Новости

19.08.2011 00:10
Рубрика: Культура

Эльдар Рязанов: "О бедном "Ленфильме"…

Старейшая в России киностудия становится частной

Страна прощается с "Ленфильмом", каким мы его знали: студия, давшая нашему кино немало шедевров, переходит в частные руки. Ее будущий владелец - АФК "Система" - уже заявил о своих предпочтениях в кино, выпуская на "Всемирных русских студиях" среднего качества телесериалы. Высказать мнение о возможных последствиях сделки мы попросили кинорежиссера Эльдара Рязанова.

Эльдар Рязанов: Продажа "Ленфильма" - это катастрофа для кинематографа и нашей культуры.

Российская газета: Почему катастрофа? "Ленфильм" долго искал выход из затяжного кризиса - и вот такой выход вроде бы предложен. А вдруг г-н Евтушенков движим идеей сохранять и развивать лучшие традиции студии!

Рязанов: Не думаю - потому что уже долго наблюдаю этот феномен: частное сознание. Оно сугубо утилитарно. Оно - плоское, целиком ориентированное на деньги. И для выколачивания прибылей готово играть на самых низменных инстинктах. Мы так много раз в этом убеждались, что от и продажи "Ленфильма" трудно ждать исключения из правила. В области культуры сознание частника все вокруг только разлагает. Вообще, опыт двух десятилетий заставляет многое пересмотреть в своих убеждениях. Выяснилось, что социалистические идеи, с которыми мы упорно боролись, содержали много правильных постулатов. Другое дело - во что эти здравые идеи обратились на практике. Но отбрасывать этот опыт как негодный, обесценивать все, существовавшее в СССР, - более чем глупо.

РГ: Ваши оппоненты сошлются на мировой опыт. Хотя бы на частную студию "Метро Голдвин Майер", которая выпустила много отличных картин.

Рязанов: Я плохо осведомлен о том, как шел этот процесс в Америке и сколько жлобов стояло там на пути кино к тому, чтобы стать искусством. У нас эти жлобы определяют в массовой культуре очень многое. Я не говорю о конкретном человеке, который покупает "Ленфильм", - я говорю об этой среде людей невежественных, с грубыми вкусами, соображающих по части наживы, но мало что понимающих в кино. Я не верю в их благородство - для этого слишком мало оснований. Когда встречаются кинематографисты, пусть разных поколений, пусть говорящие на разных языках, - они всегда легко поймут друг друга. Потому что их объединяет общее дело и его интересы. Ни с одним бизнесменом общего языка мне найти еще не удавалось. Возможно, существуют невероятные исключения, но мне они не попадались.

РГ: Много говорят о том, что кинопроизводство должно перестроиться по западным образцам, что нужно пойти на выучку к Голливуду, который своими фильмами завоевал мир. Об этом говорил на "круглом столе" в "РГ" такой успешный продюсер, как Сергей Сельянов. Насколько можно понять, "Ленфильм" тоже будет поставлен на эти рельсы. Но разумно ли отбрасывать опыт развития нашего кино в советское время? Ведь он был и успешен и уникален.

Рязанов: Наш капитализм совсем не тот, что в Америке. Он у нас какой-то уродливый. То, что я вижу вокруг, принципиально чуждо культуре. Культура массовая, дешевая, захлестнувшая наше кино и ТВ, - возможно, такому капитализму к лицу. Но если говорить о настоящей культуре, то наш капитализм не выказал никаких признаков интереса к ней.

Теперь о традициях. Социалистические идеи плюс верившие в них люди дали миру советский кинематограф. Эти идеи развивались не только на воспевании советского строя, как сейчас утверждают, но и на критике "социализма с нечеловеческим лицом". Так рождалось кино, главный признак которого - оно живое! В этих идеях многое совпадало с общечеловеческими, с христианскими ценностями, хотя и называлось иначе. В эти идеи верило огромное количество умных и талантливых людей - как можно отбрасывать их опыт! Тем более, что в нем много здравого. Межнациональные отношения были значительно лучше, чем теперь. Заботы о детях было больше. Заботы о здоровье людей, о культуре. Мы это воспринимали как данность, многое критиковали, но все познается в сравнении: сегодняшняя Россия могла бы поучиться у СССР. Потому что при таком сравнении даже тот социализм, что был у нас, по многим позициям превосходит наш хромой, но безудержно хищный капитализм. В СССР никогда не было проблемы денег для кино. Даже во время войны "Ленфильм" сохранили - как Эрмитаж и Русский музей, как одно из национальных сокровищ! В СССР мы хотя бы знали "правила игры" - теперь идет игра вообще без правил. Как писал Радищев, "без чувства, без закона".

РГ: Оппоненты вам напомнят, как государство вмешивалось в творческий процесс, как давило на художников, как требовало поправок…

Рязанов: Уж кто-кто, а я все это испытал на себе. Но современные продюсеры заняты ровно тем же, только часто их требования бывают еще нелепее и глупее. На их совести тот уровень, на который опустилось наше кино, потерявшее не только свои традиции, но и зрителя.

РГ: Да, пожалуй, редактура того же "Ленфильма" никогда бы не пропустила на экраны фильм уровня "Яиц судьбы".

Рязанов: Какой фильм?! Я о таком даже не слышал.

РГ: А это самый разрекламированный фильм прошлого года. Один из чемпионов проката. Кино утверждает, что идет навстречу зрителям.

Рязанов: На самом деле их развращает. Я с отчаянием смотрю на то, как из нашего кино уходят такие понятия, как художественный образ, идея, сочувствие, милосердие, одухотворенность. А испарившись из кино, они уходят и из сознания людей. Режиссеры старшего поколения - Глеб Панфилов, Петр Тодоровский, да и я тоже - чувствуют себя отодвинутыми от кинопроцесса. Не нужны наши знания, опыт. И зрители теперь судят о кинематографе по чудовищным сериалам, напоминающим плохую самодеятельность.

РГ: Возвращаясь к судьбе "Ленфильма", хочу напомнить, что этот случай утраты национального достояния далеко не единственный. Мы лишаемся усадьбы Архангельское…

Рязанов: Это действительно ужас. Я там не раз снимал - и на территории этой дивной усадьбы, и в театре Гонзаго. Эти места дороги каждому москвичу, да и всем россиянам. И то, что эти сокровища будут принадлежать очередному толстосуму, опять-таки нельзя назвать иначе, чем национальной катастрофой.

РГ: Если можно продать "Ленфильм" и Архангельское, то почему не продать Большой театр или Кремль. Какие отели можно было бы открыть в Кремле, какое варьете устроить в Большом!

Рязанов: С точки зрения нашего бизнеса это было бы последовательно. В том и беда, что такие акции, как с "Ленфильмом", не только сами по себе преступны по отношению к нашей истории и культуре, но и открывают дорогу к новым преступлениям. Это низведение высокого искусства к ширпотребу. Это - прецедент.

РГ: На месте "Ленфильма" предполагают строить бизнес-центры и элитные дома - там дорогая земля…

Рязанов: И она, с точки зрения бизнеса, должна приносить прибыль. Но в том и дело, что есть вещи, которые не должны приносить денежную прибыль. Потому что они приносят другую прибыль - не материальную, а духовную. Ее никакими деньгами измерить нельзя. Это земля, которая имела отношение к Козинцеву, Москвину, Хейфицу, Юткевичу, Эрмлеру, Герасимову, Венгерову, Шостаковичу, Авербаху, Кошеверовой, Герману, Мельникову… Здесь снимались фильмы, которые делали славу нашему кино. Это место, как говорили прежде, "намоленное". Оно связано не только с прошлым - от него тянутся нити в сегодня и в завтра. Все это разорвать - конечно, это преступление перед нацией. К тому же и обнародованная сумма, за которую покупают "Ленфильм", смехотворна: таких денег стоит хорошая квартира в центре Москвы или особнячок в Подмосковье. Одна только коллекция картин "Ленфильма" стоит в десятки раз больше.

РГ: Почему, теряя "Ленфильм", молчит Союз кинематографистов?

Рязанов: Не знаю. Я к этой организации больше не имею отношения. Союз кинематографистов допустил изгнание Музея кино, который был выброшен на улицу. Но я еще раз хочу подчеркнуть: существуют священные чувства по отношению к прошлому. Они позволяют нам ощущать себя его наследниками, хранителями национального культурного достояния. Ведь страну объединяет не только единство площади проживания и язык. Ее объединяет культура, скрепляющая прошлое с настоящим. Отдавать эти всенародные чувства на поругание для того, чтобы богатели бизнесмены, - это значит лишить страну будущего.