Новости

05.08.2011 00:36
Рубрика: В мире

"Град" бил в чистом поле

7 августа 2008 года грузинская армия вероломно напала на Южную Осетию

В августе 2008-го по приказу грузинских властей хорошо вооруженные и обученные американскими инструкторами рейнджеры устроили бойню, напав на жителей мирного спящего Цхинвала. Цинично, ночью, аккурат накануне пекинской Олимпиады - соревнования, на время которого во все эпохи прекращались войны и любые конфликты.

В те дни "Российская газета" направила свою выездную бригаду репортеров во Владикавказ. Мы выпускали спецвыпуски газеты и доставляли их в Цхинвал, где еще догорали пепелища сожженных домов, а о нашествии  варваров ХХI-го века напоминали осколки разбитых надгробий.  Нападавшие стреляли во все, что движется, разъезжая по городу на новеньких армейских "Хаммерах". Зная о том, что люди прячутся в подвалах домов, заливали их водой.

В школе, на уроках истории меня, человека одного с Саакашвили поколения, больше всего потрясали рассказы о трагедии стертого с лица земли Сталинграда и о заживо сожженных фашистскими огнеметами жителях белорусских деревень. Спустя 65 лет подобное практически повторилось на мирной югоосетинской земле.

Грузинское военное командование 7 августа отдало приказ начальнику штаба 4-й пехотной бригады Вазиани, дислоцированной у Южной Осетии. Этот приказ был по-армейски лаконичен: "Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе Самачабло (Южная Осетия) и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе". По словам бывшего посла Грузии в России Э.Кицмаришвили,  план военного нападения на Южную Осетию и Абхазию  разрабатывался в Тбилиси с ноября 2007 года, позже в качестве приоритетной цели был выбран Цхинвал. Грузинские войска в ходе операции "Цминда Вели" ("Священное поле") планировали за 24-36 часов захватить Южную Осетию, а затем начать наступление на Абхазию. Особый цинизм ситуации состоял в том, что около семи часов вечера 7 августа Саакашвили выступил по телевидению Грузии с призывом дать "шанс миру и диалогу" в переговорах с Цхинвалом и сообщил телезрителям, что отдал приказ формированиям грузинской армии прекратить огонь. Жители Цхинвала легли спать в надежде на спокойную ночь.

Колонны с детьми из Южной Осетии.
Фото: Владимир Иванов

Война в Южной Осетии.
Фото: Муса Садулаев

Война в Южной Осетии-фоторепортаж.
Фото: Тимофей Борисов
Цхинвал 13 августа.
Фото: Вадим Давыденко
Хлеб в Гори пекут круглосуточно.
Фото: Эльмира Аширова
Грузинские беженцы возвращаются в Гори.
Видео: Эльмира Аширова
Вывод российских войск из Южной Осетии.
Видео: Эльмира Аширова
Живые картины Цхинвала.
Видео: Юлия Кривошапко
Развалины базы миротворцев на окраине Цхинвала.
Фото: Андрей Мирейко

А через три часа после всей этой лжи в 23.36 в этом тихом и мирном городе начался ад. Прямая речь, тех, кто выжил в этом аду, тогда, в Осетии лета 2008 года не просто шокировала меня. Она заставила меня надолго замолчать. От безысходности. От неверия в то, что подобные зверства, такая жестокая охота на людей, воскресившая в памяти "обыкновенный фашизм" Второй мировой, возможны в нашем "цивилизованном" ХХI-м веке. Это была бойня вне любых законов человеческой логики, вне всего того колоссального массива горького опыта и знаний, испитого миром к началу нового тысячелетия.

Инал Плиев, в 2008 году начальник информационного отдела министерства по особым делам правительства Южной Осетии - в интервью "РГ", август 2008 года:

- Обстрелы, начавшиеся с наступлением темноты, не вынудили меня покинуть кабинет. Но ближе к полуночи начался ад. Грузины открыли огонь из крупнокалиберных минометов и установок залпового огня "Град" по жилым кварталам. Огонь был настолько массированным, что речь шла не о том, сколько секунд проходило между выстрелами, а о том, сколько взрывов было в течение одной секунды. Одновременно раздавалось несколько сотен взрывов в разных частях города. Огонь планомерно и явно подготовлено велся по всем частям города, может быть, за исключением 100-200 метровой территории, прилегающей к грузинским селам. Буквально через десять минут после начала обстрела Цхинвала отключился свет. Мы, конечно, знали о том, что грузины не держат слово, но то, что на мирный город после обещаний Саакашвили о мире, обрушится залповый огонь, не мог предположить никто. В школе мы с ужасом читали о пытках и зверствах фашистов. Такое впечатление, что грузины и иностранные наемники получили приказ сжигать все на своем пути и истреблять всех людей репродуктивного возраста. Из своего рабочего кабинета я прибежал в городок миротворцев. Ребята укрывались в хозяйственных постройках. Мимо нашего миротворческого городка проехали грузинские танки. Демонстративно, победоносно, словно показывая, что русские и осетины никуда от них не денутся, словно оставляя нас на десерт. Мол, сейчас зачистим город, а потом возьмемся за самое сладкое, за вас, остававшихся в кольце окружения. Я понимал, что если нас возьмут в плен, то в самом лучшем случае нам просто перережут горло, как многим мужчинам в Цхинвале. Счет шел на минуты. Миротворцы сжигали бумаги. Один из офицеров выстрелил в шифровальную машину, чтобы коды не достались врагу. В этот момент в небе над Цхинвалом закружили российские штурмовики. И к нашим миротворцам и жителям Южной Осетии пришла долгожданная помощь.

В ту ночь Южная Осетия понесла наибольшие потери среди мирного населения. Город подвергся сначала массированному варварскому обстрелу, а затем карательной зачистке, которая напомнила эпизоды Второй мировой войны.

Нелли Бикоева, завуч государственного "Лицея Искусств" Цхинвала - август 2008 года:

- С 7-го по 9-е августа мы просидели в подвале, где даже не было воды. Обстрел был такой сильный, что мы не могли выйти, подняться на этаж и принести бутылку воды. Это было что-то невероятное. Я не знаю, как можно было обстреливать мирный город из "Града", крупнокалиберными снарядами. Я не военный человек, но я знаю, что некоторые снаряды - как их называют, пушечные или как-то так - они запрещенные, так неужели мирный город можно так обстреливать?! Ужас какой-то, в наш дом было два прямых попадания, масса осколочных, на нашем корпусе ничего не осталось, ни одного целого стекла, стены искорежены… Город в таком состоянии… Ни одного целого дома… Ни одного! Вы представляете себе это? От улицы Островского остались одни камни...

Надо отдать должное мужеству защитникам города. Ополченцы, вооруженные легким стрелковым оружием, больше часа не пускали грузинские танки в Цхинвал. На покорение почти безоружной столицы Южной Осетии грузины бросили свои элитные подразделения. Тут началось самое страшное. О чем еще десятилетия будут вспоминать выжившие очевидцы преступлений. Вот лишь несколько эпизодов. Грузинский танк въехал на территорию кладбища, проехал по всем могилам и сжёг находившуюся там церковь. Было убито несколько прихожан. Разрушен храм Святого Георгия VIII века, целенаправленно выстрелами из гранатомета уничтожены памятники "отцу" осетинской письменности, поэту Косте Хитагурову и легендарному комдиву Великой Отечественной войны Исе Плиеву. Из уст в уста передавалась жуткая история о том, как грузинские танкисты сожгли пытавшуюся выехать из города осетинскую семью. Грузинский танк хладнокровно расстрелял пытавшиеся выехать из города "Жигули" из пушки. Ополченцы, находившиеся рядом, сумели вытащить женщину, а ее муж и ребенок сгорели заживо в машине. В одном из сел грузины согнали в жилой дом семерых молодых девушек, заперли их внутри и ударили по дому залпом из танка. Они тронулись с места только дождавшись, когда сгорит дом. Каратели, а иного слова для тех нелюдей, которые проводили свою жестокую операцию в Цхинвале нет, не скрывали, что их главной целью были не только мирные граждане, но и российские военные. В результате агрессии погибли пять процентов от общего числа людей, живших до нападения в югоосетинской столице. Каждое десятое здание в Цхинвале не подлежало восстановлению.

Российские войска, выдвинувшись по распоряжению президента Дмитрия Медведева на помощь мирным жителям, спасли Южную Осетию от варваров, в считанные часы "выкурив наемников".

Заур Албегов, охранник - интервью "РГ", август 2008 года:

- Грузины вторглись в Южную Осетию с боевой раскраской на лицах - для маскировки и устрашения противника. В руках гордо сжимали американские винтовки. Через сутки они бросали оружие и драпали из города, как обезумевшие зайцы. Я видел одного боевика, с лица которого стекала боевая раскраска, как тушь у плачущей девушки. Они спрыгивали с бронетехники, боясь, что по ней ударят российские снаряды и ракеты, хотя приказа об отступлении не было.

Грузинские военные убегали из Южной Осетии, а позже с территории крупнейшей военной базы в Гори, как крысы с корабля. Первыми, спуртом. Они без боя оставили крупнейшую военную базу под городом Гори. Убегая из города, они умудрились поставить множество растяжек, причем возле входов в подвалы, где могли укрываться люди.   Один из российских военных признавался мне, что больших боевых потерь грузинам удалось избежать только потому, что солдаты и офицеры в массовом порядке оставляли не только боевые позиции, но и места постоянной дислокации.

После событий августа, действий в них Тбилиси, которые осудил весь цивилизованный мир, в Грузии произошло много того, что вызывает, как минимум, "дикое изумление". Взорванный монумент памяти советских воинов в Кутаиси - плевок в сторону каждого четвертого погибшего из ушедших на Великую Отечественную грузин, охота на ведьм в виде постоянных поисков "агентов Москвы", репрессии, избиения активистов оппозиции, пытки и похищения людей среди бела дня. В Грузии тем временем продолжают закрываться русские школы.  

Малхаз Гулашвили, лидер Народно-православного движения Грузии  - интервью "РГ", июль 2011 года:

К сожалению, сейчас в нашей стране набирают силу те движения, которые выступают против православия. Они знают, что Грузинская православная церковь имеет большое влияние в стране и нынешние грузинские власти  не хотят того, чтобы кто-то обладал большим влиянием, чем официальный Тбилиси. Второе: они не хотят того, чтобы православные и близкие друг другу русский и грузинский народы тесно общались. И третье. Когда наши два православных народа найдут общий язык, то мир воцарится на всем Кавказе. А это, похоже, сегодня не устраивает Тбилиси.

Нино Бурджанадзе, экс-спикер парламента Грузии, один из лидеров оппозиционного "Народного собрания"  - интервью "РГ", июнь 2011 года:

У нас сейчас в Грузии даже не автократия. Происходит укрепление режима, который можно назвать только диктатурой. Известно, что когда в государстве нет правосудия, нет свободы массовой информации, как в сегодняшней Грузии, это называется диктатурой. Люди просто-напросто боятся лишний раз позвонить и разговаривать по телефону. Сейчас грузинская власть решила окончательно закрыть любую возможность проявления протеста. Они прекрасно понимают, что недовольство населения растет, так как постоянно увеличиваются цены на продукты питания и коммунальные услуги. Люди в стране находятся в очень критическом положении и, естественно, власти боятся накопления этой критической массы.  В Уголовный кодекс Грузии теперь внесена специальная статья о нападении на полицейского, его транспортное средство, на представителя власти или публичное учреждение, а также на членов их семей, посягательство на жизнь, здоровье или имущество в связи со служебной деятельностью полицейского или другого представителя власти. Наказание за это будет весьма жестким - от 7 до 20 лет лишения свободы, и вплоть до пожизненного заключения. Мне не приходилось слышать о том, чтобы такое существовало в какой-либо стране мира, во всяком случае хотя бы на бумаге.

Мне передали копию доклада главы партии "Наша Грузия" Шалвы Хачапуридзе, направленного 15 ноября 2010 года на имя Главного генерального прокурора в Гааге Льиса Морено Окампо о фактах преступлений режима Саакашвили. Это десятки страниц фактов истязаний, пыток и убийств, к которым, по мнению авторов документа, имеют отношение нынешние грузинские власти. Вот лишь один пример.

В декабре 2005 года в Тбилиси, вечером, в кафе "Шардон", со своими двумя друзьями находился молодой специалист банка Сандро Гвиргвлиани. Ему не понравился переходивший все границы шум, раздававшийся от сидевшей за соседним столом группы молодых людей. Молодой человек высказал знакомой девушке за столом недовольство по поводу поведения соседей. Слова Гвиргвлиани расслышал человек за соседним столом. Он  высказал свое возмущение словами Гвиргвлиани, что повлекло за собой небольшой неприятный спор. В составе вышеназванной группы находилась супруга министра внутренних дел Грузии (Мерабишвили), которая вызвала по телефону чиновников полиции высокого ранга и потребовала соответствующим образом свести счёты с Гвиргвлиани. Полицейские насильно посадили Гвиргвлиани в автомашину и увезли в близлежащий лес с горным рельефом, где его раздели и жестоко пытали. На другой день труп скончавшегося Гвиргвлиани обнаружили друзья на том месте, где его пытали полицейские.

По оценкам экспертов, подготовивших доклад, в результате правления Саакашвили общее количество населения в Грузии уменьшилось на 20 процентов, рождаемость в стране сейчас ниже, чем количество умерших, безработица возросла до 65 процентов, цены на продукты питания нестабильные и характеризуются тенденцией постоянного роста. Например, один килограмм хлеба подорожал в два раза, кило мяса - в четыре раза, кило сахара - в два раза, один литр бензина - в восемь раз, один киловатт электроэнергии - 4,5 раза и т.д.

Выдержки из доклада Ш.Хачапуридзе

Цель (грузинских) властей - сознательно, систематически и постепенно довести собственное население до грани голодания, вынудить трудоспособное население оставить страну и стать массовыми трудовыми эмигрантами, или осуществить вооружённые конфликты и превратить проживающее в этих зонах население в принудительно перемещённых лиц, а также превратить бóльшую часть населения в лиц, бывших в тюремном заключении, имевших судимость, лишенных имущества, которые не имеют работу или государственную поддержку...

Впрочем, у грузинских властей другое мнение. Они рапортуют о победе над коррупцией и преступностью, о том, что скоро Грузия станет в ряд цивилизованных европейских государств...

Очевидно, что Саакашвили плохо знаком с судьбой латиноамериканских президентов, которые "приватизировали" свой народ, устраивая террор и тотальные репрессии, при этом не уставая отвешивать поклоны в сторону Вашингтона. Доминиканскому генералу-диктатору Трухильо, служившему Штатам три десятка лет, прострелили голову, едва открылась форточка его автомобиля - этот случай описан в легендарной книге "День шакала" Форсайта. Кубинскому диктатору Батисте, завербованному американской мафией, США отказали во въезде в страну, когда он бежал из Гаваны, занятой войсками Фиделя. Этот список можно продолжить.

Как вспоминают его одноклассники, участвуя в школьных постановках, маленький Миша Саакашвили всегда играл благородных "героев-разбойников", которые погибали, выполнив свою миссию. Он падал на сцене, красиво прижимая руки к груди. Только падение с вершин необъятной власти несопоставимо даже с падением в оркестровую яму. Оно  значительно больнее.

В мире экс-СССР Грузия В мире экс-СССР Южная Осетия Годовщина войны в Южной Осетии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники