Новости

04.08.2011 00:12
Рубрика: Культура

"Дети пляшут и поют соловьи..."

Когда мы сердимся, то злые слова вылетают сами собой. А когда надо признаться в любви или просто как-то выразить свою благодарность - мы мучительно ищем добрые слова. И часто не находим...

Баюкаю малыша

Море качает волну не спеша.

Часы баюкают время.

Звезды качает ночная темень.

А я, от радости чуть дыша,

Баюкаю малыша.

Рожь баюкает ветер, шурша.

Небо - ночных соловьев,

Аллея качает ветви дубов,

А я, погода плоха ль, хороша,

Баюкаю малыша.

Луг баюкают родники,

Пруд - заросли камыша,

Лес баюкают светляки.

А я - как спокойна моя душа! -

Баюкаю малыша.

Ну, а теперь усните,

Звезды, море, камыш!

Ветер, чего не спишь?

А перед сном взгляните,

Как спит на руках малыш!

Морис Карем

перевод Валентина Берестова

С Валентином Дмитриевичем мы познакомились во дворе у Чуковского.

В тот летний день, 3 июня 1996 года, в Переделкине открывали после ремонта музей великого сказочника, и около дачи Корнея Ивановича собрались гости. Знаменитые поэты читали свои стихи о Чуковском.

Детям было жарко и скучно. Им хотелось бегать за бабочками и лазать по деревьям.

Когда очередь выступать дошла до Валентина Дмитриевича, он прочитал короткое стихотворение, а потом сказал: "Айда!.." - и махнул рукой. Взрослые не сразу поняли значение этого жеста, а дети сразу облепили Берестова и веселым роем отправились в сосновый лес. Туда, где в 1960-е годы Корней Чуковский устраивал свои знаменитые костры.

Мы с дочкой шли под соснами за светло-серой курткой Берестова, над нами упоительно пели птицы, и мне очень хотелось сказать Валентину Дмитриевичу что-то важное, от самого сердца.

Он неслышно шел впереди по мягкой сосновой хвое, а важные слова у меня не находились. То есть они звучали в памяти, но это были его, Берестова, слова.

Я для дочери моей

Самый лучший из коней.

Я умею громко ржать

И цокать звонко...

Вертелась в голове и берестовская "Искалочка":

Если где-то нет кого-то,

Значит, кто-то где-то есть.

Только где же этот кто-то

И куда он мог залезть?

А это из гениальных берестовских переводов бельгийского поэта Мориса Карема:

На меня ползет козявка,

Будто я какая травка.

И садится мотылек,

Будто я какой цветок...

Или вот это, написанное им для взрослых, которые разучились улыбаться:

Впервые в России за столько

веков,

Жестоких и чуждых морали,

Живем мы под властью таких

дураков,

Которых мы сами избрали.

И вот еще - быть может, главное:

Не бойся сказок. Бойся лжи.

А сказка? Сказка не обманет.

Ребенку сказку расскажи -

На свете правды больше станет.

Так мы и шли в глубину леса за Валентином Дмитриевичем, а заговорить я робел.

Запыхавшись, Берестов сел на бревнышко. И вот тут мы с дочкой не растерялись и сели рядом, и выпалили Валентину Дмитриевичу, что нам ужасно нравятся его стихи.

Классик детской литературы так смущенно и радостно посмотрел на нас через толстые стекла очков, как будто никто раньше не хвалил его стихов. Валентин Дмитриевич даже покраснел.

Какое счастье - у нас была с собой маленькая книжка Берестова. Дочка протянула ее, и Валентин Дмитриевич размашисто написал на титульном листе: "...В чудесный день в доме Чуковского на добрую память от автора. В. Берестов. 3 июня 1996 года. Дети пляшут, и поют соловьи".

А потом в сумерках мы шли на станцию. Дочка несла в руках книжку - бережно, как малыша.

...После встречи в Переделкино я несколько раз говорил с Валентином Дмитриевичем по телефону, потом мы виделись на вечере Новеллы Матвеевой, а потом он вдруг умер. Это до сих пор кажется мне враньем.

Я болен. Родные в тревоге

От всех этих жарких простуд.

Мои всемогущие боги

Кого-то на помощь зовут.

Их лица белее бумаги,

А я раскраснелся в жару.

Как видно, не знают бедняги,

Что я никогда не умру...

Написать автору вы можете по адресу: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники