Новости

21.06.2011 00:12
Рубрика: Культура

Спасибо датам

За пару недель, что минули с момента опубликования прошлой колонки, много утекло воды, а с ней и примечательных программ. О самых важных стоит напомнить.

Белинский вернулся

Прежде всего - о двухсерийном документальном фильме Александра Архангельского "Интеллигент. Виссарион Белинский".

Фильм пришелся ко времени. Спустя ровно два века. Спасибо дате. Спасибо датам, благодаря которым телеканалы заглядывают в прошлое и извлекают оттуда прецеденты сегодняшних кризисов.

Сегодня аргументы в спорах интеллигентов меж собой убедительны, как пули в разборках на забитой бандитами стрелке.

Один интеллигент: "Да, ты, Саша, - фашист".

Другой: "От фашиста слышу, Витя".

Один: "Ты Родину обрекаешь на безвременье".

Другой: "А ты ее продаешь Западу".

Фильм Архангельского возвращает нас в то время, когда оппоненты не перекрикивали друг друга на ток-шоу, а писали книги и открытые письма.

Сегодня аргументы в спорах интеллигентов меж собой убедительны, как пули в разборках на забитой бандитами стрелке

Гоголь написал "Выбранные места из переписки с друзьями", исполненную сомнений в плодотворности ценностей, признанных на Западе. Белинский ответил яростным письмом, ставшим событием в общественно-культурной жизни страны. За чтение, хранение и тем более распространение его человека могли арестовать, судить... Автор сериала "Идиот", как смогло узнать молодое поколение наших граждан из недавнего сериала "Достоевский", едва не был повешен, когда у него на квартире при обыске оказался найденным экземпляр этого послания.

По мнению автора фильма о "неистовом Виссарионе", спор критика и писателя стал "ключевым нервом" в русской общественной жизни ХIХ века. Он станет снова "ключевым" в конце ХХ и, судя по всему, останется таковым на протяжении всего ХХI века.

Корни его, к слову сказать, уходят в ХVII век, когда произошел церковный раскол, о подробностях которого телезрителям еще только предстоит узнать из сериала Николая Досталя "Раскол" (он, вероятно, будет показан на "России" уже в следующем сезоне).

Историческая рознь, стало быть, тянется издалека. Внутрицерковная тяжба сначала трансформировалась в общественную, затем в - политическую, прилепилась - к межклассовой, и дело кончилось Гражданской войной.

В последние десятилетия минувшего века старая вражда воспряла, взбодрилась, а уже в первые годы нового века - обострилась до крайности. Она сильно сузилась, резко обмелела, но от этого не утратила былой ярости. Что ни неделя, то выяснение отношений национал-патриотов с либералами, с мировой Закулисой.

На фоне проектов, скажем, Александра Архангельского "Отдел", "Интеллигент.Виссарион Белинский" и его еженедельной авторской программы "Тем временем" это чувствуется особенно. Есть все основания помянуть начало цикла "Исторические путешествия Ивана Толстого".

Автор Иван Никитович Толстой - имя новое для нашего телевидения, но те, кто видел первые четыре программы, думаю, согласятся, что этот человек с его богатым культурным бэкграундом, с его даром рассказчика - то, что нужно нам сегодня.

Такого рода люди и такого типа программы возвращают сегодняшнему телезрителю представление о глубине проблемы национального самосознания, о противоречивом характере его становления, о подводных рифах на его пути.

Война

как жертвоприношение

Свежий выпуск "Последнего слова" Павла Селина был посвящен делу отечественных неонацистов, жертвой которых стали Маркелов и Бабурова. В студии были представлены и неонацисты, и цивилизованные националисты.

Судебный приговор уже состоялся. В студии шла речь о приговоре моральном. Было видно, как неловко себя чувствовали кабинетные русские националисты рядом с националистами площадными. Не то чтобы они сознавали свою моральную ответственность за преступление двух интеллигентных молодых людей. Наверное, их тревожило, что пролитая кровь бросает тень на их великую и святую идею великорусского патриотизма. Им и откреститься хотелось, и в то же время они чувствовали свое идейное родство с теми, кто лишил жизни адвоката и журналистку. Да, методы нехороши, насилие неприемлемо, но...

Ох, уж этот господин "Но".

В том и дело, что национализм, пусть и доброкачественный, представляет собой покатую плоскость, с которой легко соскользнуть в бездну ксенофобии с разными оттенками - от великорусского шовинизма и до банального расизма.

Об этой стороне дела есть тем более повод задуматься. Как-то незаметно надвинулась скорбная дата - 70-летие начала Великой Отечественной войны.

По полной программе она будет отмечаться нашим ТВ на этой неделе. Но кое-что мы уже увидели. Введением в тему стал трехчастный рассказ Эдварда Радзинского "Адольф Гитлер "Путь во власть".

Рассказчик слегка и делано удивлен: как это некоему ефрейтору удалось за 13 лет дорасти до канцлера огромной страны? Что это был за скоростной лифт, на котором он так высоко поднялся? Механизм, как повествует Радзинский, прост и прозрачен. Надо чувство собственного унижения конвертировать в чувство общенационального унижения.

Ну, а дальше, как любит приговаривать сам рассказчик, все просто. Толпы людей объединяются в "восторге ненависти" и делаются послушными любому жесту фюрера.

Дальше смертоносная война. Сначала - на чужой территории. Потом - на своей собственной.

О том, как она подобралась к нашим границам в июне 41-го, поведал Алексей Пивоваров воскресным вечером 19-го числа в своем новом документальном фильме "22 июня. Роковые решения".

Фильм сам по себе - явление телевизионного искусства. Нельзя не отдать должное той искусности, с которой автор соединил столько разномастных элементов: два ведущих (российский и немецкий), два историка (оценивающих логику действий политических фигурантов), реконструкции событий с участием актеров-статистов, хроника, макеты-образы стран, которые выстраиваются и крушатся по щучьим и акульим велениям, по стратегическим решениям. Артист Михаил Ефремов во френче стального цвета читает документы той поры на фоне Кремля.

Это полюс государственной надбытийности госпожи Войны.

Полюс приземленности - судьба Насти Прудниковой, трижды провожавшей своего мужа в поход. Сначала в польский, затем - в финский.

А на третий раз...

Условность смешивается с безусловностью. И это не коробит, не царапает. Это позволяет отрешиться от тех мифов о начале Великой Отечественной, сквозь которые почти невозможно прорваться к ее реальной истории.

Да, мы знали, что лето и осень 41-го оказались смертельными буднями. Так это представлялось со стороны павших. Их работа - самоотверженность.

Со стороны стратегов лето и осень 41-го оказалось жертвоприношением миллионов.

Победы в таких войнах не все списывают.

По-хорошему, фильм Пивоварова требовал продолжения. В дискуссии по его поводу.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым 22 июня - День памяти и скорби