Новости

01.07.2011 00:00
Рубрика: Власть

Правила Думы

Первый вице-спикер нижней палаты парламента подвел итоги весенней сессии

Заканчивается весенняя сессия Госдумы. Ее итоги в цифрах - через неделю. А пока с первым вице-спикером нижней палаты российского парламента Олегом Морозовым мы говорим о главном, что было в этой сессии.

Олег Морозов: Главное то, что мы фактически завершили работу над важными нормативными актами, которые обещали россиянам в своих программных выступлениях наши политические лидеры. Принят ряд законов, реализующих идеи из посланий президента. Например, о либерализации уголовного законодательства в части экономических преступлений. Одновременно президент вносит законопроекты, которые касаются инвестиционного климата, инновационной стратегии.

Правительство последовательно предлагало законодательные инициативы, которые обеспечивают в стране экономическую стабильность и закладывают основу для будущей бюджетной и налоговой политики. Мы принимали законопроекты, направленные на снятие административных барьеров для бизнеса, в том числе и для малого, которому в этом году развиваться было непросто с учетом повышенной до 34 процентов ставки взносов в социальные фонды. Насколько мы знаем, сейчас в правительстве разрабатываются по поручению президента варианты снижения этой ставки. А пока мы своим законом уменьшили ее почти в два раза для предприятий малого бизнеса, действующих в инновационной сфере.

В эту сессию - и это можно считать ее особенностью - мы переломили тенденцию, за которую нас критиковали. Теперь Госдума стала принимать больше законов, внесенных регионами. Девять процентов из числа принятых в весенней сессии - инициативы региональных законодателей. Показатель выше, чем был раньше. Потому что мы отладили специальную систему, когда сначала региональные законопроекты приходят к нам на предварительную экспертизу, потом возвращаются авторам на доработку. А затем уже официально вносятся в Думу с высокой вероятностью, что будут приняты.

Когда не было парламентского большинства, бюджетный процесс в преддверии выборов превращался в политическую торговлю, считает Олег Морозов

И еще одно важное нововведение. Мы договорились с правительством, что заранее, еще на предварительной стадии постараемся снимать все потенциальные разногласия, как по правительственным законопроектам, так и по депутатским, внесенным "единороссами". Ведь это не очень правильно, когда партия власти получает от правительства отрицательные отзывы на свои инициативы и, в свою очередь, тормозит правительственные законопроекты. То есть сама по себе такая ситуация нормальна. Плохо, когда она "вылетает" на финальной стадии - во время обсуждения и голосования в палате. Поэтому мы добиваемся того, чтобы законопроект, инициированный де пу та та ми-"еди но рос са ми" или правительством, попадал на пленарное заседание в согласованном варианте. И я не открою здесь никакой тайны, если скажу, что депутатам фракции было предложено отозвать свои законопроекты, которые получили предварительную отрицательную оценку правительства. И доработать их с учетом всех замечаний, дабы не тратить пленарного времени на заведомо бесперспективный законопроект. Буквально за последний месяц 89 таких законодательных инициатив, внесенных депутатами "Единой России", были авторами отозваны.

Российская газета: А оппозиция остается в стороне от этого договорного законотворческого процесса?

Морозов: А оппозиция живет по своим правилам. Подтверждаю, не так много законопроектов, внесенных оппозицией, принимается палатой. Но это нормальная логика в жизни любого парламента, когда парламентское большинство преимущественно поддерживает законопроекты, которые инициированы солидарным с ним в политическом смысле правительством, президентом, которого оно выдвигало, и собственные законопроекты. Оппозиция может провести тот или иной закон, когда он безупречно подготовлен. А это не так просто, даже если есть здравое актуальное предложение. Поэтому многие в оппозиции поступают следующим образом - если у них есть какая-то законодательная инициатива, которая для них очень дорога и которую они не рассматривают как способ оппонирования партии власти, то они приходят к нам и говорят: "Давайте вместе такую идею продвинем!" Мы не против, если идея толковая. Так нам удалось, например, провести поправки об особенностях пенсионного обеспечения летного состава, инициированные депутатом КПРФ Сергеем Решульским. Мы с ним были соавторами этого закона, который подписан президентом и уже работает. Однако чаще мы видим, что оппозиция вносит законопроекты только для одного - чтобы это попало в повестку и можно было устроить потом на заседании политический шум. Причем авторы провальных законопроектов сами прекрасно понимают, что их идеи не могут быть приняты по многим причинам - и по юридическим, и по финансово-экономическим. Типа "давайте с завтрашнего дня увеличим в двадцать раз пенсии военнослужащим или зарплату бюджетникам". Браво, браво, но как это сделать? Чисто популистские инициативы мы, естественно, блокируем.

РГ: Но с каждым днем таких инициатив будет прибавляться - скоро выборы.

Морозов: Исходя из своего многолетнего депутатского опыта, знаю, что обычно последние две сессии созыва характеризуются повышенной законодательной активностью оппозиции именно в части непроходных инициатив, которые могут привлечь внимание общественности. Это совершенно осознанная предвыборная тактика. Будет повод сказать избирателям: "Я внес такой законопроект, а вот эти "единороссы" его не приняли". Могу рассказать классическую историю на этот счет. Недавно президент поставил точку в непростой проблеме о переводе часовых стрелок. Принят закон об исчислении времени, который установил, что переходить то на летнее, то на зимнее время Россия больше не будет. И Сергей Михайлович Миронов тут же вспомнил: "Мы же в 2008 году внесли такой закон, и "единороссы" тогда его отклонили. А когда внес президент, они побежали, построились".

Но хочу заметить, что впервые подобного рода законопроект в 1999 году внес Николай Герасименко, депутат группы "Российские регионы", а ныне "единоросс". Потом отозвал - страна еще не готова была к тому, чтобы принять решение. Высказывались разные точки зрения - одни говорили, что переводить стрелки на час хорошо, потому что это бережет энергоресурсы. Другие возражали - коровы перестают доиться. Так и спорили. Президент внес этот законопроект тогда, когда проблема стала ясной и очевидной. Что теперь рассуждать, кто кого опередил - Герасименко Миронова на девять лет или Миронов президента на два года.

РГ: Какими популистскими идеями можно сейчас соблазнить избирателей?

Морозов: Хотите откровенно? Это все буря в стакане воды. Только люди, близкие к политике, связывают пиар-технологии с некими популистскими законопроектами. Избиратель, на мой взгляд, не так хорошо разбирается в хитросплетениях нашей работы, чтобы до него можно было довести такую мысль, что вот фракция А внесла замечательный законопроект, а фракция Б его отклонила, а потому на выборах нужно голосовать за А. Избиратель в основной своей массе реагирует не на эти призывы, а в целом на политическую ситуацию, на некие крупные политические мазки. Он далеко не всегда вдается в секреты этой кухни. Конечно, оппозиционеры доносят ее в таком виде, что приходится потом объяснять, что к чему на самом деле. Но это касается только небольшого числа избирателей, искушенных в думской жизни, знающих, что мы там отклоняем, что принимаем. А большинство оценивает результат. Вот приняли закон о техосмотре, я почувствовал реакцию. С одной стороны, говорят, вроде правильно, прежняя система ТО была дурацкая, коррупционная, ничего не решала. С другой стороны, страшно: а вдруг что-то опять не так приняли и будет еще хуже. Поэтому надо "войти в эту воду", посмотреть. Если что-то не так - поменяем. Но идеологически - я готов любому доказать - я прав, прежняя система была никуда не годная. Пугает возможный рост цен? Давайте будем искать механизмы, чтобы этого не произошло, давайте сделаем реальной конкуренцию, чтобы можно было с помощью этого механизма регулировать цены на техосмотр.

РГ: Накануне думских выборов предметом пиара становится и проект федерального бюджета на очередной год. Неслучайно правительство, когда возможно, старалось представить его Думе в год выборов пораньше. А теперь вроде бы все идет по привычному в последние годы графику - внесение не позднее 1 октября. Вы успеете провести до выборов качественные чтения проекта?

Морозов: Сейчас Бюджетный кодекс очень четко расписал все сроки прохождения бюджета. Поэтому мы знаем, когда бюджет, в случае его одобрения большинством, будет принят в третьем чтении. Здесь никаких процедурных вопросов нет.

РГ: А по сути?

Морозов: А по сути, мы в течение последних десяти лет с каждым разом делаем процедуру принятия бюджета все более публичной и прозрачной. Сначала придумали нулевое чтение, которое долго совершенствовали. И теперь все, кому интересно, могут узнать, что происходит с проектом бюджета, даже если он еще не внесен в Думу. В этом году мы пошли еще дальше. Начиная с июня мы обсуждаем проект на площадке Народного фронта. Причем вначале у меня было опасение, что здесь больше некоего политического действа, нежели какого-то смысла. Но, к счастью, оно не оправдалось. Мы получаем массу конкретных предложений. Даже если не все их можно реализовать, они не напрасны. Эти дискуссии как некий барометр, который показывает погоду в обществе. Ведь здесь же все срезы общества. Не всегда эти люди понимают, как устроен бюджет, но они говорят о своей проблеме. А варианты ее решения ищем мы вместе с министрами, участвующими в народных чтениях бюджета. Это очень важно и для нас, и для правительства, получить такой сигнал из общества.

Всего у нас запланировано семь встреч по разным частям бюджета. Уже состоялась с министром финансов Алексеем Кудриным, социальную часть обсуждали вместе с главой минздравсоцразвития Татьяной Голиковой. Следующая встреча будет посвящена реальному сектору, дальше - наука, образование и культура, инновации, село, оборона и безопасность, где первые лица расскажут о своем видении бюджета и послушают мнение народа.

РГ: Но что это изменит?

Морозов: Вот с таким же пессимизмом раньше относились и к нулевому чтению проекта. Вроде все уже минфином рассчитано и расписано, экспертами выверено. Но после этого на несколько сотен миллиардов бюджет двигается вправо или влево, потому что сидят депутаты и говорят: "А нам вот это не нравится, люди требуют иного". А еще есть социально значимые партийные проекты, которые нуждаются в финансировании. А теперь мы обобщим и предложения Народного фронта. И к нулевому чтению представим самое ценное из них. То есть верстка бюджета - это живой процесс.

РГ: Оппозиция в этом процессе не участвует?

Морозов: Мы прислушиваемся к критике наших оппонентов. Готовы принять их здравые идеи. Но ведь у них странная позиция по отношению к бюджету. Они требуют денег на какие-то цели. Но при этом заранее заявляют, что не поддерживают бюджет, голосовать за него не будут.

РГ: То есть выборная кампания бюджет не испортит?

Морозов: Нет, конечно. Вот когда не было парламентского большинства, тогда бюджетный процесс в преддверии выборов превращался в политическую торговлю. Мы тогда напринимали кучу разных законов, заранее понимая, что реализовать их невозможно. Но голосовали, иначе проблем потом не оберешься. Так, к 2003 году набрали обязательств на шесть триллионов. Пришлось, принимая бюджет, этим же голосованием останавливать действие огромного количества законодательных актов - денег на все не хватало. Но теперь в Думе есть кому принять ответственное решение. Это 315 депутатов фракции "Единая Россия".

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума
Добавьте RG.RU 
в избранные источники