Новости

18.07.2011 00:30

Вира помалу

Американцам все равно придется поднимать порог госдолга
Текст: Игорь Юргенс (председатель правления Института современного развития)

Вспоминаю шутку Стивета Уитинга, аналитика из Citigroup: "Задавать вопрос, какой станет американская экономика, когда казначейство США объявит дефолт, все равно, что спрашивать: чем ты займешься после того, как покончишь с собой".

Звучит, конечно, мрачновато. Но зато сразу видишь тот обнаженный нерв, который проходит сегодня по американской экономике. Президент Обама потребовал от республиканцев к субботе определиться со своей позицией по порогу госдолга. Отношения натянуты до предела. Но это всего лишь промежуточный раунд.

Главное - за что проголосуют республиканцы в конгрессе 2 августа. Перенести или отложить "час X" нельзя - американцы свято чтут конституцию. Или порог государственного долга, лимит которого давно исчерпан, будет поднят, или стране придется объявлять технический дефолт, то есть временный отказ по своим платежам. И это финансовое землетрясение вызовет цунами по всему миру.

Главным двигателем американской экономики всегда был и остается высокий уровень внутреннего потребления - частного, производственного, инвестиционного. В бюджете США доходы от таможенных платежей составляют всего один процент (в России - почти 50 процентов).

Но в то же время военные расходы в последние годы обходились США все дороже и дороже. Значительная часть их осуществлялась за рубежом: на войну в Ираке и Афганистане, на содержание военных баз, вооруженных сил, на помощь союзникам на Ближнем и Дальнем Востоке. Возник хронический дефицит федерального бюджета. И к концу 2010 года госдолг США составил астрономическую сумму в 14,3 триллиона долларов, то есть это то, что страна производит за год. Колоссальный долг компенсировался в основном за счет кредита, низких учетных ставок Федеральной резервной системы и выпуска на рынок казначейских облигаций, которые были востребованы как внутри, так и за рубежом. Со своей стороны, частные банки стали искусственно накачивать внутреннюю ликвидность, в том числе выпускали деривативы - вторичные кредитные финансовые инструменты, которые далеко не всегда обеспечивались доходами их держателей или залогами. Иными словами, на протяжении довольно большого количества лет США систематически жили не по средствам.

Все это осенью 2007 года вылилось в самый глубокий со времен "Великой депрессии" финансовый кризис в крупнейшей экономике мира, которая производит 25 процентов валового мирового продукта. За год американский кризис стал мировым.

Однако во времена "Великой депрессии" кризису дали возможность самому провести санацию - обанкротить неконкурентоспособные предприятия, вычистить из экономической жизни те активы, которые оказались нежизнеспособными. В этот раз правительства почти всех стран мира, и в первую очередь США, прибегли к массированному "заливанию" пожара кризиса деньгами.

Справедливости ради надо сказать, что основная цель чрезвычайных мер достигнута. Через полтора года низшая точка кризиса была пройдена. И в 2010 году рост мирового потребления возобновился. А в США сейчас дело идет к сокращению безработицы и к постепенному повышению внутреннего потребления, за что, собственно, и боролись американцы. Но подошел и час расплаты. Конгресс, который сейчас контролируется республиканцами, жестко поставил вопрос об ограничении расходов с риском, кстати, сократить спрос, затянуть возврат к экономическому росту и усилить социальную напряженность.

Чем это грозит? Если республиканцы настоят на своем и не дадут разрешения на дальнейшие заимствования, последствия будут очень тяжелыми. Вплоть до того, что в казне не будет хватать денег на пенсии, на зарплату чиновникам. Придется объявлять технический дефолт. На мировых финансовых рынках возникнет напряженность, а где-то и паника. За дефолтом, который стал бы большой пощечиной крупнейшей мировой экономике, сразу же последовало бы снижение кредитного рейтинга. Для США это означало бы потерю одного процента ВВП и миллион новых безработных. У мировых и национальных финансовых организаций сразу же повысился бы риск по американским бумагам, соответственно, новые деньги, которые нужны для обслуживания старых долгов, доставались бы дороже. И все они вместе со своими странами могли быть затянуты в водоворот американской воронки.

Под сомнением окажется прочность позиции доллара как мировой резервной валюты. Для России снижение курса доллара тут же отразится на мировых котировках наших основных экспортных ресурсов: нефти, газа, стали. Кроме того, произойдет сжатие потребления в странах, которые являются основными потребителями наших нефти, газа и металлов. Сам американский рынок для нас не угроза. Мы туда вывозим минимум. Наш основной потребитель - Европа. Если же здесь произойдет сжатие спроса, то нам это аукнется, как в кризис 2008 года, когда наша экономика упала на 9 процентов.

Но, думаю, разум все-таки возобладает, технического дефолта США не объявят. Нет у меня сомнений и в том, что такая мощная экономическая машина, как США, выберется из возникших трудностей. Самые большие статьи расходов бюджета, самое большое "кровотечение" в виде иракской войны, афганского контингента, которые стоят триллион в год, будут остановлены. Уже есть сроки. Первый контингент покинет Ирак в будущем году, уже сейчас начинают уезжать из Афганистана.

Тем не менее ситуация очень острая, особенно, если учесть, что происходит все накануне выборов. Республиканцы настаивают на урезании госрасходов, в том числе и на правительственные программы медицинского обслуживания пенсионеров, инвалидов и людей с низкими доходами. Эти программы - инициатива Обамы. Тем самым из рук демократов хотят выбить один из их козырей. Со своей стороны демократы, пытаются ответит тем же - настаивают на снижении и даже отмене налоговых льгот для богатых и привилегии для корпораций, что ударит по интересам электората республиканцев. Вот такое переплетение партийных и национальных интересов. И, конечно, борьба будет нелегкая. Тем не менее компромисс найдут. В этом у меня нет сомнений. Я разговаривал с рядом конгрессменов, аналитиков очень высокого уровня. Американцы - нация ответственная. Они понимают, что долги надо обслуживать. Каждый американец уже должен более 40 тысяч долларов, если раскидать госдолг страны на всех. И каждый год в США проходит до ста различных мероприятий - экономических семинаров неправительственных и университетских организаций, где обсуждают вопрос, какой способ сокращения дефицита бюджета лучше и как восстановить американскую экономику, чтобы она оставалась надежной и лидерской. Клинтону удалось за один президентский срок вывести госказну на бездефицитный режим. Сейчас это сделать сложнее. Но сделают.

Повышение порога госдолга - первый шаг к этому. Бюджет страны вновь сможет занимать средства, выпускать облигации и так далее. Другой вопрос - как долго продлится положительный эффект. Здесь все будет зависеть от того, насколько резко и четко американцы сократят расходную часть бюджета. Понимание того, что сегодня они живут не по средствам, заставит снижать потребление. И здесь снова придется искать компромисс. За счет кого? За счет домохозяйств, которые являются драйверами американской экономики? За счет корпораций, банков, создающих этот мир потребления? Или все-таки ограничить придется огромные расходы самого государства? Вот здесь и будет развилка между снижением расходов бюджета по-республикански - за счет народа, условно говоря, и по-демократически - за счет военной машины, потребления правительства, зарплат госчиновников. И если поиск этого компромисса затянется, то повышенный порок госдолга очень быстро снова окажется на пределе. И угроза технического дефолта опять встанет во весь рост.