Новости

17.08.2011 00:22
Рубрика: Общество

Клондайк на дне океана

Эпоха нефти и газа только начинается

Сегодня многие специалисты мрачно оценивают будущее мировой энергетики. Уже к середине XXI века эпоха нефти и газа закончится, запасы будут исчерпаны и человечество ожидают сложные времена.

С этим прогнозом был категорически не согласен патриарх отечественной нефтяной геологии, человек-легенда, академик Андрей Трофимук, которому вчера исполнилось бы 100 лет. О его идеях и выдающихся открытиях рассказывает председатель Научного совета РАН по геологии и разработке нефтяных и газовых месторождений, академик Алексей Конторович.

Российская газета: Крупнейшие углеводородные месторождения интенсивно вырабатываются. Конечно, открываются новые, но аппетиты человечества растут намного быстрей, а потому и запасы стремительно убывают. С чем же останемся?

Алексей Конторович: С гидратным газом. Этим похожим на снег кристаллическим соединением из воды и метана буквально устлано дно морей и океанов. По данным экспертов, его запасов на планете в сотни раз больше, чем нефти и газа! Так, только в Черном море доказанные запасы достигают 30 триллионов кубометров! Причем залегают они сравнительно неглубоко - от нескольких сантиметров до 200-300 метров от поверхности дна. Кстати, недавно их обнаружили на дне озера Байкал.

РГ: Но отношение специалистов к гидратному газу было довольно скептическим...

Конторович: Действительно, когда его вместе с коллегами открыл академик Андрей Трофимук, то многие эксперты, и я, в том числе считали, что гидраты никогда не станут экономически выгодным источником углеводородного сырья. Сам же Андрей Алексеевич на всех совещаниях, конференциях доказывал: именно за гидратным газом будущее. С ним особо не спорили, ведь он - эпоха в нашей нефтяной промышленности, но и сторонников у него было мало. Однако оказалось, что академик был прав, сегодня гидратами начали активно заниматься во многих странах мира, в частности, в США, Японии, Индии и других, приняты национальные программы по изучению и освоению месторождений. Как только ученые найдут способ эффективно извлекать метан из газогидратов, они могут стать главным углеводородом XXI века.

РГ: Почему, на ваш взгляд, академик Трофимук был столь настойчив, шел наперекор общему мнению?

Конторович: Он обладал какой-то феноменальной научной интуицией. Давал верный прогноз в ситуации, когда еще очень многое непонятно, не исследовано. Такие догадки порой выглядели как чудо. Несколько раз ему приходилось принимать решения в ситуациях, когда малейшая ошибка грозила расстрелом. Например, в 1942 году страна фактически осталась без нефти: Кавказ отрезан, немцы рвутся к Волге. Правда, в Башкирии в 1932 году открыты первые месторождения, но они были небольшими. А стране, фронту как воздух требовалась нефть, причем немедленно. И Трофимуку помогла то ли госпожа удача, то ли сработала его выдающаяся интуиция, а скорее и то, и другое. В своих ранних работах он указывал, где в Башкирии нужно искать нефть: в трещинных коллекторах перми и карбона. Но когда пробурили несколько скважин - ничего не нашли. Ему все твердят: надо остановиться, впустую тратим деньги. Ведь головы полетят... А он упорно стоит на своем - бурить. Так было открыто Кинзебулатовское месторождение, и совсем скоро фронт получил необходимое горючее. За это открытие ученый в 1944 году первым из геологов стал Героем Социалистического Труда.

Умение рисковать во имя дела всегда отличало Андрея Алексеевича. Он часто повторял молодым - без риска ничего у вас не получится. В 1944 году им вместе с соратниками было открыто Туймазинское месторождение в девонских слоях, которое вошло в пятерку крупнейших в мире. СССР стал великой нефтяной державой. За это выдающееся открытие ученый получил в 1946 году Сталинскую премию. А через четыре года еще одну, теперь за новую технологию разработки этого месторождения. Причем он ее отстаивал в жарких спорах с оппонентами, имел очень трудный разговор с Берия, но сумел убедить в своей правоте.

РГ: Зачем лауреату многих высших премий уезжать из столицы в Сибирь?

Конторович: Когда он пришел к отцу новосибирского Академгородка академику Лаврентьеву и сказал, что готов ехать в Сибирь, тот задал ему такой же вопрос - зачем? Вы уже получили все награды, какие только возможны. Трофимук ответил: я уверен, что Сибирь стоит на море нефти, и я хочу ее найти. Перед этим он три года работал главным геологом министерства нефтяной промышленности и был в курсе ведущихся в Сибири работ. На их основании пришел к выводу, что именно там надо искать главную нефть страны. И опять интуиция его не подвела. Огромные запасы топлива были найдены в Западной, а затем Восточной Сибири. Эти месторождения стали основой национальной безопасности страны. Кроме того, он многое сделал как организатор академической науки в Сибири, руководил работой региональных научных центров, занимался разработкой и научным руководством программы "Сибирь". Он ставил вопросы не только о разведке углеводородов, но и об уровне добычи, о путях транспорта нефти и газа. Это был геолого-экономический, государственный подход к решению важнейших для страны проблем развития нефтегазового комплекса. И первым его развил академик Трофимук. Можно сказать, что ему повезло: он работал, когда государство прислушивалось к мнению науки. Сейчас другой стиль руководства, и нам приходится намного труднее.

РГ: Академик Трофимук говорил, что стоял на плечах гигантов, таких корифеев, как Иван Михайлович Губкин и Андрей Дмитриевич Архангельский. А для кого он сам был учителем?

Конторович: Подавляющее большинство лидеров нефтяной геологии считают себя его учениками. Пусть кто-то даже не учился у него непосредственно, все равно постоянно находился в сфере его влияния. Например, Фарман Курбанович Салманов под его влиянием защищал кандидатскую и докторскую диссертации. Его ученики - выдающиеся геологи Володя Самсонов и Марк Мандельбаум. В общении с любым человеком Андрей Алексеевич был предельно прост, ненавидел чванливость.

РГ: Какое развитие получили сегодня работы Андрея Трофимука?

Конторович: О гидратах я уже сказал. Его идеи о том, как развивать нефтяную и газовую промышленность страны, как строить ее географию сегодня воплощаются в жизнь, несмотря на все сложности и кризисы. Академик Трофимук мечтал, чтобы в Восточной Сибири были созданы новые центры нефтяной и газовой промышленности. И они появились. Мечтал о новых нефтегазовых центрах на Дальнем Востоке - они создаются. Еще одна его мечта - освоение шельфа Северного Ледовитого океана - также становится реальностью.

Общество Наука
Добавьте RG.RU 
в избранные источники