Новости

08.07.2011 00:50
Рубрика: Власть

Вторая целина

На днях я вернулся из Казахстана. Был в Павлодаре - городе, где прошло мое детство. Проехал и по некоторым районам Павлодарской области. Встречался с давними друзьями и знакомыми. Они рассказывали мне... Ну о чем, исчерпав общие воспоминания, рассказывают московскому гостю его земляки? О местных порядках и нравах. О ценах на продукты и жилье. О последних городских новостях. О здешнем начальстве, недавно сменившимся. Короче, о житье-бытье. Среди вопросов, меня особенно интересовавших, был и такой: много ли желающих уехать отсюда в Россию? Речь, понятное дело, шла о так называемом некоренном населении, хотя и мои одноклассники, и коллеги из местной газеты живут здесь от рождения, просто в Казахстане они не являются, как теперь принято говорить, "титульной нацией". Ну и как им живется? Ведь прошло пять лет с того дня, как вступила в действие программа государственной поддержки соотечественников, желающих переселиться в Россию. Им был предложен бесплатный проезд к новому месту жительства, подъемные, пособия, работа и жилье. Тогда казалось, что Россию накроет волна переселенцев...

...С Татьяной Кузиной, председателем правления павлодарского "Славянского центра", пьем чай с вареньем. На столе - самовар. Сидим в просторной светлой комнате, по убранству напоминающей музей, на втором этаже бывшего кинотеатра "Октябрь", где отныне проводят досуг некоторые энтузиасты, создавшие здесь что-то вроде русской колонии. "Наша цель - объединить славян под крышей одного дома, - разъясняет Кузина, - общественное предназначение центра - сохранить с Россией единое культурное и образовательное пространство. Мы просто вынуждены собирать фольклорные материалы. Вот недавно собрали фольклор павлодарского Прииртышья..."

Мне, уроженцу Павлодара, слышать все это и странно, и смешно. Русских, украинцев, белорусов во времена моего детства в городе было ну разве чуть больше, чем сейчас. Но "славянского единства" никто не искал, национальной своей самобытности не удостоверял блинами, сарафаном, балалайкой... В этой пробудившейся тяге к выставляемым напоказ русско-народным песням-пляскам, расписным самоварам, казачьей амуниции есть некий вызов. А, скорее, наоборот: ответ на вызовы новой павлодарской реальности. Я родился и вырос на улице Бебеля. Теперь это улица Естая. Меня принимали в пионеры на главной площади у памятника Ленину. Этот памятник давно демонтирован. Ни к Бебелю, ни к Ильичу никто из моих здешних родственников, друзей и знакомых никаких чувств не питает, к исчезновению того и другого с карты Павлодара многие вполне равнодушны, но в застольных беседах обе эти перемены оживленно толкуются как знаки целенаправленной "казахизации" города.

В консульский отдел российского посольства в Казахстане идут такие письма: "Прошу ходатайствовать о предоставлении мне и членам моей семьи статуса вынужденного переселенца. Мы - русские. Я - специалист с двумя дипломами об образовании. Но вынуждена ехать в Россию в поисках работы. Из общеообразовательной школы N 14, куда я устроилась учителем русского языка, я была уволена из-за сокращения уроков по моему предмету. Работать сейчас в русскоязычных школах - горький и неблагодарный труд. Программа, рассчитанная на 10 часов в неделю, сокращена до 3-4 уроков..." В правдивое повествование павлодарцев, ищущих прибежища в России, для густоты картины нередко вплетается и отчаянный вымысел: "Совсем мало осталось газет на русском языке, по телевизору - только республиканские передачи..." В областном акимате (администрации) мне дали официальную справку: из 38 периодических изданий, выходящих здесь, 27 печатаются на русском языке разовым тиражом в 260 тысяч экземпляров. Еще 6 издаются одновременно на русском и казахском. Исключительно на казахском публикуются только 4 газеты. Более 80 процентов населения области имеют возможность смотреть передачи российских телеканалов. В конце концов и Татьяна Кузина честно признала: "Многие русские у нас спекулируют на национальном вопросе. Чуть что - кричат о дискриминации".

Это все подчас очень болезненно, но естественно и неизбежно. Братской союзной Республики Казахстан больше не существует. "Старшего брата" теперь тоже нет и никогда уже не будет. Есть независимое суверенное государство со своими национальными приоритетами. Жить здесь, признавая эти приоритеты, или отправляться на историческую родину - это каждый решает сам. Тяжкий выбор, но иного, увы, не дано. На массовые акции в защиту прав русскоязычного населения Павлодар еще не поднимался и вряд ли поднимется: серьезного повода к этому нет. Кому же невмоготу, тот без шума и демонстраций продает квартиру, собирает вещи и просто уезжает отсюда. Чаще - в Россию и Германию.

...Село Ольгинка. Центральная усадьба бывшего совхоза (ныне - ТОО) "Маяк". Беседую с местным жителем Виктором Погребняком. Он родился в Ольгинке, закончил астраханскую мореходку, служил на Северном флоте. Теперь как будто бы фермерствует, хотя что такое шесть свиней да две коровы? Самопрокорм. А скудные излишки - либо городским перекупщикам, дающим за молоко и свинину в два раза меньше, чем на рынке, куда невозможно пробиться, либо менять на промтовар. По соседству с Погребняками живет семейство казаха Куата Латыпова. В хозяйстве шесть дойных коров и десять лошадей. Все стены в доме увешаны лисьими шкурами - охотничьим промыслом укрепляется приличный по здешним понятиям достаток, когда хватает на еду и еще можно одеться. В "Маяке" двенадцать казахских семей, а русских - более ста. По итогам опросов, проведенных в городах Павлодаре, Аксу и ряде сельских районов, межэтнические отношения волнуют здешнее население значительно меньше, чем наличие гарантированной работы, стабильный заработок и социальная обустроенность.

Павлодарский облстат приводит данные: с начала 1990-х население области сократилось с 1 миллиона до 745 тысяч человек. Всего же за минувшие десять лет Казахстан покинуло более 1,5 миллиона человек - почти 10 процентов населения. И согласно опросам, 28 процентов казахов поддерживают выезд из республики представителей других этносов. Но кто хотел бы видеть Казахстан моноэтническим государством, тот весьма нерасчетлив. Казахи в большинстве своем значительно русифицировались. Сокращение русского населения создаст всеобщий дискомфорт, и казахи его почувствуют, как никто другой.

Нет, попытки цементировать общество на образах феодального прошлого совершенно бессмысленны. И власти Казахстана это хорошо понимают. Нурсултан Назарбаев - реалист, неизменно сторонящийся крайностей. Искусно маневрируя между главными этническими общностями руководимого им государства, он не дает широкого выхода национальному экстремизму. Его умение сдерживать политические порывы национал-радикалов одинаково ценят представители и казахской, и русской оппозиции. И те, и другие вынуждены признать, что пока Назарбаев у власти, Казахстан гарантирован от глобальных межнациональных конфликтов. Поэтому есть и гарантия, что взаимное обустройство казахов, русских, немцев и других народов на этой второй целине, какой стала для всех суверенная независимая Республика Казахстан, будет продолжено.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича