как складывались отношения коллектива с новыми руководителями, второй вариант не исключен. Правда, сейчас у меня создается ощущение, что собственник все-таки не ожидал такого развития, когда предпринятые нами действия привели к созданию напряженной ситуации. Хотя мы вовсе не хотели ни судов, ни громких трудовых споров. Но сколько же можно оставаться в неизвестности? Люди не понимают, что они должны делать сегодня, что будут делать завтра? Мы даже не знаем, что это будет - реорганизация, сокращение штата?.. Понятно, что наиболее дорогой для работодателя вариант, - это увольнение по сокращению штата. В этом случае он должен выплатить людям не по одной зарплате, не считая того, о чем я уже сказал, - выплат за отработанное время и компенсацию за отпуск. Есть и такой вариант: расторжение отношений по согласованию сторон. Когда работодатель договаривается об условиях с каждым сотрудником индивидуально. Нас устраивает любой вариант, который будет соответствовать трудовому законодательству.

Но сейчас мы хотим, чтобы работодатель хотя бы начал разговор об условиях увольнения. Пока в этом смысле - тишина. А все разговоры о том, что коллектив был заранее предупрежден, - это не так. Кроме апрельского приказа за подписью гендиректора ОАО "Известия" Юрия Чечихина, где говорилось лишь о том, что до 1 июля должна быть произведена реорганизация ОАО "Известия". И никакой полезной информации для известинцев там больше не было.

Арам Габрелянов,

Председатель совета директоров "Известий", генеральный директор "Ньюс Медиа-Рус" и заместитель генерального директора "Национальной Медиа Группы":

- Сегодня все те, кто не переехал на 5-ю улицу Ямского поля, являются сотрудниками "Известий".

Было всем объявлено о реорганизации газеты. Дальше они все будут разговаривать с руководством, обговаривать дальнейшее положение, кто-то уволится, кому-то, наверное, что-то предложат, какие-то должности... Все будет развиваться согласно законам Российской Федерации.

Что касается опасений, не перестанут ли реорганизованные "Известия" быть газетой с тем своим традиционным читателем - думающим, интеллигентным, имеющим свою позицию, - отвечу: "Известия" станут лучше, умнее. Это будет первая газета страны. И свою сегодняшнюю читательскую аудиторию она сохранит. Как она может ее не сохранить, если это самое главное, что у нее есть, - читательская аудитория, зачем же мы ее будем терять? Это будет газета респектабельная, рассчитанная на умных, думающих людей, будет давать разные точки зрения читателей на события. Это будет и большой ежедневный сайт "Известия", с оперативной информацией. Это будет нового формата бумага, такой в России еще не выпускали... Все будет прекрасно! Никаких нет причин для паники. Просто люди решили надавить на руководство, на акционеров "Известий". Я с ними, кто все это организовал, написал то письмо, разговаривал в пятницу, и мы договорились встретиться в этот понедельник в 12 часов дня. Каких-то таких причин, что они будут что-то писать, не было. Конечно, они мне давали понять, что, если не будет встречи, то начнут создавать нам проблемы... Но вот, не дождавшись, уже в воскресенье начали буянить и писать всякие письма. И я на назначенную на понедельник встречу уже, конечно, не поехал. Я разговаривал с теми, кто написал письмо, у меня были просто доверительные, человеческие отношения, и я сказал: "Я приеду, и мы сядем, все обговорим. Вместе с руководством с генеральным директором "Известий". Но когда они нарушили все договоренности, человеческие правила, - о чем мне сейчас с ними разговаривать?

комментарий

"Известия" съезжают с Пушкинской площади и селятся в бизнес-центре на улице Ямского Поля. Представьте - Большой театр переезжает в ДК "Меридиан"… Ленинка - в библиотеку имени Светлова.

"Дело даже не в чехарде со сменой главных редакторов, что тоже не есть хорошо, не в постоянно декларируемом ребрендинге издания. "Известинский комплекс" на Пушкинской  площади стал нашим  городом,  вошел в каталог коллективной памяти, превратился в  символ эпохи.  Бренд, над которым трудились звездные поколения профессионалов, пошел по рукам и по этапам…

Газета, которую более 90 лет читала думающая Россия, на очередном перепутье. Какие только эксперименты не проводили с "Известиями" в новой России (разве что дустом не посыпали), а газета все еще жива.

В 1997 году,  когда пришла первая волна олигархов-собственников,  главный редактор Игорь Голембиовский,  экономический обозреватель Отто Лацис с частью коллектива  ушли  делать "Новые "Известия", проведя  бунтарскую пресс-конференцию прямо у памятника Пушкину.   Потом  не раз очередной главный  "Известий"  и его замы узнавали из новостной ленты, что они уже без работы. Стилистика и этика   смены топ-менеджеров   СМИ  неподражаемая… Какие контракты, какие законы, какие неустойки! Собственнику можно все.

Сегодня  невозможны "новые-новые известия". Тогда уходили с  Пушкинской лидеры общественного мнения.

Коллега-журналист, которого оставила в штате новая власть, мается: "Одно дело, когда тебя  вызывают из строя, чтобы наградить, и совсем другое, чтобы  оставшихся в строю расстрелять".  Ему  предложили зарплату, от которой трудно отказаться…  Впрочем, выбор еще впереди: какими в итоге станут "Известия", за счет чего  станут приносить прибыль? Какой  будет интернет-версия газеты?

Я не спорю с коллегами, которые утверждают, что газета - это товар, который должен продаваться и приносить прибыль. Но это не вся правда про газеты, которые когда-то были четвертой властью, а сегодня в ведущих рыночных странах формируют общественное мнение.

Если стать лицом к "Известиям", то по левую руку будет Настасьинский переулок, где долгие годы квартировала многомиллионная газета "Труд". Когда произошла продажа издания, оказалось, что на самом-то деле купили с огромной выгодой семиэтажное здание в центре Москвы (по некоторым источникам, здание, купленное за миллионы долларов, через несколько месяцев было перепродано втридорога). Журналистский коллектив стали отправлять на выселки, в брошенные цеха, менять главных редакторов, окончательно угробив великий газетный бренд "Труд". Сегодня газета, защищающая права работающего человека - и олигарха, и слесаря, - могла бы стать самой читаемой в России… Но газету убили в поисках дохода.

Случилось то, что случилось: четвертая власть стала рыночным продуктом. А в большинстве случаев - просто товаром без миссии и совести (нельзя же требовать, чтобы у "Кока-Колы" или даже "Мерседеса" была совесть). Пришли новые энергичные люди, которые узнали, что все на свете продается, в том числе информация. Время фастфуда, как мне не раз приходилось говорить,  потребовало фастрида. Сервисная информация: чего изволите? куда изволите? стала гордиться своими тиражами.

Кто-то печатает летнее расписание электричек в онлайновом режиме и диету Пугачевой, а кто-то акынский  текст: как обустроить Россию. При этом понятно, что гораздо больше людей обустраивают дачу, а не Россию. Но если даже при невероятно уплотнившемся времени, при вставшем на ноги в России среднем классе, который прежде всего считает, а потом уже читает, не будет качественных СМИ, то и обустраивать нечего будет ни тем, ни другим…

Вспомним еще:  по правую руку от "Известий" на Пушкинской площади были  легендарные "Московские новости". Их тоже "съехали", перекупили, закрыли, возобновили… Как много потерял бренд!

Сейчас команда Владимира Гуревича пробует делать достойные "Московские новости".   Искренне желаем им успеха на всех носителях!..  Но если лужайку опять  не стричь 10 лет, трудно требовать от нее 300-летней ухоженности.  Ниспровергатели всего и всех вечно  в героях на корабле современности. Поэтому и история у нас действительна  то с 1917 года, то только с 1991 года…

Не спорю: надо жить с открытыми глазами в реальных обстоятельствах. Типичный интернет-отклик на ситуацию в "Известиях": "Полуживую газетенку пытаются оживить реальные профессионалы и люди, диктующие моду на российском медиарынке". Это правда. Как и правда то, что сейчас модно детей учить в Лондоне, модно там же хранить деньги. Постойте, а если все самое главное у человека за границей, то что его связывает с отечеством?  Синдром Ивана Тургенева, как удачно заметил Игорь Юргенс, становится тотальным. Собрать оброк с русских деревенек (скважин) и уехать в Париж в объятья Виардо.

А кто будет модернизировать свою страну, верить в нее не на трибуне, а на поле, жить в ней, кроме стремящихся сюда гастарбайтеров?    Чувствую, что появляется при этих словах даже чувство неловкости от высокопарных слов. Их уже не принято говорить! Слово совесть стало непечатным.  Мат и то  меньше раздражает…

Сейчас  модно жить с одной ценностью - которая на счету и на миру. Головы и души  в  современную экономику не вписались. Поэтому в них никто и инвестирует, что, на мой взгляд, великая ошибка.  Поэтому происходят чудовищные вещи, которые нельзя отрегулировать  одним рынком:  без морали  он стал зоопарком. Фирмы покупают реамобили со спецсигналами, которые им служат такси, а "государевы очи" крышуют казино…   Нет главного запрета - совести и воспитания, нет модели поведения и нормы.  

Кажется, ты уже в одиночестве в этом мире новых стандартов. Правда, был день счастья этой весной: три часа в очереди на выставку Левитана. Там стояли целыми семьями наши люди с хорошими лицами, без мигалок и спецпропусков… Их на самом деле много! Больше чем в телевизоре в "Бригаде" и в "Доме".

Кому-то надо выполнять  ежедневную работу адекватной реакции на реальную жизнь. Как это ни проблемно прозвучит, но СМИ тоже должны возвращать российской повседневности чувство утраченного достоинства. И "Известия" из ряда немногих изданий, которые могли и смогли бы это сделать.

Да, алармизм и потливый (не пытливый) интерес к частной жизни очень хорошо продается. Но ведь не ради этого "Известия" перебрались поближе к газете "Жизнь", одному из самых успешных таблоидов?

Общество СМИ и соцсети