Новости

12.08.2011 00:28
Рубрика: Происшествия

Вниз по матушке, по водке

Кто виноват в том, что многодетная мать наложила на себя руки?

Наша газета уже сообщала об этой трагедии: самоубийство двадцативосьмилетней Виктории Т-вой, матери троих малолетних детей, потрясло Волгодонск ("Остались сиротами" - "РГ" N165 от 29.07.2011 г.).

Одни поспешили обрушиться на чиновников из органов опеки, ведь несчастье произошло сразу после того, как они забрали у Виктории детей, посчитав домашнюю обстановку неприемлемой для них. Другие обвиняли саму женщину: выбрала смерть как уход от житейских трудностей. Можно ли было спасти семью и предотвратить беду? Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, в Волгодонск выехал наш корреспондент.

Так же, как все

Степной город плавится от жары. Магазин "Хуторянка" соседствует с домом, где последнее время жила Виктория со своей мамой и тремя детьми: десятилетним Максимом, трехлетним Сережей и пятимесячной Кристиной. В торговом заведении, на фронтоне которого надпись "Живи веселей!", самый популярный продукт - пиво. Хоть в жару, хоть в холод. Кроме нас, здесь четверо. Из них трое к полудню уже изрядно "нагрузились" и пришли за добавкой.

- Я Вику знал с детства, - говорит дед Валентин, отоварившись "Жигулевским". - Почему так случилось? Молодая была, недоработанная. Девки, не пейте!

- Ее довели до петли, - присоединяется к разговору еще один Викин сосед. - То из опеки приезжают со своими замечаниями: бардак, видите ли, им не нравится. То милиция у них толчется. Вместо помощи... Ну, выпивала Вика, ну, и что?

Продавщица тетя Люба пожимает плечами:

- Пили Т-вы, как все. В тот день Вика здесь плакала, что детей забрали, а потом купила большую бутыль пива и говорит: "Сейчас выпью и повешусь". Всерьез эти слова никто не принял. А вскоре к дому Т-вых приехала милиция: Вика действительно повесилась.

Погорельцы

Этой семье жилось непросто. В 2008 году у Т-вых случился пожар. От родительского дома осталось пепелище. Тогда-то и попали они под пристальное внимание органов опеки. Вопреки утверждению старшего брата Вики, в беде их не бросили. Была оказана помощь из городского бюджета, помогли и знакомые, и один из депутатов. Т-вы купили лесоматериалы, но доски так и остались на подворье мертвым грузом. Да и документы на участок они так и не сделали. Подруга Викиной матери, ветеран войны Елизавета Косуленко, пустила к себе пожить соседей-погорельцев. Без всякой квартплаты. Вносили они свою лепту только за свет и за газ.

Вскоре в школе, где учился Максим, заметили, что он стал опаздывать, хуже учил уроки. Педагоги посетили семью, и домашняя обстановка произвела на них тяжелое впечатление. Они сообщили об этом в органы опеки. В 2009 году Вика получает первое предупреждение за ненадлежащее исполнение материнских обязанностей, в 2010 - второе. Суть претензий - антисанитария, шумные компании.

- С вечера соберутся подружки, и до утра у них "фестиваль". Потом спят целый день, - рассказывает учительница старшего сына Вики и их соседка Оксана Барчук. - Периодически к женскому коллективу прибивались и мужчины. Официально Вика ни разу не была замужем, но всех детей записала под одним отчеством.

Неблагополучие в семье нарастало. Перебрав со спиртным, Вика вела себя неадекватно. Сама звонила в милицию: "Приезжайте, забирайте детей". Наряд успокаивал компанию, а потом все повторялось. Государственная система защиты детей, попавших в сложную ситуацию, сработала по отношению к семье Т-вых исправно. Невозможно обвинить кого-то персонально в равнодушии. Старшего - Максима - определили в социально-реабилитационный центр, где он жил с ноября по апрель на полном обеспечении. Ежегодно ему предлагали отдых в лагере, причем дважды за лето. Правда, для мамы собрать медицинские справки было практически непреодолимой проблемой. Среднего - Сережу - пристроили в садик, несмотря на то что в Волгодонске очередь. Однако в садик он ходил всего от трех до девяти дней в месяц: взрослые не просыпались вовремя, чтобы его отвести.

- Мы Вику не считали пропащей, - говорит и.о. начальника управления образования Татьяна Басич. - Нагладит белую юбку, белую рубашку и приходит на беседу с виду вполне благополучная женщина. Перегар от нее порой чувствовался, но она искренне убеждала, что исправится и все наладит. И мы ей верили.

- Самостоятельно Вика найти работу не пыталась, - рассказывает ответсекретарь комиссии по делам несовершеннолетних Ольга Жолобова. - Когда она была беременна Кристиной, мы предложили ей устроиться нянечкой в садик, куда ходил ее младший сын. Тогда бы в скором времени Вика могла оформить декретный отпуск. Но она не захотела.

Ушла и не вернется

После рождения Кристины Вика преобразилась. Казалось, к ней вернулось благоразумие. Однако вскоре приютившая их женщина умерла, наследник объявил, что хочет продать домовладение. И снова - срыв: опять собралась шумная компания и началась пьянка. Пятого июля ее пригласили на комиссию в отдел образования. Вика пообещала обратиться к наркологу и пройти курс реабилитации. И она действительно побывала у врача, но закодироваться не успела, - случился новый срыв. Как призналась мать Виктории, их последний загул начался 25 июля часов с одиннадцати вечера. А утром 26-го Виктория позвонила в милицию: "Приезжайте, иначе порешу детей!" По свидетельству сотрудника ОВД, увидев во дворе милиционеров, она разбила окно и, держа над стеклом дочку, кричала: "Вам нужен ребенок? Забирайте его!"

Доставив Викторию в отделение, милиционеры позвонили в органы опеки.

- В доме полный разгром: перевернута мебель, выбиты окна, - говорит Ольга Жолобова. - Среди стекла на полу трехлетний Сережа. Нетрезвая бабушка вся в синяках с пятимесячной Кристиной отсиживалась у соседей. Старшего сына не было дома всю ночь. Когда все это увидели, детей решили забрать. Младших поместили в местную больницу, как и полагается в таких случаях. Бабушке сказали: "Вика проспится, пусть приходит, будем решать, что делать дальше". Вопрос о лишении родительских прав в тот момент не стоял.

Мать троих детей отпустили из отделения в тот же день. У Вики случилась истерика, когда узнала, что ребятишек забрали: "Я без них жить не смогу". Однако не побежала в больницу, чтобы их увидеть. Вместо этого наведалась в магазин и оповестила продавщицу о страшных намерениях. Выпив пива, Вика пошла в сад, где и поставила точку в своей жизни.

В СУ СК РФ по Ростовской области сообщили, что по факту самоубийства многодетной матери началась проверка. Никто из родственников пока не заявил о желании взять опеку над осиротевшими ребятишками. Младшие по-прежнему находятся в больнице, старшего определили в приют. Когда Максима увозили, он был довольно спокоен. Говорил кому-то по мобильному: "Они там опять все пьяные. Хорошо, что я от них уехал".

Комментарий

Марина Клименко, кандидат психологических наук:

- Может ли выкарабкаться семья, попавшая в непростое положение, опираясь на помощь общества и государства? Может! Но для этого и самим надо прилагать большие усилия. Задача эта усложняется в разы, когда ко всем проблемам прибавляется алкоголизм. Необходим огромный такт, когда мы имеем дело с человеком в трудной жизненной ситуации, особенно если он находится в пограничном состоянии. Малейший перегиб - и можно запустить необратимую реакцию. Однако все это верно, если мать не угрожает жизни своих детей. Пока Вика, как умела, заботилась о детях, никто не собирался лишать ее родительских прав. Предупреждали, помогали, контролировали... Накануне рокового дня она оказалась перед выбором: идти по кабинетам сдавать анализы, чтобы лечь в стационар, или оказаться в привычной выпивающей компании. Она выбрала второе и поэтому погибла. И не оказалось рядом человека, который смог бы ее удержать. И от стакана, и от петли.

Происшествия Преступления Криминал Происшествия ЧП Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Защита детей