Новости

21.07.2011 00:06
Рубрика: Культура

Под скрипичным ключом

Вадим Репин собирает коллег на "сумасшедшую ночь в Вербье"

Накануне 40-летия, с которым Вадима Репина скоро поздравят его коллеги, в частности, на фестивале в Вербье, музыкант вспоминает тех, без кого его звездной карьеры могло бы не быть.

Российская газета: Вы помните, когда впервые вышли на сцену Большого зала филармонии?

Вадим Репин: Да - в одиннадцать лет я выступил на авторском вечере Тихона Хренникова, где исполнил его Первый концерт для скрипки с оркестром. В тот же день я единственный раз в жизни встретил Евгения Мравинского, который благословил меня, перекрестив. Помню и свое выступление в этом зале в 14-15 лет на концерте класса моего педагога Захара Брона, где играли его любимые ученики. Я исполнял "I palpiti" Паганини - вариации на тему из оперы "Танкред" Россини. С тех пор, когда я выхожу на сцену этого зала, меня переполняют сильные чувства, особенно когда за пультом стоит Юрий Хатуевич Темирканов - один из моих любимейших музыкантов и великолепный человек. Я преклоняюсь перед его мастерством, феноменальным вкусом и благородством.

РГ: Вы никогда не участвовали в конкурсе Чайковского?

Репин: За год до одного из конкурсов Чайковского я победил в конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе. Мне было 17 лет. Я подумал: зачем еще один конкурс, когда уже есть солидная премия? К тому же любой конкурс - это всегда нервы и никакой гарантии.

РГ: Без лауреатства музыканту сегодня не сделать карьеры?

Репин: Наверное, так. А с другой стороны, судить игру музыканта - самая безумная вещь на свете. Бывают блистательные, но ужасно скучные технари. А есть такие, которые могут ошибаться, но их игра приковывает внимание, вызывая невероятные эмоции. Как определить, кто из них победитель? Конечно, для меня в 16 лет, когда я жил в Сибири, был важен выход за пределы "узкого круга". Можно было сыграть концерт даже очень хорошо, но дальше Новосибирска об этом никто никогда бы не узнал. Но есть немало замечательных музыкантов, не участвовавших в конкурсах. В развитии карьеры им помогло, что они оказались в нужном месте в правильное время. Скажем, понравились кому-то из знаменитых коллег, которые пригласили выступить вместе.

РГ: Вы кому-то оказывали подобную поддержку?

Репин: На мастер-классах, которые я иногда даю в Париже, в Монреале, в Лос-Анджелесе и других городах, встречаются очень талантливые музыканты. Я несколько раз пытался поделиться восторгом открытий новых имен с организаторами концертов, которые могли помочь молодым музыкантам.

РГ: А в России мастер-классы не даете?

Репин: В России пока что не было приглашений, а сам я никогда не напрашиваюсь.

РГ: Может, опасаются высоких гонораров?

Репин: Гонорары за мастер-классы я оставляю на стипендию талантливым музыкантам или на другие нужды, но никогда не кладу в свой карман. Меня часто просят пообщаться с молодыми коллегами консерватории или музыкальные школы. Я с удовольствием соглашаюсь, так как в день перед концертом часто свободен.

РГ: В вашей судьбе тоже были люди, которые вас "брали под свое крыло"?

Репин: Мама была главной фигурой в моей жизни, она целиком посвятила себя моему образованию. Мне очень повезло и с педагогом - легендарным Захаром Броном. Большую роль в моей жизни, отношении к музыке и публике сыграл Иегуди Менухин. Среди тех, кто вовремя встретился мне на жизненном пути, был Тихон Николаевич Хренников, который помогал как ангел-хранитель, когда мы жили в Новосибирске. Он признавал мой талант и помогал буквально во всем, начиная со скрипки, которую я получил из Госколлекции. Ему удалось убедить министра культуры, что я стоящий ребенок, которому непременно нужно дать уникальную трехчетвертную скрипку Страдивари.

РГ: Где Тихон Хренников вас услышал впервые?

Репин: После конкурса Венявского в Люблине, когда мне было 11 лет. У моего педагога Захара Брона была идея, чтобы я выучил концерт Тихона Хренникова с целью показать композитору. И Игорь Ойстрах, сын Давида Ойстраха, тоже просил Хренникова персонально "послушать мальчика". Игорь Ойстрах был учителем Брона, поэтому у нас была прочная преемственность поколений.

РГ: Вы далеко не в первый раз играете концерты Моцарта, Прокофьева или Брамса... Как вам удается сохранить пронзительную свежесть интонации?

Репин: Сыграть один из своих любимых концертов для меня все равно, что поделиться с публикой чем-то сокровенным. Примерно так вы спешите поделиться с друзьями тем, чем дорожите. Я выношу на сцену те жемчужины, которые мне чрезвычайно дороги и вызывают невероятно сильный эмоциональный отклик.

РГ: В этом году у вас круглая дата. Планируете как-то ее отметить?

Репин: Сорок лет, как известно, не празднуют. Но оркестр Израильской филармонии под управлением Зубина Меты в Париже собирается принять участие в концерте, посвященном моему юбилею. На фестивале в Вербье ему будет посвящен заключительный концерт 31 июля под названием "Сумасшедшая ночь в Вербье", куда я пригласил скрипачей, играющих в разных жанрах. Будет много юмора, но будут и серьезные вещи.

Справка "РГ"

Репин Вадим Викторович, родился 31 августа 1971 года в Новосибирске. В 5 лет начал играть на скрипке. Ученик знаменитого педагога Захара Брона. В 1986 году дебютировал в Карнеги-холле в Нью-Йорке. В 17 лет стал самым молодым победителем на конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе. Сотрудничал с такими дирижерами, как сэр Саймон Рэттл, Марис Янсонс, Мстислав Ростропович, Иегуди Менухин, Валерий Гергиев, Риккардо Мути, Джеймс Ливайн. В 2006 году подписан эксклюзивный контракт с фирмой Deutsche Grammophon. В 2010 году стал лауреатом престижной французской премии в области академической музыки "Виктуар де ля мюзик" (Victoires de la musique - "Музыкальные победы". - Прим.ред.)

Культура Музыка