Новости

10.06.2011 14:05
Рубрика: Власть

Свобода берет на испуг

Президентские поправки в Уголовный кодекс не сделают ничего плохого, тем не менее, законопроект вызвал тревогу в части гражданского общества. Люди боятся, что у нас перестанут сажать. Мало того, что расстрельные подвалы закрыты, так еще и закон смягчают дальше некуда. Значит, преступность получает карт-бланш?

Вопреки историческому, а подчас и личному опыту, среднестатистический россиянин уверен, что порядок в обществе обеспечивают исключительно жесткие меры. Кто думает иначе, получает клеймо либерала. В устах многих это страшное обвинение. Хуже, чем "враг народа".

Расстрелы в целях экономии

Пожалуй, самой вредной называется идея, что экономического преступника можно отпустить "всего лишь" за пятикратный штраф. Получается, откупился и пошел? Справедливость у нас не ассоциируется с деньгами: надо, чтобы человек посидел на дальнюю дорожку. В этом смысле законопроект несправедлив, он оберегает людей от тюрьмы, и тем пугает слишком многих.

Примечательно: противники гуманности могут одновременно злиться, что потенциальные смертники пожизненно сидят в тюрьмах за народный счет (пайку им отрезают из наших налогов), и тут же сокрушаются по поводу откупа бизнесменов от зоны. Будто бы предприниматели за решеткой содержатся не за наши кровные налоги.

Если убрать в сторону финансовые аргументы, нарушение логики исчезает, остается голая жестокость "силовиков" (беру в кавычки, ибо речь не о служебной принадлежности, а личных убеждениях). К расстрелам они призывают не из экономии, штрафы вместо тюрьмы отвергают не из щедрости. Просто гуманность у них вызывает аллергию.

Наказание по сходной цене

В тревожном шуме остается незамеченной одна особенность "пятого пункта". Подсудимому мало заплатить пятикратный штраф, сначала экономический преступник должен возместить ущерб до копейки. Поэтому расходы надо умножать не в пять, а в шесть раз. Предложение действует только для впервые осужденных предпринимателей, так что серийных уголовников-экономистов плодить не будут.

Чтобы выбрали обманутые дольщики какой-нибудь жилищной инициативы: срок для воротил или деньги себе, плюс деньги в казну?

Некоторые правоведы, критикующие законопроект, считают, что лучше ввести громадные сроки без верхней планки, и снижать их за возврат ущербных денег. Допустим, дали какому-нибудь Мэдоффу а-ля рус 150 лет и смотрят, сколько он вернет. Принес 10 процентов от своих нечестных миллионов, снизили на 15 лет. Принес половину - пол срока долой.

Кто-то считает, что при такой системе и 100-процентная расплата должна оставлять человеку хотя бы минимальный срок, скажем, лет 10. Кто-то согласен на свободу под расчет и еще какой-то штраф. В любом случае, есть, что обсуждать, хотя пока это темы скорее кухонных разговоров. При нашем историческом опыте, пожалуй, будет не худо на какое-то время воздержаться от тюрьмы за преступления бизнес-класса.

Почему бы не посмотреть, хотя бы ради разнообразия, как будет работать свобода за "пятерку".

Не плачь по мне, контрабанда

Также законопроект убирает гигантскую коррупционную ловушку в виде товарной контрабанды. С помощью этой статьи правоохранители могли наживаться на предпринимателях, пытавшихся сэкономить на пошлинах. Безусловно, коммерсанты поступали нехорошо, протаскивая свой товар мимо кассы. Но чем лучше коррупционеры в погонах? Наводить порядок в правоохранительных службах бесполезно, пока есть такие кормушки: освободившееся место у чаши тут же занимается кем-то, система воспроизводит сама себя. Пытавшиеся работать честно правоохранители сами нередко попадали под каток - коррупция штука обоюдоострая. Поэтому товарную контрабанду приговорили к забвению.

Клевета подешевела

Вряд ли есть смысл сокрушаться и по другим потерям Уголовного кодекса - санкциям за клевету и оскорбления. "Клеветническая" статья все равно не защищала простых граждан, от ее декриминализации нам ни холодно, ни жарко.

При уголовном обвинении в клевете надо доказать, что человек сознательно врал, желая сделать ближнему больно. Иными словами - злой умысел. Однако доказать его практически невозможно.

Никто не будет говорить на допросе, что-то вроде - да, я знал, что сосед не ходит в сауну с девочками, но специально написал про него во все газеты. Хочу, чтобы тому жизнь медом не казалась, завидую ему, так и запишите, гражданин следователь.

Это были бы идеальные показания и готовый срок. Но в жизни люди предпочитают запираться. Единственный реальный шанс привлечь клеветника к ответу - подать на него гражданский иск. Здесь действуют уже другие правила.

Однако правоохранители часто забывают о подобных юридических тонкостях, когда надо прищемить кому-то язык. Фигурантами дел за клевету становятся люди, сказавшие что-то неласковое в адрес каких-нибудь вип-персон. Статья получается средством расправы: сказал острое слово начальству, и ты уже клеветник и оскорбитель.

Большие начальники могут защищать свою честь и другим способом. И им придется это делать иначе, когда клевете срежут срок.

В поисках крупной рыбы

Тем не менее, у возмущений есть веская причина: наш бизнес имеет плохую репутацию, и граждане сомневаются, стоит ли развязывать ему руки. Однако надо разобраться, кто же виноват в такой репутации?

Масса деловых людей и рада бы работать на совесть, но в нынешних условиях это не работает. В мутной воде выживают только ужасные на вид рыбы. В коррумпированной среде растет только нечистый бизнес. Законы природы везде сходятся.

Президентские поправки в Уголовный кодекс - все вместе - попытка создать благоприятную среду именно для честного бизнеса. Сразу вырастить капитанов, а не акул, экономики не получится. Среда будет сопротивляться, все эти прикормленные, вписанные в коррупционные схемы фирмы никуда не денутся. Суперуспешные (по причине личных талантов) дети министров и губернаторов с их процветающими конторами по-прежнему будут перекрывать кислород остальным. А хищным представителям отряда чиновников все также будет всего мало. Даже расстрелом делу не поможешь - пуля в голове не меняет расклад мыслей. Одни уйдут, другие будут точно такими же. И все же надо просто подождать.

Безусловно, даже после изменений в Уголовном кодексе, у чиновников останется масса рычагов давления на бизнес. Но и Москва, как говорится, не сразу строилась. Есть надежда, что постепенно нам удастся что-то изменить.

Ставка на силу в разговоре с предпринимателями не избавила наши магазины от некачественных товаров, сервис - от хамства,  а цены - от взлета. Быть может, действительно стоит попробовать зайти с другого конца?

Власть Работа власти Госуправление Власть Право Уголовное право Колонка Владислава Куликова Либерализация уголовного законодательства Новые виды мошенничества в УК
Добавьте RG.RU 
в избранные источники