Новости

15.07.2011 00:20
Рубрика: Общество

Главный и его команда

Для пациента важно не только как его лечат, но и в каких условиях

Какая она, хорошая больница? Кто такой главный врач сегодня - врач, менеджер или завхоз? Об этом корреспонденты "РГ" беседуют с главврачом 83-й клинической больницы Федерального медико-биологического агентства, доктором медицинских наук, профессором, заведующим кафедрой Института повышения квалификации последипломного образования профессором Олегом Кузовлевым.

Российская газета: Олег Петрович, ваша больница - одна из самых крупных. Хозяйство и большое, и сложное: стационар, поликлиника, отделение скорой и неотложной помощи... Трудно справляться?

Олег Кузовлев: Нормально. В стационаре у нас 810 коек, работают тридцать специализированных отделений. Наш лечебно-диагностический центр посещают 500 пациентов в смену. Круглые сутки работает "скорая".

РГ: Вашу "скорую" можно вызвать по "03"?

Кузовлев: Нет. Она работает только на чрезвычайные ситуации и медицинское сопровождение крупных мероприятий.

РГ: Когда произошел теракт в Домодедове, ваши медики тоже спасали людей?

Кузовлев: Разумеется. Наши бригады уже через считаные минуты были на месте трагедии. Госпитализировали пострадавших и к нам, и в другие больницы.

РГ: Для такой экстренной госпитализации есть условия?

Кузовлев: Конечно. Наша больница - многопрофильная.

РГ: Сейчас нет единого мнения по поводу того, какими должны быть стационары - многопрофильными или узкоспециализированными. Есть сторонники и того, и другого. Вы на чьей стороне?

Кузовлев: Специализированный стационар - это не обязательно тот, который лечит, скажем, только урологические болезни. Он может быть многопрофильным по разным специальностям. И это, на мой взгляд, оптимальный вариант. А по большому счету, пусть будут стационары разные, но обязательно хорошие.

РГ: Что значит хорошие?

Кузовлев: Это те, где четко отлажена система оказания помощи - от момента поступления пациента до выписки. Кстати, даже когда мы пациента выписываем, и если это сложный случай, то наши специалисты продолжают его наблюдать. Я, например, считаю, что если в приемном отделении процедура оформления занимает больше часа, то это плохо. И при нынешних огромных нагрузках, и не лучшем, мягко говоря, финансировании можно обойтись без очередей. Только надо грамотно выстроить систему.

РГ: В вашем учреждении она выстроена?

Кузовлев: Надеюсь, что да. Мы регулярно проводим анкетирование пациентов. Оно показывает: 95 процентов пациентов положительно оценивают нашу работу.

РГ: А остальные 5 процентов?

Кузовлев: Не довольны. Но это естественно. Никогда не может быть при диагностике и лечении, чтобы все были в восторге. На Западе принято считать: если 70 процентов населения довольны своей медицинской службой, значит, система работает нормально.

РГ: А вот у нас свой критерий оценки: если в гардеробе больницы грубят, то почти наверняка главный врач не на высоте и учреждение не из лучших.

Кузовлев: Вы правы. Я постоянно борюсь с нашей охраной: она иногда забывает, что работает при больнице. А значит, должна быть доброжелательна ко всем, кто сюда приходит. Априори: лечебное учреждение немыслимо без доброжелательности. Если изначально в системе нет позитивного отношения к пациенту, то такая система обречена на провал. И не спасут ни самое современное оборудование, ни навороченные компьютерные томографы.

Возьмем тех же дежурных на входе. Они должны каждому, кто пришел, объяснить, куда, в какую сторону идти, в какое окошко обратиться. Ведь когда человек попадает в больницу, он теряется, не может с ходу сориентироваться. Никакие табло тут не помогают. Нужно живое, доброе слово. И терпение.

РГ: В вашей больнице есть зимний сад с экзотическими растениями, аквариумом. Работают несколько кафе. Сами убедились: кормят вкусно, по-домашнему. Это обязательные элементы современного лечебного учреждения?

Кузовлев: Убежден. Болезнь делает человека особенно уязвимым, ранимым. И очень важно, чтобы в больнице обстановка менее всего была казенной. У нас в туалетах обязательна туалетная бумага, салфетки для рук. В палатах стоят столы, накрытые накрахмаленными скатертями. И бахилы - бесплатные. Каждый год тратим более двух миллионов рублей из своих заработанных средств на все эти дела.

РГ: А что еще входит в стандарт сервисного обеспечения пациентов?

Кузовлев: Создание комфортных условий для пациента в целом. Ведь о больнице судят не только по тому, как человека прооперировали. Важно, как его выхаживали. Как кормили, в какой посуде подавали ту же кашу. Это не только стандарт - имидж больницы.

РГ: Недавно были в одной крупной больнице в центре Москвы. Площади тоже большие, но все такое облезлое, неухоженное. Все зависит от энергетики руководителя?

Кузовлев: И его команды. Вот сегодня все и всех пытаются оправдать недостатком средств. Но сколько бы денег ни дали, их всегда будет не хватать. Хотя замечу, в последние годы бюджетные вливания, особенно в части медицинского оборудования, выросли в разы. Лечить, диагностировать, вести профилактику - удовольствие очень дорогое. Приведу цифры. На подушевое финансирование медицины в России выделяется 550 долларов. Для сравнения: во Франции - 2500, а в США - 3500 долларов. Однако по эффективности наше здравоохранение - и это показывает анализ - не в семь раз хуже! Пока мы держимся на том, что срабатывает человеческий фактор. А проще говоря, врачи, медсестры, санитарки работают не за страх, а за совесть. Однако на этом ресурсе нельзя держаться бесконечно. Если он не будет ощутимо подкреплен денежными вливаниями, то сойдет на нет. Надо кардинально менять систему финансирования здравоохранения. Нельзя оказывать медицинскую помощь, которая стоит минимум тысячу, за выделенные на нее пятьсот.

РГ: Вы сказали, что больница сама зарабатывает деньги? Но вы же государственная организация...

Кузовлев: Есть официальное разрешение на оказание в таких учреждениях, как наше, платных медицинских услуг. В прейскуранте, который утвержден Федеральным медико-биологическим агентством, заложены все статьи расходов больницы. Только надо соблюдать четкое разделение: какие виды помощи оказываются по системе обязательного медицинского страхования, а какие - на коммерческой основе. Такую помощь получают через систему добровольного медицинского страхования. Эти средства помогают нам содержать больницу в достойном состоянии, покупать оборудование. Даже повышать зарплату.

Но, пожалуй, самая большая проблема - несоответствие средств, выделяемых по ОМС, реальной стоимости той или иной помощи. Больному ведь не объяснишь, что нужная операция или необходимый препарат стоят во много раз больше, чем отпускается на его лечение. Например, по рекомендации городского фонда ОМС оплачивается только 30 дней пребывания больного в реанимации. А как быть с пациентом, который на искусственной вентиляции легких находится не один, а два-три месяца? Кто оплатит? Мы же не станем его отключать от аппаратуры! И платная, и бесплатная помощь должна оказываться в комфортных условиях. И деньги за платное лечение мы используем для тех, кто лечится по системе ОМС.

РГ: А правда, что у вас работает главный пульмонолог России академик Александр Чучалин?

Кузовлев: Клиническая база НИИ пульмонологии располагается в Клинической больнице N 83. Более того, у нас сейчас строится корпус Института пульмонологии, где будет создано специализированное сердечно-легочное реанимационное отделение, не имеющее аналогов в стране. Будет операционная с возможностью проведения трансплантации легких и комплекса сердце - легкие. В больнице уже сегодня работают многие авторитетные ученые.

РГ: Олег Петрович, вы стали главным врачом в 24 года. А начинали после института практикующим хирургом. Прошло более 30 лет. Теперь можете сказать, что сложнее?

Кузовлев: Знаете, непросто везде. Каждый отвечает за свое, а главный врач отвечает еще и за всех. Когда я пришел "в главные", меня тут же направили на курсы подготовки руководителей резерва Минздрава СССР. Потом было еще много всяких курсов. Но по большому счету, сегодня нужно этому специально учить в вузе. Пока такая подготовка не везде. Современный менеджер не всегда может быть успешным главным врачом. Нужно обязательное сочетание медицинского образования, знания экономических проблем, кадровых.

РГ: Говорят, что руководитель без чувства юмора что танк без гусеницы. Как вы относитесь к шуткам подчиненных?

Кузовлев: Юмор очень даже уважаю. Куда же без него? У нас даже на утренних конференциях шутить не возбраняется.

Общество Здоровье