Новости

08.07.2011 00:00

Ждем большого скачка

Марат Бариев убежден, что нам по силам выиграть в Сочи

"Деловой завтрак" с исполнительным директором, генеральным секретарем Олимпийского комитета России продолжался больше часа. Запретных тем и запретных вопросов не было.

У Жукова твердая рука

Российская газета: Марат Мансурович, в чем на ваш взгляд, заключается главная задача Олимпийского комитета России? Ощущаете ли твердую руку нового президента ОКР Александра Жукова? И что делается для исправления положения в нашем большом спорте?

Марат Бариев: Под руководством Александра Дмитриевича Жукова мы разработали стратегию развития олимпийского комитета на ближайшие десять лет. Определили приоритеты, где впервые на серьезном уровне поставили вопросы об инновационной деятельности Олимпийского комитета в сфере спорта. Сейчас мы этим активно занимаемся, участвуем в различных научных разработках, в создании новых технологий для тех или иных видов спорта. Привлекаем специалистов, участвуем в этой многоплановой работе совместно с другими заинтересованными ведомствами. Серьезно занимаемся маркетинговой политикой: надо чтобы как ОКР, так и спортивные федерации научились сами зарабатывать средства на свое содержание и развитие, как это делается в странах с развитой рыночной экономикой. Ведь весь наш спорт по-прежнему сидит на бюджетной игле. Кому-то - привычно и удобно: денежки вроде как идут сами. В будущем такого быть не должно. Говорим, что мы - одна из ведущих стран мира в спорте, а в плане маркетинга вообще не работаем. На наших спортсменах зарабатывают представители зарубежных фирм и компаний, да кто угодно, а мы - нет. Еще об одном.

Если уж ОКР представляет наш спорт на международной спортивной арене, то необходимо усилить влияние России, ее представителей в Международных спортивных федерациях. От того, кем и на каком уровне представлены в судейских, технических комиссиях, комитетах по развитию наши люди, очень много зависит при проведении соревнований. У нас до недавнего времени шла потеря постов международников. Сегодня ситуация меняется. Хотя еще и недостаточно, но в некоторых международных федерациях позиции усилились. Наконец, после долгих лет появился президент Международной федерации фехтования. Это Алишер Усманов. Есть вице-президенты, члены исполкомов, их стало более 50, а недавно насчитывалось около двух десятков. Теперь в комиссиях МОК 8 человек, и это тоже впервые. Президент МОК Рогге нас в этом поддерживает, в беседе подтвердил, что приветствует активизацию Олимпийского комитета России, говоря, что без активной позиции России представить международное олимпийское движение невозможно.

А твердую руку Александра Дмитриевича Жукова еще как ощущаю. Встречаемся, он очень активно занимается этой работой, несмотря на огромную занятость. Сегодня он - на сессии МОК в Дурбане. Жуков тоже стал членом комиссии МОК, активно выступает на всех мероприятиях, к нему тянутся и руководители международных федераций. Жуков много ездит по стране, как вице-премьер, встречается с руководителями регионов и во время этих встреч тема спорта в стороне не остается. Я считаю, что не только Олимпийскому комитету, но и всему нашему спортивному движению повезло в том, что сегодня, в такой тяжелый период, ОКР возглавил именно Жуков.

РГ: Считаете, период тяжелым?

Бариев: Ванкувер это доказал: действительно тяжелый.

РГ: Вот уже больше года вы - на посту исполнительного директора ОКР. Что вы считаете для себя наиболее удачным из сделанного за этот период, а что пока или еще не удалось?

Бариев: Мы смогли найти взаимный интерес и взаимопонимание со спортивными федерациями. Мой кабинет и кабинеты сотрудников Олимпийского комитета открыты для тренеров, спортсменов...

РГ: Раньше они были закрыты?

Бариев: Не скажу, как было раньше. Народ приходит, что говорит об установившемся взаимном доверии. Делятся - значит, видят пользу, поддержку. Это - первое. Второе - мы быстро нашли контакты с международным спортивным движением. В ноябре проведем Ассамблею европейских олимпийских комитетов в Сочи. В будущем году благодаря авторитету Александра Жукова получили право провести Ассамблею АНОК: у нас соберутся олимпийские комитеты всех стран мира, министры спорта, международные спортивные федерации, разумеется, МОК.

РГ: А мы повторимся: что все-таки не удалось? Что вас гложет?

Бариев: (Задумывается.) Еще не в полной мере все заинтересованные в развитии нашего спорта стороны скоординировали свою работу. Не работаем мы пока, как единый механизм.

РГ: Сколько человек трудится в ОКР? Ходят слухи об их сказочной зарплате.

Бариев: Вместе с обслуживающим персоналом у нас работает около ста человек, как, впрочем, и работало. Зарплату мы подняли в прошлом году. Минимальная зарплата специалиста - 20 тысяч рублей.

Самбо с бенди заждались

РГ: Почему, как вы думаете, имея в МОК трех полновесных членов от России, мы никак не можем добиться включения в программу самбо и бенди, то бишь, хоккея с мячом?

Бариев: Я с вами абсолютно согласен: при включении в программу лоббистские возможности тех, кто пробивает виды спорта, близкие к североамериканцам и европейцам, эффективнее, чем наши. И это мы видим. Хотя, должен сказать, что когда весной МОК расширял программу Олимпийских игр в Сочи, нам удалось отстоять наши предложения по включению командной санной эстафеты, командного турнира в фигурном катании, смешанной эстафеты в биатлоне. Пока не удалось включить параллельный слалом в сноуборде. Но дверь еще не закрыта. У нас есть и сторонники, и противники. Включены те виды, которые нам не на руку, еще только зарождаются: прыжки с трамплина среди женщин, хафпайп на лыжах, где мы делаем первые шаги. Рассчитывать в этих видах спорта на победу в Сочи нам не приходится. Их кто-то завоюет, а у нас задача стоит - выиграть общее первое командное место. Но все-таки соблюли статус-кво: три - наших вида, три - ненаших. Что касается русского хоккея, он же - бенди, и самбо, ситуация очень сложная. Мы этим тоже занимаемся. Есть у МОКа свой регламент, свои традиции. Нужно учесть, что не только мы хотим увидеть в олимпийцах родное самбо. Есть много других видов спорта, которые тоже стремятся туда попасть. Кроме спорта, здесь завязаны спортивный бизнес, реклама, огромные финансовые средства, спортивная индустрия. Количество видов спорта, входящих в программу летних Игр, строго регламентированно. Чтобы попасть туда, надо какой-то вид спорта из программы выводить. МОК - организация достаточно консервативная, вы знаете, что ее позиция - не расширять программу, не увеличивать количество участников - даже не обсуждается. Чтобы что-то вести, надо что-то вывести.

РГ: А разве в зимних видах не так?

Бариев: И в зимних так. Однако с летними ситуация гораздо сложнее, там и участников больше, и программа шире, количество дней МОК тоже не увеличивает. Здесь нужно, во-первых, более агрессивно, активно работать всем - федерациям, и ОКР, и членам МОК, и министерству, и самим спортсменам. Надо подключать не только спортивную общественность, а со всех сторон воздействовать, в том числе и со стороны СМИ, телевидения, показывать наши виды по Евроспорту. В первую очередь нужна узнаваемость, работа с членами МОК. Они же не сами по себе принимают решения, а консультируются со специалистами своей страны. Другие же виды спорта включаются, это говорит о том, что движение существует. Есть для самбо иной вариант - попытаться попасть на Игры через Федерацию борьбы ФИЛА. Сумели же некоторое время назад включить в программу женскую борьбу. Может, также и с одной-двумя категориями самбо. Нельзя говорить, будто нас обходят, игнорируют. Включили художественную гимнастику, прыжки на батуте. Их же не было, а вошли через Федерацию гимнастики. Это - второй и не безнадежный путь.

А по хоккею с мячом необходимо увеличить количество стран, которые входят в состав Международной федерации, играют на чемпионатах мира. Мне кажется, провести русский хоккей в зимнюю программу проще, чем другие виды в летнюю. Но, конечно, к Сочи это уже не удастся и даже не обсуждается.

13-е место - пока не приговор

РГ: Выдвинута четкая задача - победить на Играх в Сочи. Реальна ли она? Наверняка вы следите за положением России в рейтинге держав, завоевывающих медали на зимних мировых первенствах 2011 года. Некоторые считают, что мы на 11-м месте, другие - на 13-м. В любом случае далеко до первого.

Бариев: Ситуация по зимним олимпийским видам спорта и наше место в рейтинге действительно озадачивают и тревожат. Это началось перед Ванкувером и, что повторять, чем закончилось. И все ожидали мгновенного улучшения и ситуации, и результатов. Действительно многое изменилось в организационном плане. Президенты поменялись в восьми федерациях. Решаются вопросы финансирования, обеспечения, медицинского сопровождения. Прошел год и за 12 месяцев, что естественно, новых спортсменов мы не вырастим. Если наш участник в 2010-м занимал 20-е место, то от смены президента федерации, повышения зарплаты спортсмену и улучшения медицинского обеспечения он с 20-го места на первое-второе сразу не взлетит. Динамика должна быть. Все идет в плановом порядке. Ничего страшного пока я не вижу. И у нас еще есть время для того, чтобы подготовить этих спортсменов, которые через 2,5 года могут в Сочи показать наивысшие результаты и обеспечить нашей команде победу. Хотя, конечно, проблем очень много.

РГ: Насколько этого времени хватит? Чтобы из грязи - в князи?

Бариев: Именно это лето и осень являются определяющими. Все те недостатки, которые были и есть, можно уже в этом году исправить. Те проблемы, которые есть, решить. И уже с зимнего сезона у спортсменов будет полноценная подготовка. Мы привлекли в качестве консультантов очень авторитетную канадскую компанию, которая также готовила программу и консультировала американцев перед Играми в Солт-Лейк-Сити в 2002 году. И, самое главное, они сопровождали подготовку канадцев к Ванкувере. Авторы говорят, что у нас ситуация очень похожая, есть лишь небольшое отличие по времени.

РГ: В Лондоне, как кажется, более благоприятное положение. Поедем туда с какими-то планами, с некоторыми реальными успехами. Как вы вообще относитесь к медальным планам? Может, вообще стоит отказаться от медального планирования?

Бариев: Вы же знаете, что вокруг этого - всегда дискуссии. Медальный план, прогнозы... Давайте вспомним наше советское прошлое. Там мы планировали, выигрывали, и никто не критиковал, почему мы планируем. Но спортивная сфера, это мое личное мнение, как любая сфера народного хозяйства, экономики или социальной политики, также встраивается в долгосрочные планы, программы. В том числе и подготовка к Олимпийским играм. Туда вкладываются серьезные средства, подтягиваются разные ресурсы, и не только финансовые. И нельзя допускать такого, что мы все будем заниматься этим, - от президента страны до каждого налогоплательщика, а вы как выступите, так и выступите. Приедете без медалей - хорошо. Я считаю, что это неправильная позиция. Если наши спортсмены, наши федерации работают, они получают средства. Но они же не просто занимаются спортом ради своего удовольствия и деньги им платят не потому, что "тебе нравится плавать - плавай". Ставятся задачи. Команды получают средства и поддержку, чтобы они достойно тренировались и показали достойный результат. И просто вкладывать миллиарды и не оценивать, я считаю, неверно.

РГ: План - 23-24 золотые медали - на Играх в Лондоне может за оставшийся год быть сильно скорректирован?

Бариев: Он может поменяться в зависимости от того, как этот сезон пройдет. Корректировки возможны, цифры могут отличаться на 10-15 процентов. Но кардинально картина за сезон не поменяется. Ниоткуда спортсмены не вырастают.

РГ: В 2013-м в Казани пройдет Универсиада. Там все готово. Когда спорт в Татарстане набирал силу, вы были долгие годы министром спорта республики. При вас все это началось и успешно продолжалось. Что бы вы нам могли рассказать об этой Универсиаде, о подготовке к ней?

Бариев: Мы хотели провести в Казани большие спортивные соревнования. И, проанализировав ситуацию, остановились на Универсиаде, на Всемирных студенческих играх. Что для этого нужно? Во-первых, создать инфраструктуру. И, во-вторых, чтобы Казань стала узнаваемой на спортивной карте мира. Мы начали это в 2002 году - и проводить, и строить. Нас стали узнавать, к нам начали ездить. Таким образом и пришли к этому результату. А в плане организации Татарстан одним из первых в стране уже давно принял индикативную систему управления. То есть по каждому направлению, в каждой отрасли есть свои индикаторы, свои критерии. Четко отслеживаются, как они выполняются. Чтобы не случилось так, что время прошло, и ты говоришь, как в анекдоте: "Извините, не получилось". Надо, чтобы все видели: мы идем по правильному пути, и все показатели выполняются. Индикативная система позволяет достаточно эффективно работать. Или принимать меры, если работа идет неэффективно.

РГ: Марат Мансурович, спасибо за беседу. И в заключение, позвольте поздравить вас с приятной датой - 50-летием.

Бариев: Спасибо за внимание.

Досье "РГ"

Бариев Марат Мансурович

Родился 9 июля 1961 года в Казани. В 1984 году окончил Казанский авиационный институт.

В 1984-1986 гг. - инженер-конструктор Казанского авиационного производственного объединения им. С. П. Горбунова. С 1986 по 1991 г. - на комсомольской работе. В 1991-1994 гг. - председатель правления фонда молодежи Ленинского района г. Казани. В 1994-2005 гг. - глава Госкомитета по делам детей и молодежи Татарстана. С 2005-го - министр по делам молодежи, спорту и туризму Республики Татарстан. С 20 мая 2010 года - исполнительный директор Олимпийского комитета России, с 1 ноября 2010 года - генеральный секретарь ОКР.

Заслуженный работник физической культуры Республики Татарстан, кандидат политических наук. Награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени (1997) и Орденом Дружбы (2009).

Добавьте RG.RU 
в избранные источники