Новости

26.07.2011 00:35
Рубрика: Власть

Не допустить подмены понятий

Почему России не нужно ратифицировать 20 статью Конвенции ООН, направленную против коррупции?

В последнее время депутаты Госдумы РФ все чаще обсуждают вопрос о необходимости своего рода "до-ратификации" Конвенции ООН, направленной против коррупции. Речь идет о ее 20 статье,  где говорится о борьбе против нечистых на руку чиновников. Однако Комитет по международным делам Госдумы считает, что такая "до-ратификация" не будет способствовать оперативному решению антикоррупционных задач. О том, чем обоснована такая позиция, "Российская газета" беседует с председателем Комитета Константином Косачевым.

Российская газета: В последнее время депутаты, представляющие  коммунистическую партию в ГД обвиняют своих коллег законодателей в том, что они не поддерживают их предложение о "до-ратификации" Конвенции ООН против коррупции. Почему вы против "до-ратификации" 20-ой статьи, которая озаглавлена "Незаконное обогащение"?

Константин Косачев: Налицо подмена понятий. Первый вопрос - что такое борьба с коррупцией как таковая? За нынешний мандатный период Госдумы по инициативе партии "Единая Россия" в этом направлении сделано на порядок больше, чем за все предыдущие годы. В числе прочего принята Национальная стратегия противодействия коррупции, федеральный закон "О противодействии коррупции", Национальный план противодействия коррупции на 2010-2011 годы.

Конвенция ООН против коррупции реально стала частью российского законодательства и основой для принятия соответствующих правовых актов антикоррупционной направленности. Однако, всем разбирающимся в международном праве в частности и юриспруденции в целом известно, что Конвенция - это не документ прямого действия, как, например, Уголовный кодекс. Конвенция - лишь своего рода набор рекомендаций, которые, в зависимости от уровня развития национального законодательства, степени законопослушности граждан и развития правоохранительной системы могут применяться для борьбы с коррупцией.

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких ее статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что ее содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

РГ: Чем именно борьба с незаконным обогащением противоречит Основному закону?

Косачев: Согласно данной статье, цитирую, "при условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать".

В российском Уголовном кодексе в настоящее время нет такого состава преступления, как "незаконное обогащение". А значит, не проработаны соответствующие санкции и механизмы определения его признаков. Кроме того, под "публичным должностным лицом", согласно Конвенции, понимаются отнюдь не только чиновники, а все "государственные люди", выполняющие публичные задачи. Скажем, не только полицейские начальники, но и рядовые постовые, не только начальники департаментов культуры, но и режиссеры государственных театров, не только депутаты федерального и регионального уровня, но и члены органов самоуправления на местах, даже если они не получают за свою работу зарплату. То есть потенциальный круг лиц, на которых должно будет распространяться данное положение, насчитывает не один десяток миллионов человек. Таким образом, миллионы наших граждан, коммунисты предлагают сегодня лишить одного из конституционных прав - "презумпции невиновности". Ведь обосновывать то, что ты законопослушный гражданин, например, командиру десантного батальона или советнику поселкового собрания придется самому.

Однако статья 49 нашей Конституции (а это именно правовой документ прямого действия) в своем втором пункте гласит: "Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность". Именно это несоответствие  Конституции и стало причиной того, что в 2006 году статья 20 не была упомянута в толковательном заявлении. И сегодня в этом отношении ничего не изменилось. Компартия хочет отменить "презумпцию невиновности"? Или кто-то наивно верит, что те, кто встал на преступный коррупционный путь, не позаботились о том, чтобы "отмыть" свои активы или не записали их на своих троюродных племянников или тещ. И вы будете отлавливать их "голыми руками"?

РГ: Что означает такое понятие, как "толковательное заявление" в отношении Конвенции ООН, которое сопровождало ее ратификацию в 2006 году?

Косачев: С юридической точки зрения инициатива коммунистов о "до-ратификации" Конвенции ООН выглядит безграмотно. Они не понимают разницы между "оговоркой", на которую имеет право каждое государство при подписании многостороннего договора, и "толковательным заявлением", которое никоим образом не отражается на обязательствах и правах государства, подписавшего международный договор и сделавшего при этом заявление. Так вот, в нашем случае речь идет именно о толковательных заявлениях, которые сопровождали ратификацию в 2006 году. Мы ратифицировали Конвенцию целиком, без каких-либо изъятий, и дополнительных "до-ратификаций" поэтому не требуется.

Кстати, тогда фракция КПРФ в Госдуме в полном составе, без единого воздержавшегося, проголосовала "за" принятие ратификационного закона именно с этими заявлениями. Включая и соавтора нынешнего законопроекта В.Ф.Рашкина.

РГ: Ваши оппоненты ссылаются на то, что на их сторону встал Конституционный суд?

Косачев: А вот это уже откровенная неправда. Мне, например, известны постановления Конституционного суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 года № 7-П и от 24 июня 2009 года № 11-П, согласно которым подтверждено, что Конституция Российской Федерации возлагает обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния применительно к сфере уголовной ответственности на соответствующие государственные органы, а не на гражданина.

Кроме того, в нашем Уголовном кодексе уже существуют составы преступлений за различные способы незаконного обогащения, например, в главах УК, посвященных преступлениям против собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях и т.д. Уверен, что, по крайней мере, в сегодняшних условиях главное в борьбе с коррупцией - добиться неукоснительного соблюдения уже существующих норм права, совершенствовать механизм их применения, повышать эффективность правовой практики, а не заниматься собственным политическим пиаром, вводя некоторых доверчивых людей в заблуждение.

Действительно ли для эффективной борьбы с коррупцией в нашей стране так необходима эта 20 статья Конвенции или это очередной предвыборный ход наших оппонентов? Почему коммунисты пытаются якобы бороться с преступниками в рядах чиновничества таким "кривым" способом - через упоминание в ратификационном законе статьи о незаконном обогащении, а не вносят соответствующие поправки в Конституцию Российской Федерации, в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, не разрабатывают соответствующий правовой инструментарий?

Ответ очевиден. Налицо попытки нажить политический капитал на естественном отрицательном отношении наших граждан к проворовавшимся или зарвавшимся в своей тяге к обогащению чиновникам. Ратификация Конвенции, которая была подписана по прямому указанию президента Российской Федерации (в то время В.В.Путина) и прошла в Государственной Думе при полной поддержке "Единой России" и завершилась более пяти лет назад. И теперь только перед новыми выборами коммунисты вспомнили о ней.

Еще раз повторю вывод, к которому пришел Комитет по международным делам: принятие предложения, сделанного представителями фракции КПРФ по "до-ратификации" Конвенции ООН, ни в коей мере не будет способствовать оперативному решению антикоррупционных задач, стоящих перед нашим государством и обществом. Те, кто считают, что появление новых статей в Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах позволит эффективнее бороться с коррупционерами, забывают, что никто не мешает им выступить с инициативой изменения данных кодексов без каких-либо дополнительных "постатейных ратификаций" рамочной Конвенции.

Иными словами - если ты действительно хочешь улучшать наше законодательство в этой области, а это, без сомнения, и актуально, и возможно, то заниматься этим надо профессионально, компетентно, без шумихи в СМИ и огульных обвинений. Это надо делать через существующую и вполне дееспособную процедуру внесения поправок в национальное законодательство. Однако коммунистам подготовить соответствующие поправки в Уголовный кодекс с проработкой соответствующих  санкций и необходимого правового инструментария, без которого закон просто не сможет применяться, гораздо сложнее, чем инициировать пустопорожние дискуссии вокруг "недоратификации" международной Конвенции.