20idei_media20
    16.06.2011 11:00
    Рубрика:

    В первый день конкурса пианистов в Большом зале консерватории выступили Евгений Брахман и Эдуард Кунц

    Пианисты состязаются на Конкурсе Чайковского

    Впервые за последние годы Большой зал консерватории уже на первом туре почти полон. А за билетами в Малый зал, где стартовали соревнования виолончелистов, вытянулась в кассу огромная очередь.

    Жесткая борьба разгорелась в первый же день: меломаны и критики высказывают зачастую полярные оценки. Жюри комментировать игру конкурсантов не позволено - все направлено на то, чтобы сделать оценки беспристрастными, а голосование максимально прозрачным. Правда, понять систему подсчета голосов дано не каждому. Уравнения с двумя неизвестными, дифференциальные исчисления, квадратные корни и полученные на основе всего этого графики обескураживают.

    Надо отметить, что зал консерватории после ремонта все-таки зазвучал по-новому. Теперь тончайшее пианиссимо слышно так, будто существует подзвучка, соответственно, и огрехи улавливаются так же хорошо. 29 конкурсантов-пианистов "разбили" на группы - по шесть человек в день: трое играют днем с 13.00 до 16.00, и трое - вечером с 19.00 до 22.00. 50-минутная программа каждого музыканта превращается практически в целое отделение концерта.

    "Шестеро смелых" открыли первый день Конкурса: очень разные и по манере, и по технике, и с точки зрения своего творческого опыта молодые музыканты. 27-летнему Станиславу Христенко выпала очень непростая задача открытия соревноания; 30-летний Евгений Брахман представляет "старшее" поколение конкурсантов (в состязании принимают участие еще трое его ровесников, старше участников нет); Екатерина Рыбина - самая молодая пианистка, ей 16 лет, и она только что окончила 10 класс ЦМШ при Московской консерватории. Трое "вечерних" конкурсантов - выпускники Московской консерватории: 22-летний Александр Синчук, 26-летняя Мария Третьякова (также обучалась в итальянских музыкальных вузах) и 30-летний Эдуард Кунц (совершенствовал мастерство в Королевском Северном колледже музыки в Манчестере).

    Все они - несомненные индивидуальности. В перерывах слушатели говорят о нетривиальности Станислава Христенко, темпераменте юной Кати Рыбиной, целостных трактовках Александра Синчука и Марии Третьяковой, концертирующей с 6 лет. Опытными музыкантами несомненно предстали Евгений Брахман и Эдуард Кунц - насколько разные, настолько состоявшиеся. У первого - широкая по стилистическому охвату программа, исследующая исполнительство разных эпох, а также опыт преподавания, у второго - опыт концертирующего на лучших площадках пианиста, лауреата тринадцати конкурсов, решившего попытать счастья в XIV Конкурсе Чайковского.

    Евгений Брахман - доцент кафедры специального фортепиано в Нижегородской государственной консерватории. Сегодня - это уже целостный состоявшийся пианист, представивший на суд жюри качественно выстроенную программу. Его трактовки, может быть, являются взглядом на творчество классиков из современности, из XXI века: возможно, хоральному Баху недостает медлительности и степенности, а в пьесах Чайковского еле уловимо слышно rubato, но знаменитая Фа-минорная прелюдия Баха-Бузони (лейтмотив "Соляриса" Тарковского) не звучит от этого менее философски, а "осенние" пьесы из "Времен года" ("Осенняя песнь" и "На тройке") не теряют своего жанрового обаяния. Обязательная для программы первого тура классическая соната, в данном случае До-мажорная Моцарта (К.330) прозвучала образцом стиля - легко, изящно, отточено и идеально выстроено по своей архитектонике, - воспитанник Льва Наумова словно пытается проникнуть в самую суть каждого звука.

    Эдуард Кунц показался более ровным по стилистике. Обладая столь же внимательным отношением к каждой ноте, фразе - вплоть да уровня формы целого, - он создает убедительные трактовки, но не сквозь призму характерных черт эпохи, а сквозь уникальное видение художника-исполнителя. И в этом мастерство и индивидуальность молодого пианиста: его Скарлатти прозрачен и невесом, и даже звук рояля при этом непостижимым образом напоминает хаммерклавир, его "Баркарола" и "Сентиментальный вальс" Чайковского совершенно ускользают из мира осязаемых вещей и одновременно находятся где-то здесь, рядом, а "Аврора" Бетховена (Соната №21) является именно той полной свежести утренней зарей, а не залпом из пушки, и - удивительное исполнительское качество пианиста - "льющийся" звук буквально позволяет ощутить некое внутренне пробуждение. На этом звуке завершился первый день пианистического Конкурса Чайковского - состязания не только знаменитого, но и, что подтвердилось, очень увлекательного.

    Поделиться: