Новости

11.08.2011 00:22
Рубрика: Общество

Третий - лишний

На канале "Россия 1" в новой программе "Исторический процесс" убрали судью

В памяти зрителей еще свежа телевизионная программа "Суд времени", которая выходила на Пятом канале в прошлом телесезоне в течение полугода, а потом была закрыта.

И вот на канале "Россия 1" 11 августа в 22.50 выходит новинка под названием "Исторический процесс", которая кажется продолжением "Суда времени". Главное отличие - программа еженедельная, а не ежедневная. Но с теми же ведущими - Николаем Сванидзе и Сергеем Кургиняном. Не хватает только Леонида Млечина. Чем будут отличаться две исторические программы - об этом обозреватель "РГ" поговорила с Николаем Сванидзе.

Российская газета: Николай Карлович, является ли программа "Исторический процесс" своеобразной заменой "Суду времени"?

Николай Сванидзе: Заменой она быть не может, хотя бы даже и потому, что идет на другом канале.

РГ: Но идея та же самая.

Сванидзе: Идея схожая, конечно. Новую программу производит тот же продюсер Наталья Никонова, и она - аналог "Суда времени". Но в значительной степени измененный формат. Я бы даже сказал, несколько упрощенный. В хорошем смысле. Минус один персонаж. Но это не потому, что Леонид Млечин - слабое звено, он никогда таким не был.

РГ: Так считают не все. Его многие критиковали, и зрительские голоса были не в его пользу.

Сванидзе: Критиковать могут всех. И Кургиняна критиковали, и меня. Дело не в этом. На мой взгляд, Млечин в "Суде времени" был очень хорош - образованный, грамотный, темпераментный. Он был абсолютно на своем месте и нисколько Кургиняну не проигрывал. Телевизионное голосование - другое дело. Оно далеко не всегда соответствует реальному соотношению сил. Отсутствие же Млечина в новом проекте объясняется тем, что Леонид - человек занятой, и он - лицо канала ТВ Центр. А поскольку историческая передача была на Пятом канале, а сейчас пойдет на "России 1", то здесь решили, что третий человек - не нужен.

РГ: Получается, что не нужен судья?

Сванидзе: Совершенно верно.

РГ: Я полагала, что Сергей Кургинян останется прокурором, а вы из судьи "переквалифицируетесь" в адвокаты.

Сванидзе: Ничего подобного! Кургинян даже в "Суде времени" не всегда был прокурором. Иногда он выступал и в роли защитника - в зависимости от темы. И здесь не будет ни прокурора, ни адвоката - каждый защищает свою позицию.

РГ: А судить будут зрители?

Сванидзе: Та передача называлась "Суд времени", а эта - "Исторический процесс". Судей не будет. История рассудит. А зрители будут голосовать.

РГ: То есть опять же может быть такое, что аудитория проголосует странным образом и по этому поводу поднимется большой шум?

Сванидзе: Как аудитория проголосует, так и будет. Зрители, как правило, голосуют не за то, что они видят на экране. Их голос зависит от мировоззрения человека и его отношения к теме.

РГ: Сидеть в кресле судьи - это одно, а выступать против Кургиняна - другое. Не боитесь? Он серьезный противник и умеет склонять зрителя на свою сторону, в том числе за счет театральных эффектов.

Сванидзе: Серьезных противников я не боюсь. И, повторюсь, не думаю, что при голосовании дело было в театральных эффектах. Я сам - серьезный противник. Это - моя профессия.

РГ: Ваша программа "Исторические хроники" на канале "Россия" выходит до сих пор...

Сванидзе: Да, но "Исторические хроники" ведь не выходят круглый год. Я не заканчивал эту работу. Другой вопрос, что сам проект приближается к концу. Может быть, он будет выходить только осенью, а возможно, еще и весной - это пока неизвестно. В любом случае "Исторические хроники" еще не завершены. Мы должны довести события до конца века. Но мое личное мнение, что до 2000 года доведем вряд ли, остановимся на середине 90-х годов. Потому что дальше будет очень сложно работать - больно свежи все впечатления. Это уже в меньшей степени история, а в большей - политика. А проект все-таки исторический.

РГ: В новой программе, например, такие темы, как "Социальная справедливость: от сталинской системы распределения до современного расслоения общества", "Государственный переворот: от мятежа генерала Корнилова до ГКЧП". Дело Магнитского будете обсуждать. Это история или политика?

Сванидзе: А у нас так сделано: в каждой теме, которую мы будем брать, есть два временных слоя. Один - исторический, другой - актуальный. Вот выпуск, связанный с делом Магнитского, будет называться "Правовая защищенность: от сталинских чрезвычайных "троек" до дела Магнитского". Соответственно один пласт будет исторический, а другой - современный. Программа приближает историю к сегодняшнему дню.

РГ: В студии будут сидеть зрители? Они тоже будут иметь право голоса?

Сванидзе: Люди в студии не имеют права голоса. Они просто присутствуют, наблюдают, реагируют. А есть еще эксперты или свидетели, которые будут говорить.

РГ: Вы сами, как преподаватель и заведующий кафедрой в РГГУ, считаете, что программа "Исторический процесс" будет играть какую-то роль с точки зрения образования? Особенно в наше время, когда так много нареканий по поводу учебников истории.

Сванидзе: Да. Люди будут узнавать что-то новое. Но разные вещи. Потому что Кургинян будет говорить одно, а я - другое. Программа скорее будет играть роль не образования самого по себе, а привлечения к образованию. Думаю, что зрители, глядя на то, что происходит в студии, начнут интересоваться историей.

РГ: У нас сегодня на телевидении практически нет исторических программ. Что могло бы быть конкурентом вашему новому проекту или он - единственный в своем роде?

Сванидзе: Если иметь в виду не документальное кино, а живые студийные программы, есть программа Леонида Парфенова "Какие наши годы!". Но она делается совершенно в другом ключе. Потому что его же "Намедни" - это скорее было документальное кино, которое может быть сопоставимо с "Историческими хрониками". Но эти программы такие же разные, как и мы с Парфеновым. Леонид - блестящий стилист, а меня больше интересует содержательная сторона.

Общество История Телеперсоны Кино и ТВ с Сусанной Альпериной
Добавьте RG.RU 
в избранные источники