Новости

07.07.2011 00:55
Рубрика: Общество

Из фронтовой землянки - в двухкомнатную

Почему 50 тысяч участников войны остаются в очереди на жилье?

Накануне Дня Победы президент дал поручение правительству представить предложения по ветеранской жилищной программе.

Возможно, окончательный срок ее выполнения - 1 октября 2011 года - придется отодвинуть.

Переселить удалось

Если на первом этапе, когда новоселье готовилось только для тех, кто встал в жилищную очередь до 2005 года, новое жилье получили всего 28,5 тысячи человек, то после отмены ограниченных сроков постановки на учет очередь стала быстро расти и счет пошел уже на сотни тысяч. По данным минрегиона, 1 июня 2011 года из тех, кто встал в очередь уже после президентского указа, было обеспечено жильем 140 905 ветеранов. При этом очередь продолжает расти - примерно на 7-9 тысяч человек в месяц.

Связано это с тем, что, кроме отмены ограничения по дате постановки на учет, были также отменены требования об обязательном признании ветерана малоимущим. Был упрощен порядок постановки в очередь членов семей погибших (умерших) ветеранов (речь идет об их вдовах). На 1 июня в очереди оставались 50 496 человек. "Процесс постановки ветеранов ВОВ на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий продолжается. Правительство прорабатывает варианты выделения дополнительных ассигнований для решения этой задачи в максимально сжатые сроки", - сообщили "РГ" в минрегионе. А вот заключение Контрольного уравления президента: "Учитывая, что на выполнение обязательств перед ветераном с момента постановки его на учет до получения жилого помещения требуется не менее полугода, часть ветеранов не успеет реализовать свое право на улучшение жилищных условий до 1 октября 2011 года, как это предусмотрено протоколом заседания Российского оргкомитета "Победа". Анализ показывает, что выделенных федеральных средств недостаточно, чтобы полностью решить вопрос в отношении ветеранов-очередников, еще не получивших жилье, а также тех, кто имеет на это право, но пока не обратился в органы местного самоуправления для постановки на учет".

Никаких поблажек

Хотя программа реально помогла почти 170 тысячам ветеранов, многие заслуженные люди, как свидетельствует почта "РГ", остаются за "бортом". В нашей большой стране нет единых правил и критериев постановки в жилищную очередь. Нормативные акты утверждаются регионами, и никаких послаблений для участников войны не делается. Перечислим основные проблемы.

1 Главный критерий, по которому чиновники решают, ставить ветерана в очередь или отказать, это учетная норма - метраж, который нельзя превышать в расчете на одного члена семьи. В Москве это, например, 10 кв. метров общей площади, в Санкт-Петербурге - 9 метров, в Перми - 12. Ясно, что при таких нормах семья из трех человек, ютящаяся в однокомнатной квартире, права на расселение не имеет. Что такое для 80-летних больных людей - не иметь собственной комнаты, где можно элементарно отдохнуть в тишине и покое, объяснять не надо. Однако никаких "смягчающих" исключений для ветеранов нынешние правовые акты по-прежнему не предусматривают.

2 Второй сдерживающий фактор - "ценз оседлости". Случаев масса: забрали из ветхого дома в деревне дедушку, прописали к себе, но на очередь их не ставят, поскольку они не прожили в городе "положенного" по местным законам срока. В Москве и Санкт-Петербурге это, например, 10 лет. Но для ветеранов - никаких исключений. Получается, чиновники "предлагают" старикам дожить лет до 90 -100, и тогда они, наконец, смогут претендовать на отдельную квартиру.

3 Дом в деревне - как правило, ветхий, без удобств. Поддерживать такое жилье в нормальном состоянии многим не по силам. Но... Попасть в программу они не могут - из-за той же пресловутой "нормативной площади". Единственный шанс - чиновничья комиссия должна признать жилье непригодным для проживания, но добиться этого неимоверно сложно.

Удобства на улице

Возмущает, насколько формально подходят к выполнению ветеранской программы представители местной власти.

"Живу в очень сложных условиях, одна, - пишет в "РГ" 85-летняя Александра Васильевна Папикян из города Михайловка Волгоградской области. - Занимаю часть дома, принадлежащую моему внуку, с которым у меня не самые теплые отношения из-за его пристрастия к спиртному. Туалет на улице, за водой хожу в уличную колонку. Нет ни ванной, ни душа, с помощью соседки купаюсь в корыте..."

На все обращения Александра Васильевна получает отказ: во-первых, она - "член семьи" внука и живет на его площади в 35,3 кв. м. Во-вторых, в доме другого внука ей принадлежит 3/25 долей, которые бабушка получила по суду после смерти сына. Объяснять не надо, что эти метры фактически виртуальные, реально "в случае чего" поставить на них кровать бабушка не сможет. Тем не менее вывод чиновников однозначен.

"Предоставление вам жилого помещения без наличия оснований нуждаемости, установленных действующим законодательством РФ, не представляется возможным", - отвечает дошедшей до Берлина санитарке 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта, спасшей немало жизней, председатель комитета по строительству и ЖКХ Волгоградской обладминистрации Н.Н. Дубенко. Ничуть не сомневаясь в собственной правоте.

Дочь 90-летнего ветерана Алексея Васильевича Копнина из села Тростенец Белгородской области рассказала, как ее отца больше года "гоняли" по истанциям. Старый дом без удобств, по правилам должен быть признан непригодным для проживания, поскольку в населенном пункте имеется водопровод. Жилкомиссия сочла состояние домика постройки 60-го года прошлого века ("деревянные стены с обмазкой глиной по дранке") "удовлетворительным" . Когда ветеран обратился в суд, у него был официальный представитель. "Но судья Лебединская его игнорировала и в процессе всего судебного заседания упорно допрашивала глухого старика, 90-летнего ветерана", - пишет его дочь Татьяна Дубенцева. - А я стояла и плакала от унижения".

Еще один вопиющий пример. Миловидова Маргарита Александровна из Иваново, вдова участника войны, живет одна в доме, построенном аж в 1893 году. Муж умер 18 лет назад. Есть летний водопровод до двора, но на зиму воду отключают. Бабушка уже не просит отдельное жилье - мечтает, чтобы хотя бы помогли отремонтировать крышу. На дом во время грозы упало дерево и вход просел, двери не закрываются, в сени в дождь льется вода. Вторая мечта - дотянуть водопровод до дома. Ответы чиновников - как под копирку: "Обеспеченность жилой площадью превышает учетную норму, жилье не признано непригодным для проживания".

Что касается помощи с ремонтом, замглавы администрации Иванова М. Громов не моргнув глазом сообщил: "Ориентировочная стоимость работ по присоединению дома к городским сетям водопровода с устройством выгребной ямы составляет 500 тысяч рублей".

То есть утеплить подведенную ко двору водопроводную трубу, ввести ее в дом (и даже никакой канализации не надо - просто вырыть выгребную яму...) - все это обойдется в полмиллиона?! Горько читать подобные "объективные" ответы, рассчитанные на одно: отбить желание у людей обращаться к властям со своими нуждами...

Когда в теленовостях показывают ветеранов, получивших ключи от новенькой квартиры, - можно только порадоваться за стариков. Хотя и грызет мысль: почему так поздно? Ведь более 17 тысяч ветеранов, как обтекаемо сообщают чиновники, "выбыли из очереди по разным причинам". Дождаться обещанной президентом награды - отдельного и своего жилья - уже не смогли. Не меньшую горечь вызывают и истории, подобные тем, о которых мы рассказали. А они становятся общественным достоянием гораздо реже.

Общество Соцсфера Соцзащита Квартиры для ветеранов